68,08 ↓ 100 JPY
11,49 ↓ 10 CNY
74,04 ↓ USD
65,83 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+11° ветер 2 м/c
13 мая
Четверг

Общество

Механик легендарной С-56 о времени и о себе

Гвозди бы делать из этих людей, или Рассказ об одном из ветеранов Тихоокеанского флота

Флотским механиком ветеран ТОФ капитан-инженер 2 ранга в отставке Василий Николаевич Кукушкин стал после одного из политзанятий, на котором руководитель группы марксистско-ленинской подготовки, лодочный мех-бычок, сказал:

- Вообще-то партия - это наше все, и революционеры - люди труда самого героического. Но лично я считаю, что лучшая в мире профессия - быть механиком. С нашим дипломом в кармане найдешь хорошую работу всегда и везде, хоть в Арктике. А уж почета и уважения нахлебаешься - хоть с салом ешь.

И подался моторист-подводник Черноморского флота Вася Кукушкин в механики. Правда, пришлось ему на механическом пути хлебнуть всякого...

Любители сладкого

Родился Кукушкин в самой что ни на есть крестьянской Орловской области. В деревенской, етить ее в кочерыжку, семье, да еще старшим сыном. Так что нахлебался сызмальства заботы и работы по дому и овину по самое не хочу. Хуже пришлось в войну: немцы пришли на Орловщину осенью 1941 года, и оккупация длилась почти полтора года.

- Неважно под фашистами жили, - вспоминает ветеран. - Сами-то немцы - мужики ничего: только из новой хаты нас в развалюху согнали да из хозяйства мед выгребли - чай пить. Школу закрыли. Потом облаву в лесу устроили, пятерых мужиков, которые в чаще ховались, переловили и постреляли. И ушли. Нами староста немецкий командовал: та же работа в поле, те же трудодни...

Закончить обязательные тогда семь классов Васе Кукушкину довелось только после войны. Тогда же подвернулась "вербовка": страна усиленно звала селян на стройки восстановления народного хозяйства.

- На стройки я не поехал, конечно, - улыбается дед Кукушкин, - но иначе из деревни было не выбраться: документов нам, колхозникам, не выправляли, чтобы не разбежались по стране. Привезли в Москву, я сразу на вокзале в отдел кадров рванул. Взяли с руками-ногами, сцепщиком вагонов на Октябрьскую железную дорогу. Поработал с год, к железу обвык, обтерся в городе, паспорт получил - и поехал на юга.

У Черного моря

Надо сказать, что жил в Одессе у Васи Кукушкина дед. Он и пристроил паренька в пригородный колхоз у самого синего моря: летом работать, зимой учиться, девятилетку заканчивать. Там в 1951 году и получил Вася повестку в армию, там и медкомиссию прошел, там и невесту Шуру оставил - позвала его дорога на флот, в только что организованный учебный отряд подводного плавания Черноморского флота в городе Поти.

- Служили тогда срочную на флоте четыре года, так что учили меня профессии моториста основательно, девять месяцев. Назначили на "эмку" в балаклавский дивизион подплава - на ПЛ "М-238", которой командовал будущий адмирал-тихоокеанец Рулюк. Лодка в море выходила много и часто, мне служба нравилась: шутка ли, крестьянский сын, а от меня скорость и ход целого корабля зависит. А потом прикинул: кем я стану после "дембеля" на гражданке, снова селянином? Трактористом, что ли? И подался я в учебу...

В 1953 году подводник Кукушкин сдал экзамены в Одесское военно-морское училище механиков - конечно, не без умысла: и дед, и невеста Шура снова оказались под боком... Правда, ненадолго: после смерти Сталина Черноморское инженерное училище перевели в Ленинградскую область, город Пушкин, где Кукушкин в 1958 году получил лейтенантские погоны, кортик, отпускных - полкармана флотских диагоналевых клешей... и направление на Тихий океан.

По дороге в богом забытую Ракушку лейтенант-инженер заехал в Одессу, медовухи дедовой испить и жениться.

- Привезли в Ракушку на пароходе в шторм, к пирсу причалить не можем, нас в баржу пересадили, мою укачавшуюся лейтенантшу сеткой и грузовой стрелой сгружали - здравствуй, служба!

Механик орденоносной

Тогдашний закрытый, а ныне и богом забытый гарнизон ТОФ Ракушка строился вместе с развитием базировавшейся в нем бригады дизельных ПЛ флота - новеньких "эсок" пр. 613.

- Поселочек масенький, мелкой дубовой рощицей напрочь с воздуха и моря от супостата замаскированный. В трех каменных двухподъездных двухэтажках жили семьи комсостава, в четырех деревянных - офицеры лодок, в разбросанных там-сям бараках - сверхсрочники с семьями. Штатских - кроме жен и детишек - ни души. Магазинчик в поселке военторговский, без спиртного. Вся жизнь Ракушки подчинялась флотской организации - даже кино с семьями мы смотрели вместе с экипажами, в матросской столовой. За водкой в праздники бегали за семь километров, через мостик над Халуаевкой, в Веселый Яр, на танцы - в Тимофеевку, в гарнизонный ДОФ. Хотя мне не до досугов было - дочь родилась, служба ответственная.

Опыт механический и подводный молодому лейтенанту-инженеру сгодился: ровесников "группачами" по "эскам" раскидали, а Кукушкина - командиром БЧ-5 на единственную в бригаде старушку - орденоносную после побед над фашистами на Севере ПЛ "С-56".

- Будущему кораблю-памятнику в Ракушке по старости запретили погружаться, вовсю жгли моторесурс дизелей, превратив "С-56" в зарядовую станцию для ходовых лодок бригады. А я же моторист со стажем, дело знакомое.

Я (автор) не удержался от вопроса: - На лодке что-нибудь говорило о ее героическом прошлом?

Кукушкин усмехнулся: - Ага, трупы и шмайсеры по всем отсекам валялись... Да тогда никто еще из "С-56" особенно героя и не делал. Лодка воевала - как многие. Правда, в историческом формуляре субмарины (он ведется от первого дня жизни корабля до последнего и потом сдается в архив) были записи о всех походах "С-56" и всех победах. А также в него занесены все командиры и механики лодки - так что механик Кукушкин теперь навроде экспонатом музея стал!

Через два года "С-56" на береговую отмель посадили - шабаш, отслужилась орденоносная! Кукушкина на ходовую лодку механиком перевели, лет через пять - по болезни - поближе к госпиталю, во Владивосток, в 51-й отряд учебного плавания, мотористов лодочных готовить.

- Тихоокеанский флот рос стремительно: что ни год - десятки новых кораблей и лодок приходили во Владивосток, Совгавань, Тихоокеанский, на Камчатку. Специалисты и кадры были нужны как воздух, поэтому в учебный отряд с кораблей из офицеров списывали балбесов, пьяниц да лодырей. А я вылечился - и с рапортом к командованию: хочу на флот, я только в море - дома. Командир УОПП отпускать не хотел, но как удержишь?! Тут знакомцы шепнули: на "Бахмуте", плавбазе подводных лодок Малого Улисса, механик на "дембель" лыжи точит. Сходил на "Бахмут", потом к комбригу, тот дал добро, я в кадры рапорт: прошу перевести для дальнейшего прохождения службы...

Большая швартовая бочка

В середине шестидесятых ТОФ становился океанским не только по названию - корабли и субмарины СССР осваивали все новые и новые районы Мирового океана. Однако их автономность - особенно дизельных ПЛ - была невелика. Одним из "рычагов" ее удлинения стали плавбазы, построенные по заказу СССР в Германии: "Аяхта", "Евгений Осипов", "Бахмут" (последний сошел с "Нептун Верфь" в 1956 году, перешел с Балтики на Север, потом - по СМП - на ТОФ).

- По тем временам кораблик был - будьте-нате: чисто городок, рассчитанный для размещения и отдыха пяти лодочных экипажей и полной заправки их в море всем необходимым: топливом, продуктами, водой, воздухом, торпедами, регенерацией.

Мы обычно уходили в море первыми: вставали на якорь где-нибудь у Филиппин, на Сокотре, в океане - ждали наших. Лодки подходили к "Бахмуту" как к огромной швартовной бочке. Если поход был длительный - экипажи для отдыха переселялись из тесноты железа на борт плавбазы: отъедаться, загорать, отсыпаться, подлечиться. А у нас продолжались океанские будни, ведь БЧ-5 "Бахмута" была еще и ремонтным подразделением - плавзаводом в море.

Впрочем, одними походами в составе подводного соединения служба "Бахмута" и механика Кукушкина в те годы не ограничивалась. Плавбаза много ходила малым каботажем, доставляя военные грузы в соединения флота Совгавани, Магадана, Тихоокеанского, Дуная, той же Ракушки.

Спасите наши души

Осенью 1969 года "Бахмут" по тревоге вышел в море к берегам Америки.

- Разное думалось, обстановка была тревожная... В районе объявили в приказе строжайшей секретности - во время боевого дежурства пропала одна из новейших ракетных ПЛ ТОФ. По сообщениям разведки, недавно в Японию зашла американская ПЛА с погнутым носом - есть предположение, что америкосы во время слежения столкнулись с нашей ПЛ и утопили ее. Ищем лодку - на борту секретная аппаратура, шифры, а главное - несколько торпед и ракет с ядерными боеголовками. Найдут и подымут супостаты - все военные тайны Союза наизнанку. Найдем мы - все Герои!

Два месяца ходили галсами в районе - все впустую. Да оно и понятно: поисковые средства на "Бахмуте" - смех и грех: четыре сигнальщика в светлое время выглядывают пятна солярки на воде, а подвахта берет пробы воды ведром из-за борта: меряем радиоактивность океана.

Через несколько лет стало известно, что лодка затонула на глубине три километра, а достать ее смогли спустя еще годы те же американцы...

Старпом на лошади

Для большинства флотских - как ветеранов, так и нынешних адмиралов - "Бахмут" памятен не как плавбаза ПЛ, а главный учебный корабль ТОФ. Шутка ли: целых десять лет "Бахмут" дважды в год вывозил курсантов ТОВВМУ на штурманскую практику - по нескольку сотен будущих офицеров по полтора-два месяца проводили на борту плавбазы в морских походах на Камчатку или вокруг Японии.

- Кроме практики "Бахмут" имел еще и "секретное" задание по рыбалке. Подгадывали нам курсантские походы аккурат к нересту лососевых. Трюма и морозильные камеры на корабле огромные, рабсилы - курсантов - валом, у меня рыбацкие навыки с одесской юности. А чтобы не пропадать выловленному добру - даже помощником командира на "Бахмут" прислали "пиджака" двухгодичника, закончившего на западе пищевой вуз. Организация промысла лежала на старпоме: бросаем якорь у устья речушки где-нибудь на Сахалине или в Де-Кастри, снаряжаем мотоботы с сетями, старпом получает добро у пограничников; привозит бумажку с печатью начальника ближней заставы: для нужд экипажа разрешается заготовить две тысячи хвостов горбуши. А уж сколько мы возьмем - это зависело только от рыбацкой удачи...

И от старпома - мужчина был грубый и самонадеянный настолько, что иной раз ленился с пограничниками рыбалку "согласовать". А надо сказать, что красную рыбу и икру "Бахмута" во Владивостоке ждали с нетерпением: флотское начальство дефицит уважало, и многочисленные московские проверяющие без чемодана деликатесов тогда просто не уезжали, копая дерьмо, копая, копая...

Один раз старпом забурел настолько, что во время рыбалки даже "послал" пограничный наряд. Но сержант попался ушлый: дал очередь из АКМ в воздух, приказал лечь мордой в речку всем рыбакам и засольщикам, погранца над ними с автоматом наизготовку поставил, а старпома повез на заставу: на лошади, со связанными руками через буреломы. Большего унижения, чем моряк на лошади, на флоте тогда не было, так что курсанты просто оборжались - сквозь пузыри в воду. Ну, начальник заставы старпома допросил с пристрастием, запер в камеру - и пригласил "Бахмут" на переговоры. Ну, спустил бот, шнурки погладил, прибыл на берег - застава прямо напротив плавбазы в бухте стояла. А начальник заставы - старый знакомец, еще по Совгавани; давай меня стыдить: мол, кому это у вас лень было прийти ко мне, поручкаться? Что мне, той рыбы или икры для моряков жалко... Потом как на свадьбе - до выкупа старпома дошло... Обменял я начальника на три бочки бензина, тонну солярки и ящик электролампочек, забрал на борт - от стыда подальше.

В 1973 году "Бахмут" списали в утиль - механизмы и матчасть благодаря стараниям Кукушкина работали исправно, но морально постарели, а главное - флот прирос новыми кораблями. "Бахмут" совершил последний самостоятельный переход: в Совгавань, где еще много лет служил зимней плавказармой бригады ПЛ. Механик Кукушкин вскоре демобилизовался, вышел на пенсию, но - как и учил когда-то молодого салажонка балаклавский дед-подводник - без работы не остался: настоящий механик он и на гражданке механик!

Василий Буслаев

Поделиться:

Наверх