65,55 ↑ 100 JPY
11,28 ↑ 10 CNY
72,50 ↑ USD
64,13 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 8 м/c
18 июня
Пятница

Общество

Уличная Камасутра

Вы будете смеяться, но рынку уличной проституции в портовом Владивостоке всего несколько месяцев...

Кому первому пришла в голову мысль сколотить уличный "бесхоз" Владивостока в организованные группы, история умалчивает. Видимо, следы прародителей следует искать в районе Луговой, как самого бойкого и популярного нынче среди уличных путан места. И если ты, дорогой товарищ обыватель, плюешь на газетные страницы с шапкой "Досуг", если вслед бесстыдному уличному дефиле посылаешь хлесткое определение б...дь, ты неправ, и гнев твой - пустое. Придорожная ОРГАНИЗОВАННАЯ торговля женским телом имеет все элементы рынка, которые ставят последнюю точку в нашем диагнозе. Чтобы ты знал, мы ВСЕ поражены нищетой, дорогой господин обыватель.

Налетай, подешевело!

Фирмы "досуга" пребывают в тоске. С появлением организованных уличных проституток их доходы упали в 2-3 раза. Исчезла романтика кулуарных встреч. Надрывные истории о тяжкой доле девочки по вызову, вынужденной торговать собой на чужих квартирах, стали неинтересны. Уличные проститутки с нехитрой схемой судьбы "село - тоска - водка" упростили процесс до предела и технологического совершенства. Естественно, на конвейере и цены ниже: оральный секс стоит 100 рублей, нормальный - 150, анальный - 200. Все быстро, просто, без базара.

Рutana vulgiarus (проститутка обыкновенная) - это выражение "девочки по вызову" прикрепили к своим уличным соперницам. А что толку, б...дь - она и на Таймыре б...дь. Но последние маркетинговые исследования показали: среднее количество клиентов у "домашней" проститутки 1 супротив 4-5 у уличной, что явно указывает на востребованность последних. Сегодня на площади Луговой, на остановке трамвая "Цирк" и у сквера имени Лазо можно сделать выбор среди 15-20 девочек. Нетрудно подсчитать, что в переводе на российскую денежную единицу "бакс" их можно купить всего за 4-8 долларов. Нормально, берем!

Чьи вы, девки, будете?

В горячей десятке криминальных профессий, опубликованной в прошлом году журналом "Профиль", проститутки скромно занимают четвертое место между ворами и мошенниками, степень риска в их ремесле оценивается в 8 баллов из 10. Однако, в отличие от тех же фирм досуга, зазывающих девушек к себе, на каждой уличной точке во Владивостоке в пору повесить таблички "Мест нет". И если первый рекрутский набор девушек происходил по принципу тупой вербовки сельской молодежи на железнодорожном вокзале, а самые лучшие уличные проститутки повышались до "мамок", то сейчас к потенциальным кадрам подходят более осмотрительно - бизнес, пусть малоприбыльный и для малоимущих, но набирает обороты. Насколько известно, в самую лучшую группу в районе Луговой, где работает самая лучшая сутенерша-"мамка", держащая под собой порядка 20 девочек, устроиться на работу можно только по знакомству.

Однако способ занять место под Луной еще имеется. Например, можно выкупить у "охраны" маленький пятачок земли "два на два" под 15-20 % заработка, скооперироваться с подругой и "подкрученным" другом и работать по-честному, не демпингуя в цене, предлагая новые формы "работы" с клиентом, иначе конкуренты набьют морду. Впрочем, мир еще не знает популярнее и умнее книги, чем "Камасутра", так что "ноу-хау" может заключаться лишь в подаче вместе с девочкой горячих пончиков и холодной колы.

Предвижу потоки праведного гнева со стороны читателей, полагающих, что кое-кого из молодых эти слова заставят немедленно отправиться на панель или, в лучшем случае, допустить такую возможность в перспективе. Успокойтесь, времена, когда некоторые из нынешних преуспевающих бизнесменов делали деньги на секс-индустрии, давно прошли. Уличная проституция, в отличие от "апартаментской", - любительская, и вся иерархия этого "бизнеса" - охранник (сутенер)-кассир - мамка - проститутка - клиент - скорее придумана для клиентов-простаков и пьяных, зарвавшихся гуляк. А те, кто умеет это делать и связан с криминальным миром Владивостока, сами подкидывают сутенерам своих "должниц". Они работают бесплатно, часто бывают биты охранниками по ребрам и почкам (чтобы не испортить лицо) и благодаря неприкрытой тоске в облике обычно спросом не пользуются.

Разрешить нельзя запретить

Немецкие проститутки, работающие при казино и стриптиз-барах, жалуются на то, что цены на их услуги (50 немецких марок) остаются неизменными с 1992 года, что с учетом инфляции означает их реальное падение практически на треть. Уличные проститутки как в Западной Европе, так и в Соединенных Штатах на отсутствие клиентов жалуются меньше, но это только лишний раз подтверждает складывающуюся тенденцию: проституция чем дальше, тем больше становится бизнесом бедных и для бедных.

Не случайно поэтому все основные баталии "за" и "против" легализации проституции разгораются сейчас в странах Восточной Европы и Юго-Восточной Азии, где существуют две крайности: "против" выступает возведенная в гротескную степень европейская "чистота морали", "за" - азиатская потенциальная нищета, в которой с поганой овцы - хоть шерсти клок.

Полунищая, неопределенно морализованная (какой ей быть, она не решила пока сама), самонадеянно нравственная (на самом деле - абсолютно ханжеская) Россия тоже скромно голосит на эту тему. В последние два года мы пережили аж две попытки легализовать проституцию - в Москве и Самаре. Естественно, думцы просто осмеяли московский почин, а демократичности самарского губернатора Дмитрия Аяцкова погрозили пальцем. И даже московский опыт столетней давности не убеждает противников легализации: тогда в Москве было зарегистрировано 99 домов терпимости, в которых проживало 1157 проституток, а на улицах работало 553.

Итак, где же поставить запятую в дилеме "разрешить нельзя запретить"?

Александр Извеков, главный врач краевого кожно-венерологического диспансера, главный дерматовенеролог Приморского края:

"Ко мне за консультацией по вопросу легализации проституции никто не обращался. Однако я не вижу здесь ничего отрицательного. Наоборот, фирмы досуга будут получать лицензии, их сотрудницы - проходить медобследование, это должно положительно сказаться на динамике вензаболеваний. Последнее время я постоянно настаиваю на расширении круга декретированных профессий, на учащении медосмотров. Хорошо было бы взять под контроль и эту группу риска".

Михаил Журавский, председатель комитета по социальной политике и защите прав граждан Думы Приморского края считает, что легализация проституции не только повлияет положительно на ее последствия (снижение количества вензаболеваний, случаев растления малолетних и пр.), но и станет доходной статьей бюджета:

"Но, к сожалению, краевая Дума не может решить этого вопроса - он находится в ведении федеральных властей, мы можем только выступить с законодательной инициативой. Искоренить это явление невозможно - посмотрите на его тысячелетнюю историю, бороться карательными мерами бесполезно, значит, нужно брать его под строжайший контроль государства - через легализацию этой деятельности, с которой мы могли бы получать дополнительную прибыль в бюджет. Но дело даже не в пополнении бюджета, а прежде всего в безопасности. Если мой сын пойдет к проститутке, которая работает легально и, соответственно, проходит регулярные осмотры, я по крайней мере буду уверен, что он не вернется от нее с какой-нибудь заразой..."

А Валерий Яшин - против!

В прошлом году управление по борьбе с оргпреступностью создало свою "полицию нравов". Опер, призванный заниматься фирмами досуга, закрыть их не мог, но контролировал жестко. Потом одна из местных газет опубликовала материал о сотрудниках милиции, ставящих проституткам "крыши" со всеми вытекающими из этого последствиями. "Крыши" не исчезли, а "полиция нравов" обиделась и существование свое прекратила. Спустя всего два месяца количество фирм досуга увеличилось с 52 до 89! Это, блин, рынок - спрос рождает предложение. А вы думали иначе?

И даже правоохранительные органы, единственные, кто может реально воздействовать на уличную проституцию, разводят руками: проституция не преследуется законом должным образом.

Случается, что проституток привлекают как свидетельниц по уголовным делам, однако им самим УК скромно выделил лишь две статьи: 241-я - организация или содержание притонов для занятий проституцией - наказывается штрафом от 50 до 80 тысяч деноминированных рублей или лишением свободы на срок до двух лет. И 240-я - вовлечение в занятия проституцией путем шантажа, угроз и насилия - имеет в виду штраф от 20 до 40 тысяч рублей или лишение свободы до четырех лет.

Но сначала попробуйте доказать, что кто-то где-то занимается проституцией, а уж тем более, что девочку силой заставляют это делать. Так что в Приморье до сих пор не осуждена ни одна проститутка и ни одна "мамка".

Валерий Яшин, зам. начальника краевого УВД, категорично несговорчив:

"Я - против легализации рынка интимных услуг. Во многих государствах нет официальной проституции, а это говорит о том, что цивилизованные страны прежде всего заботятся о моральном здоровье нации, семьи и общества. К тому же я не думаю, что эта пресловутая легализация как-то повлияет на уровень преступности. Например, легальные притоны будут еще одним источником отмывания денег..."

Аморально? От аморального слышу!

Подведем итоги. В основном мы имеем дело с аргументами "за" легализацию. Первый, высказанный Михаилом Журавским. Его, кстати, выдвигал в свое время и бывший пресс-секретарь президента Сергей Ястржембский (может, на этом и погорел?): раз проститутки существуют, значит, их нужно признать официально, зарегистрировать, учесть, осмотреть, составить прейскурант. Однако если признать проституток с этой позиции, значит, официально признать несостоятельность правительства, которое сначала создает условия для продажи женского тела, а потом, лицемерно вздыхая, предлагает эти условия им "простить".

Другой же аргумент, касающийся доходности проституции для бюджета, попахивает прямой корыстью: мы пали настолько, что готовы стричь купоны со всего, что шевелится. Так можно и до легализациии наркотиков докатиться.

Третий аргумент: легализация позволит контролировать распространение венерических заболеваний. А вы думаете, что проститутка, которая каждый день на том же месте, под "мамкой" и "охраной", не хочет контролировать свое здоровье? Ну хотя бы для того, чтобы клиент вернулся повторить, а не за ее головой?

Последний аргумент в пользу легализации сродни тяжелой артиллерии: "Как во всех цивилизованных странах". Кто ж попрет против желания быть цивилизованным и жить в государстве, которое является сутенером-монополистом?

Так что же остается - запретить? Тоже мимо - ведь у новорожденного рынка уличных проституток во Владивостоке есть положительный для клиента момент: он может в любое время предъявить претензии "мамке", и она, будьте спокойны, все уладит. Система неохотно берет в свои ряды малолеток, поскольку постоянно на виду, и нещадно гоняет их, неорганизованных, как конкурентов-беспредельщиков. Единственное место, пригревающее всех и вся, - это ЖД вокзал. Там цена на проститутку падает вдвое на все услуги. Но мы бы не рекомендовали экзотику такого "секс-тура" даже в экстренном случае.

Куй путану, не отходя от кассы!

Пока Дума тяжело думает, уличная проституция расширяет сферы своего влияния: уже появились первые зачатки организации на пятачке у фуникулера, обозначились тусовки на Столетии и Окатовой. Школьницы и студентки живут бедно, города и веси провинциального Приморья забыли, как выглядят живые деньги, так что перебоев с поступлением свежего товара на бойкие уличные пятачки в ближайшие 50-100 лет не предвидится. Имейте это в виду, блюстители нравственности всех сортов и господа законники.

P.S. Что-то именно суперзаконники у нас в последнее время на продажных девочках и палятся: министр юстиции Ковалев, генеральный прокурор Скуратов. К чему бы это, а?..

Наталья Шумская

Поделиться:

Наверх