65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 1 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Житие несвятых

Скажем сразу - мы никого не судим. Мы - просто люди. И они, как оказалось, тоже просто люди, и весу им добавляют лишь тяжелые рясы, но отнюдь не нимбы. С некоторых пор забавно наблюдать за тем, как владивостокская православная церковь с каждым днем все больше превращается в Карнеги-Холл, в котором что ни день - то новое шоу.

Кто они - посредники между Богом и людьми в Приморской епархии?

На самом деле, шоу началось не сегодня. С развалом соцгосударства церковь металась, не зная, что ей, собственно, делать - то ли радоваться тому, что все бросились повально креститься и ставить свечки, то ли плакать из-за того, что пора переходить на хозрасчет. И главы церкви Начала Реформ походили на винегрет из партийных бонз и добродушных пастырей. Итак, как все начиналось...

Поп-качок

ЕПИСКОП ГАВРИИЛ, он же поп-качок. В начале 90-х стал нашим епископом. Но тогда епархия еще была Хабаровской и Владивостокской, между этими городами он и курсировал на служебной черной "Волге". Но запомнился батюшка не благими делами во имя возрождения и укрепления веры, а занятиями бодибилдингом. Он появился здесь, когда епархия нуждалась в сильной руке, и его рука действительно была очень сильной. Каждый день владыки начинался не только с молитвы, но и с комплекса физических упражнений с гантелями, штангами и гирями. В своей служебной "Волге" он не раз нечаянно отрывал ручки и подлокотники, едва прикоснувшись к ним, а комплект "железяк" всегда возил с собой.

Появление Гавриила в городе окутано мифами. Служители культа шептались, что будучи настоятелем мужского монастыря где-то в средней полосе еще в чине архимандрита, Гавриил "воспитывал" монахов при помощи посоха, за что и был направлен в Хабаровск (и Владивосток) "поднимать" епархию. И поднял-таки... Правда, за это же и пострадал. Дело в том, что в епархии сложилась система взимания епископом мзды с приходов на "накладные и командировочные расходы". Точнее, это был вариант игры в "казаки-разбойники", когда руководители приходов всеми силами скрывали деньги, а епископ должен был их отнимать. В Уссурийске тамошний отец Иннокентий взбунтовался и подбил прихожан не платить дань. "А ну назад, бесноватые!" - рявкнул Гавриил иерихонским басом, и толпа отступила. Иннокентий на этом не успокоился и решил даже перейти под крыло унии или зарубежной православной церкви. Но одумался и отправился каяться перед Синодом. Там и вывалил компромат на Гавриила. По ходу дела выяснилось, что в Хабаровске у Гавриила есть гигантская, нашпигованная церковной утварью и хорошо меблированная квартира, получившая прозвище "церковь на дому". Короче, Гавриилу "поставили на вид". А Хабаровск к тому времени обзавелся самостоятельной епархией, как, впрочем, и Владивосток. Сегодня поп-качок служит епископом Благовещенской епархии...

Другие боссы

АРХИЕПИСКОП НИКОЛАЙ, в миру Николай Скрушко. Первый Приморский и Владивостокский епископ. Родился 71 год назад на Украине. До войны за веру отмотал восемь лет на Беломорканале. Закончил Ленинградскую духовную семинарию и Московскую духовную академию. Был священником в Туле, служил управляющим приходом Московской патриархии в Израиле, в Сирии и в Канаде. В 1990 году получил архиепископа и назначение в наше епархиальное управление. Монах. Женат не был. В начале 1992 года перевелся в Ижевск по состоянию здоровья (по слухам, он оскандалился с покупкой многочисленных японских автомобилей). Приходится дядей отцу Валентину (Мельнику).

Следом за Николаем, которого не особенно любили власти и народ за его загранкомандировки, в епархиальное кресло сел ЕПИСКОП ВЕНИАМИН, в миру Борис Пушкарь. Этот наш, приморский. Родился в Хороле в 1938 году. После окончания школы пошел работать слесарем на Дальзавод. Закончил Московскую духовную семинарию и академию. На протяжении двадцати лет преподавал в семинарии Ветхий завет. Женат не был. Пострижен в монахи в 1990 году. Устраивает и власти, и простых смертных.

Итак, откуда есть пошло современное приморское православие понятно... А теперь давайте повернем кубик и посмотрим на Епархию с другой стороны.

Бизнес-машина

На чем наша православная церковь зарабатывает деньги? По церковному уставу приходу разрешено заниматься любой хозяйственной деятельностью, не запрещенной законом. Первый, самый легальный и простой заработок - это пожертвования и плата за обряды и таинства. В послекризисный период нажиться на пожертвованиях церкви не особенно удается - у народа просто нет денег. На церковных обрядах и таинствах весьма обеспеченный приход зарабатывает в общей сложности 60 тысяч рублей в месяц. Таинство крещения 15 человек пять раз в неделю - 36 000 рублей, венчание трех пар в месяц - 18 000, отпевание четыре раза в неделю - 5600. Как говорят священники, этого едва хватает, чтобы заплатить за свет и тепло. Точнее, из этих денег около 10-15 тысяч тратится на энергию и тепло. (А в Покровском приходе еще и ежемесячно 15 тысяч уходит на уборку территории площадью в 7 га). Остальные деньги расходятся на зарплату работникам приходов и епархии, на святую воду, мирру, благовония, одежды (3,5 тысячи рублей стоит одно парадное одеяние!"), ремонт, внутренние налоги. Небольшой процент приносит продажа книг и икон.

Заработок номер два - свечной завод. В начале 90-х оборудование для изготовления свечей нынешний Покровский приход приобрел у тренера российской сборной по волейболу. На тот момент минизаводик мог производить по сотне коробок с 300 свечами в день. Одна коробка стоила 100 рублей. В месяц на этом зарабатывали около 26 тысяч рублей. Сегодня заводик несколько заглох...

Вот еще заработки. Церковь просит у местных властей квоты на право вырубки леса на определенном участке, выделенном приходу администрацией района, и продает эти квоты другим. Далее - субсидии. Надо хорошо поплакаться властям, и тебе все всегда дадут. Еще церковь может заработать на общепите. В Покровском парке специально для этого строится студенческое кафе, а другие епархиальные священники владеют акциями китайских ресторанов города. Православный крест - подарок отца Игоря - красуется в "Чайном доме по-восточному".

Изгнание демонов

Епархиальные работники невероятно лихо работают кулачками и иногда ведут себя, как заправские взломщики. 1995 год, 27 декабря. Свято-Евсеиевский приход зарубежной православной церкви, располагавшийся тогда на Седанке (теперь здесь женский монастырь), готовился к рождественской елке. Настоятель прихода отец Анатолий Суржик в это время служил в Кавалеровском приходе. В 13.20 к церкви подъехали машины. Как засвидетельствовал позже в своей докладной приходской сторож-кочегар Валерий Лосев, это были монахи епархии под руководством Вениамина. В присутствии сотрудников милиции и прокуратуры Советского района они произвели захват здания прихода. Александр Игнатенко, 24 года, на время захвата служил в церкви и делал свечи: "Их было около 60 человек - монахи с кирками, казаки. Взломали боковую дверь в молельное помещение, затем - в алтарную и принялись за сейф отца Анатолия. Забрали церковные принадлежности, а потом добрались до крестильной комнаты. Наши сторож и староста успели забрать ларец со святым мирром и требник..." Ну не шоу?

Водочка в жизни несвятых

Епархиальные служащие на протяжении последних лет нередко предстают перед общественностью гуляками, пьяницами и нарушителями правопорядка.

Два года назад, в ночь с 13 на 14 января, сотрудники милиции Фрунзенского района на привокзальной площади задержали в нетрезвом виде Николая Чашина, 1974 года рождения, в постриге - отец Сергий. Как свидетельствует составленный милицией общественной безопасности Фрунзенского РОВД майором Костычевым и старшим лейтенантом Каримовым протокол, Чашин срывал двери в торговых палатках. Этот случай стал отличным примером для студента Духовного училища Владимира Серебрянникова, 1971 года рождения. Задержали его на улице Фокина в пьяном виде, "оскорбляющем человеческое достоинство". Владимир благополучно провел ночь во Фрунзенке, а наутро был передан отцу Павлу из Епархии.

А вот история публикуемой сегодня изумительной фотографии. Ризничного Свято-Никольского собора, 21-летнего иеродьякона Никодима, в миру Александра Дрожкина, отправили в августе 1996 года в числе тройки епархиальных служащих на монастырское поле под Уссурийском - копать картошку. Настоятельница тамошней женской обители матушка Варвара оказалась женщиной строгой и заставила прибывших работать с раннего утра до глубокой ночи. Норму божьи люди выполнили, но расслабиться после трудов праведных решили не молитвами, а водкой. Ну, погуляли маленько, потянуло на девок. На окрик старшего "Не расходиться" Никодим снял штаны и продемонстрировал ему свое "пошел на..." таким вот выразительным образом.

Ну а про отца Валентина, в миру Валентина Мельника, вообще надо писать отдельный материал. Живой, красивый, умный, бедовый, он - бельмо в ясном глазу епархии. Родился на Украине в 1968 году. В детстве был крещен. После школы служил в воздушно-десантных войсках на Псковщине. Закончил Московскую духовную семинарию. В 1976 году принял сан. В 91-м по распределению направлен во Владивосток. В течение шести лет - настоятель Покровского прихода. Женат, три дочери. Регулярно засвечивается с каким-нибудь скандалом. Например, четыре года назад во Владивосток привезли икону Георгия Победоносца и после крестного хода определили в часовню Серафима Соровского в Покровском парке. Отец Валентин благополучно закрыл часовню на ключ и отправился на продолжение праздничного банкета в Дом переговоров на Санаторной. Отдохнул там от всей души и напрочь забыл, что утром следующего дня на могиле графа Муравьева-Амурского владыко Вениамин должен был служить праздничную службу в присутствии драгоценной иконы. За ней приезжали, но отец Валентин отсыпался. Служба была сорвана, отец Валентин - наказан.

Серый кардинал

ОТЕЦ СЕРГИЙ, в миру Николай Чашин. Родился в Мордовии 25 лет назад. Самый молодой секретарь епархии в истории православия. По стекающимся от разных источников сведениям - "серый кардинал" приморской епархии. С 14 лет обретался в монастыре, отучился в Московской духовной семинарии. Вслед за отцом отправился во Владивосток. В 1995 году получил сан иеромонаха.

Сегодня все неприятные слухи, связанные с епархией, крутятся вокруг имени отца Сергия. Вот, например, выдержки из интервью с 29-летней Галиной Семенок, инокини, работавшей в епархии поваром. "На архиерейскую елку заказывали по ДВА ВЕДРА ВОДКИ. Вот уже два года я живу спокойно, и никто меня не поднимает среди ночи накрывать на стол в честь очередной пьянки... Однажды мой исповедник отец Сергий нарушил тайну исповеди - он при всех заявил, что многое про меня знает, и даже сделал кое-какие намеки. Кому надо, тот понял или домыслил. При мне он однажды ударил по лицу пьяного дьякона Лаврентия. Жаловаться владыке бессмысленно - секретарю не стоит труда убедить владыку. Сергий сам принимает на работу, он и выгоняет. Все его боятся, поэтому и отпор никто дать не может. Я уверена, что о многом, творящемся в стенах епархии, епископ Вениамин не имеет вообще никакого представления. Но больше всего меня возмущает во всех этих историях то, что епархиальные позволяют себе то, что недозволено другим. Сейчас они меня побаиваются - знаю много".

С отцом Сергием корр. "Н" встретился в его кабинете в епархиальном управлении. Светлые обои, российский флаг, икона Божьей матери и куча бумаг. Глаза "серого кардинала" светились усталостью. Уж не от жизни ли?

- Отец Сергий, говорят, что у епархии снова появились проблемы с отцом Валентином, только теперь уже из-за почти достроенного кафе чуть ли не на территории прихода. Как владыко с ним поступит?

- По отношению к отцу Валентину епархия пока ничего не собирается предпринимать. Это все внутрицерковные дела. А возмущения по поводу строительства исходят не только от верхушки епархии. Нам давно звонят и пишут представители интеллигенции и даже прихожане отца Валентина, которые за него до сих пор стоят горой. Для них это оскорбление. Хотя сам Валентин утверждает, что от него ничего не зависит. Кстати, на том самом месте после войны располагалась забегаловка с бильярдной. Но даже в советские времена, когда это заведение сгорело, люди говорили, что лучше не устраивать подобные заведения на территории бывшего кладбища. Сейчас мы будем выяснять, по чьей команде началось строительство. Разрушать строения никто не будет, сумма в него вложена фантастическая - я слышал, что-то около 250 тысяч долларов. У епископа есть власть с этим справиться. Там будет располагаться или библиотека, или воскресная школа.

- Интересно, как епархия смотрит на заявление отца Валентина выставить свою кандидатуру на выборы в Госдуму?

- Существует патриарший указ, который запрещает священникам участвовать в выборах и вообще заниматься подобной деятельностью. Ну а что касается контроля краевыми властями финансовой деятельности епархии, они имеют право проверять течение и расход только тех средств, которые они сами выделяли управлению.

- Ваша фигура почему-то вызывает к себе повышенный интерес. В чем заключаеются функции секретаря епархии?

- До 1900 года такой должности в церкви не было. Существовал при епископе эконом, который занимался хозяйством. Престижным секретарь епархии стал три года назад. Никто не представляет себе, какой это труд. На мне лежат обязанности не только эконома. Приходится заниматься еще финансовой деятельностью и решать дисциплинарные вопросы, чтобы не нарушалась священниками, например, форма одежды или форма ведения службы.

- А как насчет пьянства среди священников?

- На праздник выпить стопочку разрешается. Мы же тоже люди. А в монастырских правилась вообще разрешается принять две красовули (домашнее вино. - Ред.) по 750 граммов. А если недостаточно, то можно и три, и четыре в келье, дабы никого не смущать. Однажды ко мне пришел отец Валентин и бросил на стол кассету. На ней был небольшой фильм-расследование о том, как отец Сергий (смеется) попал в КПЗ в нетрезвом виде вместе со своими студентами. Это неправда.

- Отец Сергий, а что с китайскими ресторанами?

- Я лично освящал и верхний ресторан, и нижний. Вот, говорят, кресты понавешали. Мы подарили им небольшую иконку, которая хранится у администратора. А крест они сами приобрели. Но этими ресторанами епархия не владеет. Когда матушка Сергия (в миру Галина Бернада, бывшая владелица ресторанов "Чайный дом". - Ред.) отписала рестораны в завещании на Свято-Никольский храм, она сама же утвердила на свое место г-на Ращупкина. Конечно, церковь имеет проценты. Ежемесячно на духовную гимназию на Второй речке Ращупкин жертвует по 7-10 тысяч рублей в виде продуктов, например. Но про акции, которые якобы находятся у нас в руках, я ничего не слышал.

- А люди говорят, что епархиальным сотрудникам повысили зарплату за счет дивидендов с акций ресторанов...

- Нет, просто забастовал хор певчих в Свято-Никольском храме. Сказали, что за такие смешные деньги - 500 рублей в месяц - никто петь не будет. Пришлось повысить им зарплату на 40 процентов. У нас в епархии такого быть не может - нет средств. Нам только приходы должны 600 тысяч рублей. Еще есть епархиальные взносы - 40 тысяч рублей в год, я уже и не помню, когда в последний раз они к нам действительно поступали... Мы не святые, - вздыхает отец Сергий, - а обыкновенные люди. Священникам тоже свойственно ошибаться.

В общем, у епархии полно проблем. Кто-то долги не платит. Кто-то в вытрезвителе ночует. Кто-то следит за формой одежды. Кто-то проценты считает. Кто-то задницей машет. Обычная жизнь обычных людей. Правда, они поставлены между всеми нами, грешными, и Господом. Выходит, он один и свят. На том и Аминь...

Отдел городской хроники "Н"

Поделиться:

Наверх