65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 3 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Прощай, Россия

Еще со времен путешествия Радищева из Петербурга в Москву у российских писателей появилась привычка дорожного бытописания. Вспомним Чехова, совершившего поездку на Сахалин. Солженицин, вернувшись из США, проехал на поезде из Владивостока до столицы, останавливаясь по пути там, где считал нужным. И в этой тяге к путешествию по родным просторам есть глубинный смысл. Может быть, вообще - ни узнать, ни понять свою родину и происходящее с ней нельзя иначе, кроме как колеся по ее дорогам, вглядываясь в нее и ужасаясь увиденному...

Прощай, Россия

В новом веке от нынешней РФ останется только территория, ограниченная пределами Золотого Кольца, а Сибирь и Дальний Восток поделят между собой Китай и США

Смерть японца

Ремарка. Автор этих строк ни в коей мере не относит себя к таким величинам, как Антон Павлович или Александр Исаевич, и уж тем более не претендует на роль советчика высшей государственной власти, которую пытались приписать вермонтскому изгнаннику. Это скромная попытка некоего обзора российской действительности без претензий на глобальность и абсолютную истину, попытка взгляда изнутри того класса, который является самым многочисленным в стране, о счастье которого так пекутся народные благодетели. Некоторая железнодорожная специфика, через призму которой идет повествование, объясняется профессиональной деятельностью автора, позволившей ему объездить почти всю Россию и побывать в странах СНГ. Двумя словами - "окопная правда".

Я слышал байку о японском бизнесмене-миллионере, умершем от инфаркта после поездки на поезде "Россия" из Владивостока в Москву. По крайней мере, сообщение в прессе об этом случае в годы перестройки имели место. Впечатлительного японца смертельно взволновали увиденные в окне поезда российские просторы, природные богатства, и в то же время - чудовищная безхозяйственность и нищета народа, проживающего на этих просторах. Японское сердце этого кошмара не выдержало: одно дело - умозрительное разглядывание географических карт и чтение экономических справочников, совсем другое - увидеть все это воочию. Но нам не привыкать. Поэтому взглянем на карту России и проедем по ней, не рискуя отправиться на тот свет.

Азиатская пустыня

Досье "Н". Территория РФ - 17 095 400 кв. км. Население - 145 млн человек. По данным Госкомстата, в Западной Сибири проживает 15 млн человек, в Восточной Сибири - 9 млн, на Дальнем Востоке - 7,2 млн. Эти 31,2 млн россиян проживают, в основном, вдоль обозначенных на карте черных ниточек железных дорог (на ж\д атласах - красные). Россыпи названий на остальной площади карты (я имею в виду ее азиатскую часть) в реальности мало что значат. Вдоль рек и на морских побережьях еще теплится жизнь, а остальные гигантские площади пустуют. Не будем говорить о демографической ситуации, но геополитическая оптимизма явно не внушает.

Внешний вид населенных пунктов (исключая большие города и бамовские новостройки) заставляют напрочь забыть о том, что на дворе XXI век. Те же ветхие избы, трухлявые сараи, покосившиеся заборы, что и в XIX-м. Вроде бы знакомая картина. Такую можно увидеть и по месту жительства, не надо никуда ехать. Но в том то и дело, что когда подобные пейзажи наблюдаются на протяжении тысяч и тысяч километров, а по времени - от рассвета до заката, то в ужасающей четкости проявляется вся масштабность трагедии, постигшей эти края. Это слишком даже для русского человека. Телесюжеты о разбомбленных чеченских поселках вполне могут служить иллюстрациями той разрухи, что царит на некогда работавших предприятих. Они РАЗВАЛИЛИСЬ в самом буквальном, физическом смысле слова. Глядя на все это, становится жутко, как будто попал в ту самую Зону, описанную Стругацкими в "Пикнике на обочине".

Конечно, есть исключения в виде редких работающих предприятий, но даже они - не из разряда счастливых. Вне больших населенных пунктов это, как правило, лесодобывающие и лесообрабатывающие предприятия. Да, они дают возможность заработать и выжить тем, кто на них работает. Но весь лес уходит за границу. Задумайтесь: леса продается огромное количество, на корню стоит низмеримо больше, а люди, живущие в этом самом лесу и его добывающие, ютятся в домишках, более похожих на деревенские сортиры. Казалось бы, можно терема боярские отстроить для всего населения страны без особого ущерба для лесного хозяйства. Но не строят. Впрочем, было бы неверно все мазать черной краской.

Кто побойчее, тот и терем отстроил, и хлеб с маслом жует. А у кого теремов нет, те уже не ругаются, терема им не нужны, как, впрочем, и все остальное. Они не хлеб жуют - они пьют горькую. Люди пьют вместо работы, не только от того, что работы нет. Работой является само питие. Сейчас для них это такой же нормальный жизненный фактор, включенный в ритм существования, каким раньше являлась трудовая занятость.

Где живем, там и воруем

Но самое большое потрясение испытываешь при виде многочисленных беспризорников. Это не городские беспризорники, зачастую опереточного вида, которых мы привыкли видеть в вагонах электричек и в подземных переходах. Про наших городских мы почти без сомнения можем сказать, что они вряд ли лягут спать голодными - город худо-бедно подаст. По всему Транссибу буквально на каждой станции стучат в двери вагонов маленькие попрошайки. Они не просят денег - им нужно съестное, чтобы накормить не только себя, но и братьев-сестер и безработных, вечно пьяных родителей. Беспризорные дети при живых родителях - это феномен новой России. Многие из них выглядят так, что если бы не видел сам, не поверил бы никогда. Черные, потому что ночуют в угольной яме при котельной. Покрытые слоем паразитов. Истощенные настолько, что заставляют вспомнить кадры кинохроники о нацистстких лагерях смерти. Они просят подаяние и свинчивают все, что свинчивается. Железная дорога кормит отверженных не только легальным, но и криминальным способом.

Настоящие диверсанты не смогли бы причинить столько вреда, сколько свои отечественные "металлисты". Воровство металла на железной дороге и вокруг нее давно стало семейным бизнесом. Как и разграбление грузов. Хищения в этой сфере были во все времена, но сейчас это похоже на сюжеты американских вестернов об ограблении поездов. Зафиксированы случаи, когда организованные банды не просто вскрывают контейнеры и вагоны и похищают часть груза - контейнеры сейчас пропадают полностью, а из вагонов груз вывозят машинами. Более того - стали исчезать груженые вагоны. Конечно, их потом находят, но уже порожние. Что дальше? Пропажа целых составов, что до недавнего времени наблюдалось только в Чечне? Понятно, что в столь масштабных экспроприациях дело не обходится без двурушных чиновников, которые кое-где у нас порой... А исполнитель - тот самый бывший пролетариат, ставший люмпеном. Он как своеобразный динамит, используемый во всех революциях, переворотах и гражданских войнах.

Ползучая оккупация

Многочисленные встречи с людьми, беседы позволяют сделать вывод: на бытовом уровне, еще до отставки Ельцина, с мыслью о возможном отторжении от России Сибири и Дальнего Востока жители этих регионов не то чтобы смирились, но как-то свыклись. И если будущий президент не сменит государственный курс, то распад произойдет непременно. Достаточно просто развить и углубить современные тенденции - и разделение труда между Россией и развитыми странами произойдет окончательно. Совершенно ясно, какая часть достанется России.

Еще в 1904 году французский предприниматель Лойк де Лобель, делегированный американскими дельцами, ходатайствовал о предоставлении американскому синдикату концессии на постройку Сибирско-Аляскинской железной дороги. Маршрут намечался от Канска через Киренск, севернее Байкала, - на Якутск и далее, через Колыму, - на Чукотку, к Берингову проливу. Предполагалось соединить ее с железнодорожной сетью США с помощью тоннелей под проливом. В обмен концессионеры просили совсем немного: разрешить в течение 90 лет пользоваться всем, что будет найдено в 25-верстной полосе земли вдоль дороги. Проект был отклонен как несвоевременный. Но 90 лет спустя он без шума и рекламы стал осуществляться.

Начало маршрута немного другое - ведь уже построен БАМ. Кстати, по последним оценкам специалистов, в его районе сосредоточено не меньше одной трети разведаных на конец ХХ века мировых запасов газа, нефти, угля, золота, платины, железной руды. Новая дорога уже построена из Нерюнгри на Алдан, следующим будет Якутск. Возникает вопрос: откуда у государства с полуживой экономикой деньги на столь масштабное строительство? А ведь еще и новый мост через Амур в Хабаровске воздвигнут, и современная автомагистраль строится, которая в скором времени сделает возможным нормальное трансроссийское автомобильное сообщение. Железная дорога, о которой идет речь, до недавнего времени была единственной, построеной после 1991 года. Другая, построенная совсем недавно, дает совершенно ясное представление о назначении этих дорог и источниках средств для их постройки - это рокада в обход Чечни, по которой везут каспийскую нефть на экспорт. Если в начале ХХ века концессионеры собирались тратить на прокладку дороги для доступа к богатствам российской колонии собственные деньги, то сегодня мы строим ее на свои кровные, но вывезенные за рубеж и нам же выданные под видов кредитов, которые придется отдавать с процентами. Такая вот схема финансирования.

Бесспорно, новые дороги - это прогресс. Несомненно, в XXI веке трасса Восток-Запад будет построена. На слуху будут названия таких городов, как Алдан, Якутск, Уэлен. Уэлен, в настоящее время имеющий статус поселка городского типа, станет крупным промышленным городом вроде Владивостока и будет успешно с ним конкурировать.

Три России

В российской Азии очень остро переживают возможность распада империи, несмотря на отвратительное отношение центра к этому региону. Другая картина наблюдается сразу же за Уральским хребтом. Он вообще служит водоразделом не только в визуальном плане, но и в менталитете. Как будто это две разные страны. Конечно, и в Центральной России хватает бедности и убожества, но эти бедность и убожество на порядок выше, если можно к ним применить такой критерий. И домики здесь повеселее, и грязь погуще, и мыслят здесь иначе. Народ, конечно, переживает на уровне бытового патриотизма за матушку-Расею, но видится она им со своей околицы не в таком уж глобальном масштабе. Видимо, сотня лет активной колонизации восточных земель - это недостаточное время для осмысления народным сознанием их неразрывной собственности и неотъемлемости. Все материальные ресурсы, получаемые из этих колоний, воспринимаются как данность, их просто не замечают, считая чем-то само собой разумеющимся. Поэтому потеря трех четвертей территории не видится им такой уж большой драмой.

Другой край России - Калининградская область. Здесь если о чем-то таком говорят и думают, то очень спокойно. Горячая патриотическая риторика - только видимость. У всех перед глазами пример Прибалтики и почему-то (это уже местный феномен) Восточной Германии. Национальных гонений не боятся, к возможной ассимиляции относятся спокойно и считают, что экономически однозначно выиграют. Общественное мнение склоняется к мысли, что область отойдет от России в любом случае, даже если страна не развалится на Востоке. О желательности такого исхода говорят многие и даже мечтают о скорейшем свершении де-юре того, что произошло, как им думается, де-факто.

Таким образом, продолжая свою колониальную политику, Москва рискует остаться столицей страны, ограниченной Золотым Кольцом. Так называемые патриоты-державники видят свой патриотизм в том, чтобы удержать колонии любой ценой. Они не хотят, чтобы их грабили иностранцы, но лишь потому, что хотят грабить их сами, не заботясь о развитии этих территорий.

Но есть основания полагать, что не так уж глупы московские мудрецы у власти. Они прекрасно знают такую науку - историю, и наверное, впервые в истории (сенсация!!!) решили учесть один из ее основополагающих законов, который гласит: "Все империи разваливаются!" Тогда зачем вкладывать средства в то, что скоро станет не твоим? 115 млн человек населения - вполне достаточно для нового государства, имеющего восточную границу на Урале. Оставить имперские замашки, заняться реальным делом и стать цивилизованной европейской страной - вполне достойная цель и хорошая цена за потерю колоний. Однозначно, что без них Россия лишится монструозности. Европа будет только рада помочь ей остановить южную экспансию. Такую прокладку Запад будет готов поддерживать всемерно. А если кто-то предполагает, что Россия не выживет без колониальной подпитки, тот совсем уж законченный пессимист.

Великобритания, лишившись почти всех заморских владений, не умерла с голоду. Северная Америка, Новая Зеландия, Австралия процветают без ее протектората. Население этих стран вовсе не считает себя англичанами, хотя и говорит по-английски. По большому счету, мы, потомки переселенцев и сами переселенцы, - тоже давно уже не гомо советикус и не "дорогие россияне". Мы - сибиряки и дальневосточники. Только наше положение хуже, чем у европейских колонистов. Те освобождали для себя новые земли от местных аборигенов и не имели особой внешней угрозы на момент обретения колониями независимости. Про нас так сказать нельзя.

Мы можем оказаться в положении тех самых аборигенов. Но такой вариант возможен только в случае, если китайская экспансия будет преобладать над американской. Американцы ведь тоже не дураки: угрохать сотни миллиардов долларов на холодную войну и отказаться от сладких плодов победы? Следует утешать себя мыслью, что штатовские стратеги достаточно дальновидны, чтобы поддержать местное население как противовес китайским соседям.

А что касатся Приморья и конкретно Владивостока, то здесь тоже не все так плохо. Скорее даже хорошо, а если не позволить китайцам осуществить проект "Туманган", то даже отлично. В XXI веке мы, скорее всего, станем городом-космополитом, городом-конгломератом, и вовсе не обязательно, что русскоязычное население будет преобладающим.

Первая, российская, фаза колонизации восточных земель закончилась. Империя умирает. Начинается вторая фаза. Учите языки, господа. Особенно пригодятся английский и китайский.

Владислав Васильев

Поделиться:

Наверх