65,54 ↓ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,67 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+12° ветер 0 м/c
24 июня
Четверг

Общество

Побег из плена

Промозглая осенняя ночь. Желтое море. Два ободранных российских траулера, прижавшись друг к другу, как тайные любовники, малым ходом покидают спящий южнокорейский порт. Вдруг темнота взрывается истеричными вспышками прожекторов, воем сирен, трескотней моторов полицейских катеров и грозными криками в рупор на настоящем корейском, плохом английском и совсем отвратительном русском: "Стоять! Стрелять будем!" Гордые российские траулеры останавливаться и не думают. Начинается погоня с безуспешными попытками взять суда на абордаж. Но русские не сдаются!

Побег из плена

Два владивостокских траулера с боем прорвались из-под ареста в Пусане на родину

Совсем еще молодые (6-7 лет) СРТМы "Капитан Чернов" и "Технолог Саркисов" в разгар приватизации в результате финансовых махинаций отошли в числе 12 судов к АО "Дальморе" - бывшему хозрасчетному подразделению ВБТРФ. В июле прошлого года решением Ленинского районного суда эту сделку признали незаконной, и суда велено было вернуть ВБТРФ. Судебная тяжба затянулась до декабря, пока точку в ней не поставил Верховный суд. Тем временем три СРТМа, отправленные на ремонт в Южную Корею - "Чернов", "Саркисов" и "Тунгор" (последний угнали прямо из-под носа у судебных приставов), успели там арестовать - "Дальморе" не столько работало, сколько брало в долг. Над судами нависла угроза продажи.

Целый год ВБТРФ судилась с корейской стороной и наконец договорилась с основным кредитором, что забирает суда и постепенно погашает часть "дальморевского" долга. Заявитель отозвал свои претензии, но оказалось, что на суда уже наложил арест другой, более крупный кредитор - либерийская компания "Фолкленд Инвестментс" (по некоторым данным, в числе учредителей - беглый ныне гендиректор ВБТРФ Владимир Никитенко. - Ред.). Пока хозяева приходили в себя, 24 июня этого года СРТМ "Тунгор" успели продать с аукциона в Пусане. А недавно стало известно, что на 28 сентября назначен аукцион по продаже "Капитана Чернова" и "Технолога Саркисова"...

Кирилл Еловский, зам. арбитражного управляющего ВБТРФ: "Нам ничего не оставалось делать, как поторопиться с их выводом в Россию. Да, мы воспользовались юридическими ошибками, допущенными кредитором, но сами никаких нарушений при этом не допустили. С помощью корейской фирмы "Навигатор" оформили СРТМы в установленном порядке, 20-23 сентября в Пусан вылетели два наших экипажа по 13 человек и забрали их на совершенно законных основаниях. Называть нас пиратами и обвинять в угоне СОБСТВЕННЫХ судов никто не имеет права..."

Погоню за беглецами послали эмиссары "Фолкленда", с самого начала настороженно наблюдавшие за действиями русских и прослушивавшие все переговоры на УКВ-каналах. Они, по сути дела, ввели корейскую морскую полицию в заблуждение, заявив об угоне судов якобы неизвестными лицами. Наши же капитаны получили от своего руководства твердое указание: никого постороннего на борт не пускать, идти курсом на Владивосток! Выполнить ТАКОЕ задание - даже и без преследования - смогли бы только настоящие русские моряки...

Виктор Петрушечкин, капитан СРТМ "Технолог Саркисов": "Суда простояли больше года без экипажей, без движения, обесточенные. Для корабля это смерть. За двое суток наши механики сумели сделать то, на что судоремонтному заводу понадобился бы месяц, - они отремонтировали все механизмы и оживили траулеры..."

Около полуночи 25 сентября, когда отход уже нельзя было откладывать, запустить двигатель смог только "Капитан Чернов". Ошвартованного лагом (бортом) к нему "Саркисова" закрепили концами, и так, в обнимку, они и вышли на рейд, где их встретила морская полиция Пусана.

Павел Стеблин, капитан СРТМ "Капитан Чернов": "Катера портконтроля окружили нас, требуя немедленно остановиться. Сирены воют, прожектора мечутся, полицейские орут на всех языках, что будут стрелять. А мы идем. Они сопровождали нас с угрозами до выхода из порта. За это время "Саркисов" сумел-таки запустить машину, но до самого конца мы так и шли привязанные, большую часть пути пришлось тащить его на буксире..."

За воротами порта беглецов встретили катера береговой охраны и сторожевой корабль. Они тоже пригрозили открыть огонь, но так на это и не решились. Впрочем, нашим морякам и без стрельбы мало не показалось - катера носились вокруг СРТМов, как дурные, норовя пришвартоваться на ходу и высадить десант. Но это у них не вышло: сейнеры проявили просто чудеса маневрирования, а выставленные по бортам люди - чудеса храбрости. При этом еще и швартовые концы постоянно рвались, на ходу приходилось забрасывать новые - в любую минуту какая-то из машин могла заглохнуть, а уйти в одиночку им бы не удалось. Экстремальный заплыв продолжался всю ночь: почти четыре часа на черепашьей скорости в 4-5 узлов СРТМы шли 14 миль под дулами автоматов. Только за границей территориальных вод преследователи отстали. А через 15 минут после этого на "Саркисове" опять отказал главный двигатель...

Виктор Липский, стармех СРТМ "Технолог Саркисов": "Если бы нас остановили, хорошо бы это не кончилось. Им надо было любой ценой вернуть суда назад - нашли бы к чему придраться. А капитанам бы точно тюрьму обеспечили. Но мы стояли до последнего - знали, что пароходы эти наши и ВБТРФ они нужны. Кто-то все разбазарил, а люди тут остались без работы. За флот российский стыдно..."

Через четыре дня полуживые, но героические сейнеры пришли во Владивосток. Уже на следующий день после их побега из Пусана корейские газеты пестрели заголовками про "русских пиратов" и "дерзкий угон". По их же сообщениям, почти сразу арестовали агента фирмы "Навигатор", помогавшего им оформлять пограничные и таможенные документы и потому объявленного "пособником угонщиков".

Теперь СРТМы ожидают двухмесячный ремонт и забытые за год рыбацкие будни. Работой будут обеспечены как минимум 100 человек. Если все сложится удачно, "Чернов" и "Саркисов" смогут привозить в Приморье 250 тонн трески в месяц. Поддержку - в виде дополнительных квот - пообещала краевая администрация, чье содействие и помогло, собственно, арбитражному управлению ВБТРФ начать полтора года назад производственную деятельность. Администрация края, надо полагать, не меньше рыбаков заинтересована в том, чтобы флот у нас был и добывал рыбу для Приморья. Потому что это жизнь. Пиратам тут ловить нечего.

Татьяна Ощепкова

Поделиться:

Наверх