65,26 ↓ 100 JPY
11,22 ↑ 10 CNY
71,83 ↑ USD
64,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 4 м/c
16 июня
Среда

Общество

Мы его не потеряли

"Боли я почти не помню. Помню только, что пытался выпавшие внутренности обратно затолкать. И как друзья сказали: "Лучше потеряй сознание..." Спокойная улыбка, открытый взгляд - не верилось, что неделю назад этот симпатичный молодой человек был даже не на грани жизни и смерти, а за ней. Став жертвой жестого нападения и получив тяжелейшие ранения, Вячеслав Р. потерял шесть (!) литров крови. Шансы выжить у него были равны нулю...

Мы его не потеряли

Владивостокские хирурги вернули к жизни человека, вся кровь которого бултыхалась в брюшной полости

Вячеслав поступил в "1000-коечную" в ночь с 5 на 6 декабря. В 4.10 он был на операционном столе, а в 4.25 бригада опытнейших хирургов приступила к операции. Пострадавший продолжал терять кровь: ему наносили удары в брюшную полость, у Вячеслава было сквозное ранение двенадцатиперстной кишки, ранение толстой кишки. Но, что самое страшное, пострадала полая вена - один из самых крупных "кровопроводов" человеческого организма.

Борис Антонович Сотниченко, профессор, завкафедрой хирургии ДВМУ, хирург высшей категории: "За всю мою многолетнюю практику таких серьезных случаев было порядка тридцати, и не все из них, увы, заканчивались благополучно. Полая вена - она, как женщина: требует большой деликатности. И, как всякая настоящая женщина, очень коварна. Судите сами - при диаметре в 3,5-4 см она имеет толщину папиросной бумаги, ну, может, чуть поплотнее. И для того, чтобы восстановить ее, нужен не только огромный опыт хирургов, но и выдержка, и сосредоточенность, и способность принимать верные решения. Ведь врачи с меньшим опытом в ситуации Вячеслава могли бы просто развести руками..."

Борис Антонович был вызван из дома часа за полтора до окончания операции. Именно он привел в порядок злополучную полую вену, на что времени ушло более часа - продольная рана сосуда была длиной 4 см. Ушивалась вена специальным шовным материалом - сосудистой нитью, впаянной в иглу. Вячеславу, которому в его ситуации могли помочь только чудо, кровезаменители и суперврач, повезло. Потому что Сотниченко можно без всякого преувеличения назвать суперспециалистом: огромная практика спасения больных с аналогичными травмами, научные статьи, опубликованные в центральных российских хирургических журналах - опыт владивостокского врача используется хирургами всей страны. То, что Вячеслав Р. сегодня жив, его прямая заслуга.

И, конечно, не только его. Силами одного хирурга, пусть и опытнейшего, вырвать у смерти обескровленного человека было бы невозможно. Невозможно было бы сотворить то, что для нас, обывателей, выглядит чудом. Для хирургов тысячекоечной - Елены Гурбиной, Александра Степуры, Михаила Старицына - это была работа. Четырехчасовая, тяжелая, требующая максимальной мобилизации и профессионализма. Во время операции Вячеславу было перелито около 10 литров трансфузионных средств (кровезаменителей). Кроме того, кровопотеря возмещалась собственной кровью пострадавшего, которую он терял на операционном столе. Собиралась специальным черпаком, процеживалась через восемь слоев марли и опять отправлялась в задыхающиеся сосуды. Кстати, переливалась Вячеславу Р. и так называемая "голубая кровь" - один из самых "крутых" заменителей, разработка отечественных ученых. В частности, благодаря ей мозг пострадавшего сохранился неповрежденным. К сожалению, не каждый из пациентов может позволить себе такую роскошь, не говоря уже о муниципальной больнице: 200 мл препарата стоит порядка 4 тысяч рублей. Родные Вячеслава нашли необходимые средства, что, несомненно, сыграло роль в спасении его жизни. А сколько жизней можно было бы спасти, будь в свободном распоряжении врачей такие медикаменты? Пока же в нашей медицине всегда есть место подвигу...

Все четыре часа операции жизнь в обескровленном теле поддерживалась реанимационным оборудованием. За Вячеслава "дышал" аппарат искусственной вентиляции легких. А вот сердце продолжало биться, пусть и очень слабо, сжимая пустые сосуды - более полутора часов артериальное давление не определялось. Пульс прощупывался только на сонных артериях. Критическое состояние, в котором, как утверждают некоторые, сознание (душа?) умирающего мечется под операционными лампами. Или летит к свету в конце туннеля.

Вячеслав действительно выглядит отлично и держится молодцом. Первое, что я спросила у счастливчика: "Что ты чувствовал ТОГДА? И как насчет "света в конце туннеля?"

- Ничего не чувствовал, - ответил он. - Боль была только минут десять, а потом я потерял сознание. И света никакого не видел. Очнулся лишь в реанимации, а как увидел "интерьер", опять отключился. То, что сделали для меня врачи, Борис Антонович, понял только потом, когда мне рассказали. Сейчас чувствую себя нормально, думаю, что в субботу уже буду дома. Кстати, на мне всегда все заживало очень быстро. Когда мне аппендицит вырезали, я домой сбежал на третий день после операции... Изменилось ли мое мироощущение после случившегося? Да нет, я не знаю за собой ничего такого, из-за чего хотелось бы начать новую жизнь. А Борису Антоновичу и другим врачам я действительно теперь обязан.

P.S. Этим людям жизнью обязан не только Вячеслав Р., но многие и многие. Каждый из нас может в любой момент стать их пациентом. И будьте уверены, врачи будут бороться за нас до последнего. Жаль только, что отблагодарить их мы можем только материалом в газете.

Анна Зограф

Поделиться:

Наверх