57,17 ↓ 100 JPY
89,95 ↓ 10 CNY
62,39 ↓ USD
52,98 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-11° ветер 4 м/c
EN
30 января
Четверг

Общество

Детонация

Борис Ильчук: "Меня подставил рядовой сотрудник ТЭЦ, обиженный на директора за то, что ему не платят зарплату".

Материал о взрыве на ТЭЦ-2 "Ударная волна", опубликованный в "Н" 27 апреля, вызвал адекватную реакцию: как минимум две комиссии занялись расследованием происшедшего на режимном предприятии.

В пятницу, когда после сообщения о взрыве корр. "Н" пытался пройти на территорию ТЭЦ-2, его не пустили, сказав, что никакого взрыва не было. В субботу нам пришлось пойти на хитрость и сказать на КПП, что мы идем "в баню". Воспользовавшись таким простым паролем, которым пользуется половина населения Тихой, нам удалось сделать несколько снимков и спокойно ретироваться с места происшествия.

В среду, 28 апреля, корр. "Н" наконец-то совершенно официально прошли на территорию ТЭЦ. Правда, после небольшого скандала с начальником ВОХР, который заявил, что никуда нас не пустит. Не помогла и озвученная цитата из закона о СМИ о том, что журналист ИМЕЕТ ПРАВО посещать СПЕЦИАЛЬНО ОХРАНЯЕМЫЕ места аварий. Только звонок директору станции Борису Ильчуку поставил все на свои места - нас пропустили и дали информацию, что называется, из первых рук.

Борис Ильчук (напомним, что рядовые сотрудники приписывают ему "отцовство" над взорвавшимся предприятием) сказал, что в пятницу около 15.30 ему сообщили о хлопках в пристройке к турбинному цеху. Ее у ТЭЦ-2 арендовало под цех для переплавки металла ЗАО "Энергия". Начальник этого цеха Сергей Абраменко рассказал ему, что проводил опытную плавку свинцовых плит из списанных аккумуляторов. Борис Ильчук сказал нам, что "Энергия" имела лицензию на переплавку оловянистой и латунистой бронзы, а была ли у "металлургов" лицензия на переплавку "взрывоопасных" кислотных аккумуляторов, сейчас выясняется.

При плавке стал выделяться водород. Он скопился под потолком, и, как объяснял Сергей Абраменко, тут и произошли "три хлопка". После первых двух Абраменко, по его словам, "поспешил покинуть цех". Слава Богу, что он это сделал и все обошлось без жертв. Последний "хлопок" был самым сильным - он и разворотил весь цех. Но если взорвался водород, то почему тогда, как утверждали очевидцы, сильно пахло, как после взрыва снарядов?

Владимир Гурский, начальник 1-го отделения Ленинского РУВД, так прокомментировал предварительные результаты: "Пока что могу однозначно сказать, что взорвались не снаряды. А вот что именно, будет известно только после проведения специальной экспертизы".

На вопрос, что было бы, окажись взрыв большей мощности, Ильчук ответил, что ТАКОГО БЫТЬ НЕ МОГЛО. А последствия для ЗАО "Энергия" могут быть двух видов: полное расторжение договора с ТЭЦ-2 на аренду помещения либо, если фирма возместит причиненный станции ущерб, она сможет оставаться в этом помещении и дальше и продолжать плавить металл. А ущерб для ТЭЦ, по словам Ильчука, совсем маленький - примерно 8 тысяч рублей, ну, может, 12-15...

"Я считаю это событие настолько мелким и незначительным, что писать об этом вашей газете было НЕ НУЖНО, - заявил директор ТЭЦ. - То, что это просочилось в прессу, - результат деятельности какого-то алкаша, который обижен на государство и на меня за то, что ему по полгода не платят зарплату".

С такой позицией согласиться трудно. Потому что любая попытка ограничить право людей на получение информации дурно пахнет. Не случайно после выхода статьи в редакции весь день не умолкали телефоны. Звонили сотрудники ТЭЦ и читатели. Их мнение: "Спасибо, что решились написать об этом!"

Сейчас на ТЭЦ работают две комиссии. Одна - "Дальэнерго", ее возглавляет главный инженер компании Юрий Лихойда. Вторая - правоохранительных органов. Что ж, будем ждать результатов. "Только, как я вижу, никому, кроме вашей газеты и сотрудников милиции, не хочется выяснять все обстоятельства и причины происшедшего", - заметил Владимир Гурский.

Информационная служба "Н"

Поделиться:

Наверх