65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+18° ветер 6 м/c
14 июня
Понедельник

Общество

Мифы и реальность флотского правосудия

Признание обвиняемого - и сегодня остается "царицей доказательств". Лучшего памятника себе прокурор Вышинский и все сталинское правосудие не могли бы и придумать

Приговор, вынесенный контр-адмиралу Мореву и еще двоим офицерам штаба ТОФ, обвиненным в хищении флотского оборудования, вступил в законную силу. Кассационная инстанция внесла в первоначальный приговор лишь малозначительное изменение. У флотских судей, призванных БЕСПРИСТРАСТНО взглянуть на обстоятельства этого дела, вникнуть В СУТЬ жалоб подсудимых и доводов защиты и КРИТИЧЕСКИ оценить результаты работы своих коллег из Владивостокского гарнизонного суда, явно не хватило на это мужества. Хотя, возможно, у них просто была ДРУГАЯ задача.

14 ноября военный суд ТОФ рассмотрел кассационные жалобы по делу о хищении прибора N 1 морской радиолокационной станции (МР 123-02). Напомним, что этот скандальный процесс завершился в конце апреля. Старшие офицеры одного из отделов радиотехнического управления (РТУ) ТОФ капитан 2 ранга Чичайкин и капитан 1 ранга Биков получили по 5 и 6 лет лишения свободы соответственно, начальник РТУ контр-адмирал Морев - 8 лет. Все - с лишением офицерских званий и конфискацией имущества.

Все они обжаловали приговор суда первой инстанции Виктор Чичайкин и Вадис Биков и их адвокаты просили о снисхождении. Владимир Морев и его защита требовали полного оправдания. Несмотря на разные цели, аргументы у них были общие: в основу приговора легли доказательства, которые нельзя считать достоверными и законными, поскольку следствие, проведенное военной прокуратурой Владивостокского гарнизона, допустило нарушения закона при их сборе. Однако гарнизонный суд даже не засомневался в этом и вынес необоснованное и, стало быть, необъективное решение. Справедливость подсудимые надеялись найти в суде кассационной инстанции. Увы... Трибунал тоже был непреклонен: "приговор соответствует обстоятельствам дела", "все ссылки и заявления адвокатов - голословные", "оснований для снижения сроков нет". Единственное, во что судьи сочли возможным внести поправку, - снизить меру наказания Владимиру Мореву в части обвинения в злоупотреблении полномочиями. Нелепая давнишняя история с хищением бульдозера, которую контр-адмиралу явно припомнили для пущей "злостности" и "неоднократности", закончилась изменением формулировки "крупный ущерб" (ч. 3 ст. 285) на "существенный вред" (ч. 1). В результате два года лишения свободы заменили на штраф в 100 "минимумов", оставив Мореву 7 лет общего режима.

Анатолий Пышкин, адвокат: "Честно говоря, мы ожидали ТАКОГО результата - в пользу этого говорили все предшествующие события и тенденции. Но все равно до последнего у нас оставалась надежда, что возобладает разумный и честный подход к делу. К сожалению, этого не случилось. Разум в этот день сюда не заходил..."

Я согласна с известным адвокатом и правозащитником. Достаточно назвать ОСНОВНОЙ постулат, которым судьи аргументировали свое решение: главное доказательство вины подсудимых - явки с повинной. Они признались, а КАК, КОГДА и ПОЧЕМУ это было сделано, не имеет значения. Естественно, никакого значения уже не имели и прочие доводы, названные "голословными". Даже такой безусловно "хорошо одетый", как оценка причиненного ущерба (от нее в значительной мере зависела степень наказания). Все адвокаты, отчасти повторяя друг друга, твердили: ущерб оценен как значительный неправомерно. Потому что в результате хищения не наступили тяжкие и непоправимые последствия: прибор N 1 остался в собственности государства, причем ни следствие, ни суд так и не смогли выяснить его истинную стоимость. Более того, обвинение умудрилось еще раз продемонстрировать этот свой промах: прокурор предъявил суду три новых справки, свидетельствующие, что оценить стоимость прибора... нет возможности. Всего же таких справок с противоречивыми суммами теперь в деле 6 (!) штук. Но на решение суда это не повлияло...

Не возымели действия и призывы адвокатов адмирала Морева и его жены, выступавшей в суде в качестве защитника, разобраться-таки, ЧТО на самом деле нашли в контейнере на таможне в августе 1999 года (с этой находки и стартовало уголовное дело), ГДЕ находится якобы похищенный прибор и ПОЧЕМУ суд не пожелал его осмотреть и просто убедиться, что ОН ВООБЩЕ СУЩЕСТВУЕТ. Нина Морева продолжает настаивать на том, что флотские УФСБ и прокуратура раздули это дело, сфальсифицировав большинство документов и других доказательств потому как объекта преступления НИГДЕ НЕТ. И требует выяснить, что с ним происходило и куда он делся (а заодно и куда исчез неустановленный следствием покупатель-провокатор по имени Алик). Это трудно, но возможно. Однако документы, подтверждающие доводы защиты, трибунал к рассмотрению не принял.

Очень емко и горько выразил все эти противоречия, сомнения и нестыковки осужденный Владимир Морев: "Мифический Алик, мифический прибор, мифические цены. Реален только приговор..."

Слово защитника

Татьяна Ощепкова

Поделиться:

Наверх