68,78 ↓ 100 JPY
11,38 ↓ 10 CNY
73,52 ↓ USD
65,57 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+4° ветер 3 м/c
04 марта
Четверг

Общество

Петросяны в милиции - это серьезно

5 октября сотрудники уголовного розыска отметили свой профессиональный праздник. В семье Петросянов он получился двойным - а точнее даже тройным: и отец, и сын связали свою жизнь со службой в милиции

Когда-то Феликс Амаякович Петросян возглавлял службу криминальной милиции в Океанском отделении Советского РУВД, а сегодня эту должность занимает его сын. А еще у Петросяна-старшего 5 октября день рождения. Он шутит: "При таком раскладе дорога мне была только одна - в уголовный розыск!" Тем более что даже имя при рождении дали ему в честь легендарного тезки - Феликса Дзержинского. Сегодня отец и сын вместе вспоминают истории из милицейских будней...

Дело шустрого воришки

Лет двадцать назад весь уголовный розыск Океанского отделения милиции в течение нескольких месяцев ловил преступника, который специализировался на кражах из номеров санаториев. Пока отдыхающие поправляли свое здоровье, воришка избавлял их от наличности. В комнаты он проникал разными способами, так что поначалу эти кражи даже не связывали между собой. Но постепенно стала все явственнее прослеживаться рука одного "мастера".

Почерк преступника отличался особым шиком. Он демонстративно игнорировал спиртное, но прихватывал конфеты. Не слишком любил связываться с вещами - предпочитал денежные купюры. Но никогда не брал все до копейки. Опера шутили, что своим жертвам он оставляет некий минимум на обратную дорогу.

Через некоторое время сотрудники уголовного розыска уже располагали приметами подозреваемого: молодой, худощавый, с усами и неизменной сумкой на плече. Дело в том, что хозяева несколько раз заставали воришку у себя в номере, но он всегда умудрялся сбежать. Говорят, даже с третьего этажа прыгал безо всякого ущерба для здоровья. Именно по этой причине опера начали было подумывать, уж не является ли их "бэтмен" пожарником или спецназовцем?

Задержать преступника для океанских сыщиков стало делом чести. Сотрудники чуть ли соцсоревнование не устроили. Каждый изобретал свои хитрые способы. Но воришка всегда уворачивался. Бывало, за ним даже гнались! Но, что называется, до первого забора - стену в два с половиной метра, непреодолимую для обычного человека, он перелетал за долю секунды.

Выставляли хитроумные засады, лежали в грязи и опавшей листве, под первым осенним снегом, часами ждали прихода ворюги... А он не появлялся! Зато уже на следующий день мог совершить подряд 3-4 кражи из разных санаториев. Пришлось просить помощи у городского УВД. Решили накрывать сетью засады сразу все лечебно-оздоровительные заведения в районе... Что это там за спортсмен в течение нескольких часов упорно бегает по дорожкам дома отдыха? А вот мужичок с газеткой на лавочке - то ли читает, то ли уже наизусть учит? На другой скамье парочка милуется, а между делом то парень, то девушка косят глазом на проходящую публику. Это вам не просто так, это опера в засаде сидят!

И углядели-таки ворюгу! Задержали по приметам, когда юноша готовился к очередному "броску", а позже, во время обысков, нашли часть похищенного. Выяснили и причину его феноменальной прыгучести. 18-летний преступник оказался призером чемпионата России по легкой атлетике - на последних соревнованиях он уверенно взял "бронзу". Юный спортсмен обладал замечательной выдержкой: перед кражей он тоже в некотором роде сидел в засаде. Выжидал и прислушивался. Неожиданный звук, включенный свет над служебным входом или появление незнакомого человека могли стать причиной того, что он менял свои планы. Но обмануть океанских сыщиков преступник так и не смог!

Дело уссурийских красавиц

Шамора - излюбленное место отдыха жителей и гостей Приморского края. И 10, и 20 лет назад в летние месяцы все свободное пространство в бухте Лазурная покрывалось палатками. Этот городок кипел и жил своей бурной жизнью - со скандалами, драками, кражами и прочими ночными радостями. А наутро найти участников баталий бывало не так-то просто.

И тогда опера из Океанского отделения милиции начали составлять свою собственную карту палаточного городка Шамора. Ходили, беседовали с отдыхающими, наносили на лист бумаги схему кемпинга и все возможные сведения о проживающих в палатках людях. Именно такая карта помогла сотрудникам уголовного розыска раскрыть целую серию краж.

Сначала в милицию поступило заявление от женщины, которая перед купанием сбросила платье прямо на песок. Выйдя на берег, "ундина" так и не смогла найти свою одежду! Пришлось ей домой в купальнике добираться. А дальше - больше. Подобные кражи посыпались одна за другой, до десяти случаев в день. Взять воришек за руку никак не удавалось. Пока опера восстанавливали картину каждого преступления, опрашивали сотни потенциальных свидетелей - лето незаметно подошло к концу. Палаточный городок в бухте Лазурная опустел. Осталась лишь карта, испещренная отметками. Но дотошные сыщики продолжали работать по делу пляжных похитителей. И так уж получалось, что все ниточки незаметно стянулись к палатке, в которой жили летом несколько молодых девиц. Сначала опера отыскали их соседей по кемпингу. Выяснили, что подруги приехали на Шамору из Уссурийска. Устанавливали их личность кропотливо - по отрывочным воспоминаниям свидетелей об особенностях поведения, случайным фразам, шуткам. И нашли пляжных красавиц!

Девушки были изумлены, когда в гости к ним нагрянули сотрудники уголовного розыска из Владивостока. Доказательства их причастности к летним кражам оказались налицо - гардероб подруг состоял по большей части из похищенных вещей. А сыщиков больше всего потрясло, что воровки оказались будущими педагогами - они учились в уссурийском пединституте...

Элементарно, Ватсон!

В работе сыщика мелочей нет. В том смысле, что каждая мелочь может стать самой главной зацепкой в будущем деле. Но бывали случаи, когда только находчивость оперов помогала связать все мелкие узелки в одну большую картину.

В Океанское отделение милиции обратилась пенсионерка, у которой неизвестные злоумышленники похитили больше десятка кур. Приехали сотрудники на место преступления, осмотрелись. А что дальше? Куры не кони, при "угоне" следов не оставляют. К тому же в частном секторе кур, как говорится, каждый первый держит, а сами птички при этом все на одно лицо.

Первой зацепкой стала струйка дыма, поднимавшаяся в вечернее небо из одной трубы. А на дворе стоит теплынь, печку топить рано. Зашли милиционеры в гости, смотрят - застолье в разгаре. Сидят друзья-приятели, пьют водочку, закусывают вареной курятиной. На печке варево в тазу кипит, а в мойке десяток отрубленных куриных голов. Сами "отдыхающие" сразу же в отказ пошли - какая-такая кража?! Шли по улице, нашли мешок с дохлыми птицами, чтоб не пропало мясо - решили сварить. Но к убийству наседок никакого отношения не имеем!

Позиция крепкая - свидетелей нет, а подозреваемые в один голос "поют". Походил Феликс Амаякович по кухне, посмотрел в глаза убиенной курице и говорит как бы между делом: "А знаете ли вы, товарищи, до каких высот дошла наука криминалистика? Давно доказано, что на сетчатке жертвы остается отпечаток того, что она последнее видела в этой жизни. То есть убийцы". Приятели заинтересовались. Один даже рюмку отодвинул и кусок курятины отложил в сторону - вот как успехи криминалистики заинтересовали! Подошел, взял птичью голову, долго и проникновенно в глаза ей глядел, а потом ахнул: "Ну, точно! Смотрите - вот я! А сзади друган мой, Колька!"

Найдите десять отличий

На стене кабинета начальника криминальной милиции Океанского отделения висит портрет Дзержинского. Раньше он принадлежал Феликсу Амаяковичу Петросяну. Теперь перешел к сыну - Армен Петросян пошел по стопам отца, повторив его жизненный путь. А как же иначе, если мальчишка буквально вырос в отделе? Если еще подростком выезжал с операми на раскрытие преступлений.

Да и у портрета - история особая. Он принадлежит "кисти" местного дарования, задержанного как-то сотрудниками милиции в непотребном виде. Помятый гражданин горячо доказывал:

- Я художник, личность нежная и ранимая!

- Художник? Докажи!

А он взял и доказал - прямо на скатерти простым карандашом изобразил главного российского чекиста. Так и висит взятый в рамку портрет на стене - на память о прошедших славных годах...

За это время многое изменилось в отделе. На помощь сотрудникам уголовного розыска пришли разные технические новинки, которые и не снились операм старшего поколения. А жизнь вокруг - все та же.

Армен Петросян вспоминает, как расследовали они убийство. В районе Шаморы был обнаружен мужской труп, завернутый в довольно приличный ковер. Кроме обычного ворса на ковре были обнаружены короткие черные волоски - собачья шерсть. Личность установить оказалось несложно - обилие специфических татуировок указывало на то, что погибший был неоднократно судим. Пришли домой к его родителям, и первое, что бросилось в глаза, - абсолютно новый ковер в гостиной. И собачий поводок на гвоздике. Дальнейшее, как говорится, дело техники. В убийстве сознались родители погибшего. Говорят, что о мертвых - или хорошо, или никак. Но в данном случае это правило вряд ли подходило. Сынок большую часть сознательной жизни провел в местах не столь отдаленных, а все то время, что находился на воле, терроризировал близких: избивал, выносил вещи, требовал денег. В какой-то момент стычка между близкими переросла в стадию "кто кого" и закончилась смертью одного из них.

У старшего Петросяна в практике был точно такой же случай. Разница лишь в том, что тело убиенного вытащили из реки. Но весь путь абсолютно нормальных людей к преступлению повторялся в самых мелочах: спасая мужа от сына-изувера, мать ударила собственное чадо обухом топора. Пенсионерам не хватило мужества сразу же сообщить об этом в милицию. Дабы отвести подозрения, они даже заявили о розыске без вести пропавшего сынка. На вопрос о том, какое из расследованных дел было самым страшным, Феликс Амаякович отвечает: "А что может быть страшнее картины, где мать убивает своего сына?" И возразить на это нечего...

Ольга Климакова

Поделиться:

Наверх