65,54 ↓ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,67 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 0 м/c
24 июня
Четверг

Общество

Браконьерская война

Инцидент, в который не без помощи браконьеров оказались втянуты сотрудники Дальневосточного государственного морского заповедника (ДВГМЗ), обвиненные во взяточничестве, и правоохранительные органы Хасанского района ("Н" рассказали о нем в номере за 15 сентября), далек от исчерпания. События продолжают развиваться на горе трепангу и радость браконьерам...

Браконьерская война

Пока хасанская прокуратура решает, брали инспекторы заповедника взятку или не брали, последний приморский трепанг доживает последние дни...

Справка "Н". Морской заповедник сегодня - последнее место, где остался трепанг. За его пределами пустыня, там трепанг вычерпан начисто. Поэтому браконьеры идут на все, чтобы проникнуть в ДВГМЗ. Они знают, за что рискуют: по данным ФСБ, килограмм сырого трепанга стоит $ 7, сушеного - $ 100-120 (усушка - 1 к 10); за одно погружение браконьер поднимает до 50 кг, всего за вылазку - до 200 кг.

А теперь слово участникам событий. Прокурор Хасанского района Владимир Рыбалкин, с чьей санкции проводились обыски и изъятия оружия и снаряжения инспекторов: "Кратко суть дела такова: 16 августа в Хасанский РОВД обратился житель Славянки Михаил Кашин, бывший военный, безработный, с заявлением о том, что инспектор заповедника Игорь Катин незаконно изъял у него водолазное снаряжение и вымогал деньги в сумме 600 долларов. Оперативниками была проведена доследственная проверка, и 10 сентября возбуждено уголовное дело по статье 290, ч. 1 УК РФ, а затем одновременно проведены обыски в трех местах. Кстати, выяснилось, что протокол от 16 августа был составлен инспектором почему-то не на Кашина, а на гражданина Джумаева. Да, он находился в лодке, но никакого снаряжения на нем не было..."

Инспектор Игорь Катин: "Заявляю со всей ответственностью, что гражданина по фамилии Кашин я не знаю. Задержание происходило ночью, единственный, кого я узнал в темноте, был Олег Джумаев. Остальным, в соответствии с правилами, я предложил представиться, но они, как обычно, отказались. Поэтому протокол составлен на единственное известное мне лицо - Джумаева. Кстати, штраф, который они называют взяткой, платил именно он, а не какой-то Кашин".

От автора: кого тут держат за умалишенного? Мужика обнаруживают ночью в воде на территории заповедника, в водолазном костюме, есть лодка и двое сообщников, а он, отказавшись назвать должностному лицу свою фамилию, продолжает оставаться честным гражданином? Честным до такой степени, что может обвинить в незаконных действиях инспектора, который единственный имеет ЗАКОННОЕ право здесь находиться? А кто-нибудь в милиции догадался спросить у "потерпевшего" Кашина, ЧТО ОН ВООБЩЕ ДЕЛАЛ В ЗАПОВЕДНИКЕ?!

Илья Асмаковский, оперуполномоченный отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП) Хасанского РОВД: "При обыске в офисе ДВГМЗ в сейфе были обнаружены 1300 долларов, в том числе 600, номера которых наши сотрудники предварительно записали, так как имелась информация о передаче взятки. Доллары хранились там незаконно - сверка бухгалтерских актов показала, что они нигде не отражены. Корешок приходного ордера на сумму, полученную от Джумаева, действительно находился в том же сейфе, но 600 долларов были оприходованы в российских рублях. Однако в бухгалтерии Института биологии моря, структурным подразделением которого является ДВГМЗ, эта сумма тоже не отражена..."

Петр Колмаков, директор ДВГМЗ: "Это совсем не повод для уголовного разбирательства. В июле бухгалтерия института отказалась принимать от нас штрафные деньги, так как им за эту работу не доплачивают. Этот вопрос я должен был решить лично с директором института, однако в тот период он был в отпуске. Мы имеем право тратить деньги, полученные в виде штрафов от браконьеров, на нужды заповедника - эти 1300 долларов, например, копили на покупку лодочного мотора".

Владимир Рыбалкин: "Суммы штрафов у инспекторов ДВГМЗ явно завышены - как пояснили сотрудники ОБЭП, максимальный штраф не должен превышать 1600 рублей. Даже если умножить на троих задержанных - немногим более 5 тысяч рублей, то есть долларов 200, но никак не 600".

Инспектор Владимир Виноградов: "В своей деятельности мы руководствуемся требованиями ст. 31 Закона РФ "О животном мире" и ст. 256 УК РФ. Считаю, мы штрафов у браконьеров даже недобираем. О каком завышении может идти речь, когда налицо все признаки незаконной добычи морепродуктов: тогда, 16 августа, браконьеров было трое, на лодке. Акваланг, который они якобы утопили, Катин ведь нашел, и там же нашел три полных мешка и питомзу, набитые трепангом - всего около 1,5 тысячи штук".

Справка "Н". Наказания, предусмотренные статьей 256 УК РФ (незаконная добыча водных растений и животных): ч. 1 (с применением транспортного средства, в месте нереста, на территории заповедника) - штраф в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ), либо арест до 6 месяцев, либо исправработы до 2 лет; ч. 3 (организованной группой, по предварительному сговору) - штраф от 500 до 700 "минимумов" либо лишение свободы на срок до 2 лет. Поскольку отделываются браконьеры, как правило, штрафами, умножаем 83,49 рубля (МРОТ) на 200 (минимальный штраф). Получается - по минимуму! - 16 698 рублей. Дальше, товарищи из ОБЭП, умножайте, пожалуйста, сами.

Владимир Рыбалкин: "Более о взятке говорить не будем - еще мало что известно, и у нас НЕТ УВЕРЕННОСТИ, ЧТО ЭТО БЫЛА ВЗЯТКА. Вполне может оказаться, что и не была..."

Итак, даже прокурору района неизвестно, чем закончится это постыдное разбирательство. С уверенностью можно сказать только одно: пока суд да дело, от трепанга там скоро останутся лишь воспоминания. Правда, убыль разоруженных инспекторов по мере сил пытаются компенсировать пограничники. Только с 17 по 19 сентября им удалось задержать 13 охотников за "морским женьшенем" на пяти лодках и два рыболовецких судна СТР "Дешира" и "Панфилов", на борту которых обнаружено в общей сложности 250 кг трепанга и 25 тонн краба-волосатика и краба камчатского. Это не просто браконьерство. Это война на истребление в морском заповеднике всего живого, что представляет хоть какой-то коммерческий интерес.

Ольга Крутова

Поделиться:

Наверх