66,54 ↑ 100 JPY
11,31 ↑ 10 CNY
73,20 ↑ USD
64,56 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 2 м/c
22 июня
Вторник

Общество

Трагедия Восточного берега

"Востоктрансфлот", выставивший на всеобщее обозрение свои страдания, уже, похоже, не вызывает ни у кого былого сочувствия. Сколько можно! Хотя то, что творится в этой компании, должно вызывать ужас. Настоящая трагедия происходит не у стен арбитражного суда и уж тем более не в офисе на Березовой, 25 - она тянется изо дня в день уже полтора года на теплоходе "Восточный берег". И на других судах, брошенных своими преступниками-руководителями на произвол судьбы...

Трагедия "Восточного берега"

Восемнадцатый день душа умершего моряка не может обрести покой - тело его до сих пор не предано земле

Это неописуемый позор и невыразимая боль: две с половиной недели вдова старшего механика т/х "Восточный берег" не может добиться, чтобы тело ее мужа, УБИТОГО равнодушием и жадностью бывшего руководства "Востоктрансфлота", привезли из Китая во Владивосток. Не по-христиански это, не по-людски - так долго не давать похоронить человека. Она уже справила поминки на девятый день, но боится, что и на сороковины у него не будет последнего пристанища. Она ходит по инстанциям ежедневно, но натыкается на стены. Чтобы вывезти труп из Китая, нужно всего-то 10 тысяч долларов, но стены говорят, что денег нет. Так найдите, черт вас возьми! Стармех это заслужил - он сорок лет отдал "Востоктрансфлоту" и умер за него...

Вчера исполнилось ровно 20 месяцев, как "Восточный берег" ушел в рейс. Но если на других вэтэфовских судах, тоже затерявшихся надолго вдали от родины, экипажи менялись, то экипаж "Восточного берега" все эти полтора с лишним года бессменно, как проклятый, тянет горькую лямку вместе со своим теплоходом. Трижды отработаны контракты (шесть месяцев плюс-минус два), честно выполнена работа, но вместо достойной оплаты они получали все это время только обещания, призывы и даже угрозы. В итоге моряки оказались в таких невыносимых условиях, что их можно сравнить только с адом. Этот ад свел в могилу стармеха Михаила Процюка, и если не вытащить немедленно оттуда людей, могут быть еще жертвы.

В январе этого года команда привела "Восточный берег" в китайский порт Тяньзинь, поверив очередным обещаниям Милашевича и Дмитренко расплатиться с ними после ремонта. Последний и единственный раз они получали зарплату в марте 98-го, за полтора месяца. На радостях тогда многие накупили подарков любимым - кто мог знать, что попадут в такой капкан? Потом подарки пришлось продавать, чтобы не подохнуть с голоду. Ремонт давно закончился, но денег они так и не увидели. Мало того, уже полгода они не могут хотя бы уехать во Владивосток - теплоход арестован китайскими властями, потому что ВТФ не рассчитался за ремонт еще и двух предыдущих судов. У людей просто отняли право вернуться домой!

У четвертого механика Игоря Руденко и рефмеханика Михаила Велевецкого за это время родились дочки. Одной уже полтора года, другой - год и три, а они еще ни разу не видели отцов! А их бедные жены с ляльками и матерями-пенсионерками на руках просто голодают. Матрос Паша Ковалев уходил в рейс веселым 19-летним парнем, а сейчас, спустя два дня рождения (8 октября отметил 21 год), это замордованный жизнью старик. Если бы в армию забрали, плачет мать, так и то бы уже дома был...

12 октября из Тяньзиня вернулись четыре женщины - жены, ездившие проведать своих "заключенных". Уезжали окрыленные, а вернулись больные, наревевшиеся, сгорбленные. А одна и вовсе из жены стала вдовой.

Елена Ворошилова, жена старпома Никиты Ворошилова: "Первый раз мы ездили к ним в апреле, и тогда уже обстановка была накалена. Но то, что мы увидели на этот раз, привело нас просто в отчаяние. 29 человек, столько месяцев запертые в железной коробке, без нормальной еды, без медицинской помощи, без денег, без родных, без надежды... Все без исключения больны, некоторые тяжело. Кроме того, у них повальное истощение нервной системы, у всех трясутся руки - они в буквальном смысле сходят с ума. Они уже били капитана и старпома, чуть не задушили боцмана. Их можно понять... Смерть старшего механика многих окончательно выбила из колеи - ведь его можно было спасти..."

Михаилу Васильевичу Процюку было 58 лет, и до этого ада он никогда не жаловался на здоровье. Мастер спорта по самбо, высокий, крепкий мужик, он всегда с легкостью проходил медкомиссию перед рейсом. Вот она, испещренная резолюциями врачей: годен, годен, годен. Как повернулся язык у какого-то робота-управленца заявить сегодня вдове, что "стармех все равно был болен"?! Или для оправдания собственных грехов все способы хороши?

Валентина Процюк, вдова: "Он был сильно простужен еще в апреле, когда я ездила к нему первый раз. Через два дня после моего отъезда его на "скорой" увезли в госпиталь с пневмонией. А при выписке поставили диагноз: туберкулез, экссудативный плеврит, сердечная недостаточность. И предписание врача: не допускать к работе, срочно вывезти на родину с дальнейшей госпитализацией. Но для этого нужны были деньги. Капитан неоднократно посылал радиограммы и факсы во все направления - и во Владивосток, Остапенко, и на Кипр, Милашевичу: "Стармех Процюк выписан из госпиталя недолечившись, так как кончились деньги. Состояние здоровья ухудшается. Прошу обеспечить замену". Но его так и не заменили..."

Мучения стармеха закончились 4 октября. Он умер от инфаркта на руках у жены, которая приехала первого числа. Вообще-то, она должна была приехать с остальными женщинами 5-го, но муж срочно вызвал ее раньше - боялся, что не успеет повидать. Невозможно передать горе этой женщины: она неделю сидела в Тяньзине, ждала, что фирма перечислит деньги и они вернутся домой вместе. Не дождалась. Заплатив 100 юаней задатка, она оставила тело в морге и поехала во Владивосток в надежде добиться помощи. Добилась только накопления долгов: за хранение тела китайский морг берет 500 юаней в сутки - уже 9 тысяч "натикало" (поверьте, это до черта: 100 долларов = 887 юаней).

Ее боль "озвучивает" подруга, которая ходит с ней повсюду, - сама Валентина Петровна просить не может, сразу начинает плакать. Но ни ее слезы, ни горькие слова не могут пробить стену непонимания: у нынешнего руководства денег нет, платить должно бывшее. Но ведь до Милашевича на его Кипре и вовсе не достучаться. Неужели нельзя найти выход - скинуться, занять, поискать в закромах, чтобы вывезти тело и достойно проститься с ним сейчас, а потом уже выставлять счета истинным виновникам? Разве можно так издеваться над человеком?

Из Тяньзиня моряцкие жены привезли кассеты с записью переговоров экипажей "Восточного берега" и "Туркменистана" - там примерно такой же ад. И еще обращение моряков-заложников к бывшему и нынешнему руководству "Востоктрансфлота": "Мы поддерживаем состояние судна, но кто поддержит наше состояние? На борту нет ни одной таблетки аспирина, ни одного флакона йода, пучка ваты или бинта. Заболеть страшно - станешь или инвалидом, или трупом. Продуктов осталось на 5-7 дней, откуда им взяться, если второй год нет денег? При этом мы не потеряли человеческого достоинства, не растаскиваем и не продаем судовое имущество, несем вахты, каждый отвечает за свое дело. Но всякому терпению приходит конец: если судно продадут, но не выплатят долги по зарплате, люди готовы на все, даже повторить подвиг крейсера "Варяг". Мы откроем кингстоны и затопим теплоход. Нам здесь уже не до патриотзма..."

Татьяна Ощепкова

Поделиться:

Наверх