71,40 ↑ 100 JPY
10,96 ↓ 10 CNY
77,73 ↓ USD
63,78 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+6° ветер 4 м/c
EN
30 марта
Понедельник

Общество

Соблазнитель по имени Алик

Больше всего в новом "адмиральском деле" огорчает отсутствие загадочного покупателя флотского имущества, спровоцировавшего руководство РТУ на преступление

Во вчерашнем номере мы сообщили о начавшемся в военном суде ТОФ уголовном процессе над тремя офицерами штаба флота, в числе которых 47-летний контр-адмирал Владимир Морев. Как заявил "Н" военный прокурор ТОФ Валерий Сучков, прокуратура свое мнение по поводу преступления, вина в котором предъявлена подсудимым, изложила в обвинительном заключении, и теперь слово только за судом. До вынесения приговора - никаких комментариев. Как утверждает защита, методы, которыми пользовалось следствие при сборе доказательств, не всегда соответствовали законам, и значит, есть повод сомневаться в достоверности таких доказательств. Разумеется, разбираться во всем этом - исключительная компетенция военного суда. Мы же хотим рассказать, о каком, собственно, преступлении идет речь.

Соблазнитель по имени Алик

Начальник радиотехнического управления (РТУ) ТОФ Владимир Морев и два старших офицера РТУ Виктор Чичайкин и Владимир Биков (сейчас все от должностей отстранены) обвиняются по двум статьям УК РФ: 160-й - присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, и 285-й - злоупотребление должностными полномочиями. Как сказано в обвинительном заключении, "Морев, по предварительному сговору с Чичайкиным и Биковым, в период с февраля по 7 июля 1999 года похитил прибор N 1 радиолокационной станции МР-123". А в период "с мая по 4 июля 1997 года Морев из корыстной заинтересованности использовал свои служебные полномочия, выразившиеся в хищении бульдозера"...

Напомним, что часть радиолокационной станции обнаружила владивостокская таможня (см. "Н" за 27 августа 1999 года) при попытке ее незаконной перевозки во Вьетнам. Следы привели в РТУ, откуда прибор N 1 оказался украден и продан. Что интересно, ни транспортная прокуратура, расследовавшая дело по факту отправки военного оборудования за границу, ни военная прокуратура, разбиравшаяся с его кражей, покупателей-контрабандистов так и не выследили. Как сквозь землю провалились. Но ведь были. Иначе никакого дела и не возникло бы.

В начале прошлого года командующий ТОФ издал приказ о передаче МР-123, стоявшей на балансе воинской части в районе Партизанска, факультету военного обучения ДВГТУ. Морев подписал документ, разрешающий поставку станции вузу. Исполнение было возложено на Чичайкина и Бикова. В это же время при разборке адмиральского катера выяснилось, что прибор N 1 аналогичной МР-123, подлежащей списанию, находится в хорошем рабочем состоянии и его можно использовать. Морев предложил подчиненным не везти громоздкий аппарат (4 м высотой) из Партизанска, а взять такой же с катера, стоявшего во Владивостоке. Однако вместо этого, как явствует из материалов дела, к Бикову обратился "НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ СЛЕДСТВИЕМ ГРАЖДАНИН ПО ИМЕНИ АЛИК", который предложил офицеру продать прибор ему. В июне 1999 года, по версии обвинения, Биков сторговал прибор N 1 таинственному "Алику" за $ 3 тысячи, а затем поделил их по-братски на троих - по "штуке" себе, Чичайкину и Мореву...

Такова фабула дела. Владимир Морев факт участия в хищении и получения денег отрицает. Увы, против него играют его же первоначальные показания - так называемая явка с повинной, в которых он этот факт признавал, а также то, что он вернул тысячу долларов. Почему он так поступил? Якобы, назначенный следствием адвокат (потом от его услуг отказались) уговорил адмирала поступить так, обещая, что после этого дело автоматически закроется. Защитник Морева Анатолий Пышкин утверждает, что дать такие показания его подзащитного вынудили незаконными методами. Что интересно, каперанг Владимир Биков, тоже написавший явку с повинной и активно способствовавший раскрытию преступления, в своих признаниях ни разу не упомянул имя Морева. Обвинение против него большей частью строится на показаниях каперанга Виктора Чичайкина.

Обращают на себя внимание нестыковки в определении нанесенного ущерба. Следствие настаивает на "хищении в крупном размере". При этом про украденный бульдозер, например, пишется так: "... обвиняется в хищении бульдозера стоимостью 123 345 рублей 50 копеек и причинении материального ущерба в размере 201 рубль 40 копеек" (?). Стоимость аппаратуры тоже "зашкаливает": в постановлении о привлечении Морева в качестве обвиняемого следователь указывает, что прибор N 1 стоит 10,8 млн рублей, а в обвинительном заключении уже 6,127 млн рублей. В то же время в "Перечне цен на изделия по номенклатуре РТУ ВМФ" на конец 1998 года названа вообще смешная стоимость прибора - 7,5 тысячи рублей. По данным РТУ ВМФ, станция МР-123 в полном комплекте стоит всего порядка 80 тысяч рублей. Так сколько же? Непонятно. Адвокат Пышкин заявил, что будет ходатайствовать перед судом о назначении экспертизы по установлению истинной стоимости похищенного прибора и, стало быть, нанесенного ущерба - раз следствие этого не сделало. Мы будем внимательно следить за ходом судебного разбирательства и сообщим об его итогах.

Поделиться:

Наверх