67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 6 м/c
11 мая
Вторник

Общество

"Восточный экспресс" теперь гудит в Суйфэньхэ

Что популярный приморский телеведущий обрел в Китае?

В Поднебесной его зовут Бэй Лаоши. Близкие друзья и коллеги уважительно обращаются - Лао Бэй. В Приморском крае этого человека знают как Станислава Быстрицкого.

- "Бэй" - сокращенно "Быстрицкий", - объясняет Стас. Этот иероглиф значит "раковина", "драгоценность", "деньги". Я сам его выбрал. Хороший такой, красивый и многообещающий иероглиф. "Лаоши" означает "учитель". Так обращаются молодые люди к пожилым, когда у тех нет каких-то должностей. А если есть, вместо "учитель" говорят "директор", "мэр", "председатель", "начальник отдела" и т.п.

Ну о-очень известный человек

Он много лет работал и на Приморском государственном телевидении, и над программой "Восточный экспресс" телекомпании "Восток-ТВ". Поэтому Станислав Васильевич и на родине хорошо известен. Но, похоже, истинно всенародную популярность приобрел именно в Китае, на местном телевидении.

Мы идем вместе по центральной площади Суйфэньхэ. И каждый второй китаец здоровается со Станиславом Быстрицким.

- Многие говорят мне: "А! Вы работаете на телевидении!" - а я отвечаю: "А! Вы работаете водителем, медиком и т.д.", - смеется телеведущий. Его коллега Жэнь Шумэй (по-русски - Рая) говорит, что многие китайцы не знают, как выглядит председатель городского комитета партии и как его зовут, но, кто такой Бэй Лаоши, здесь знают почти все. Скоро год как они вместе ведут на городском телевидении "Суйфэньхэ" передачу "Восточный экспресс". Название выбрал Станислав Васильевич. Говорит, виновата ностальгия по тому "Восточному экспрессу".

В свое время Быстрицкий учился на восточном факультете ДВГУ. В Китай в первый раз приехал 15 лет назад. И после этого начал постепенно восстанавливать свои знания. Вообще-то, Станислав Васильевич, как он сам говорит, "просто изучает" более десяти иностранных языков. Даже больше. Причем все сразу. С детства такое хобби. Три года назад приехал по приглашению техникума переводчиков Суйфэньхэ преподавать русский. Член ассоциации знатоков иностранных языков. Был главным экзаменатором городского конкурса русского языка среди китайцев.

Русское ТВ в Суйфэньхэ - восстановить!

- В прошлом году китайцы отмечали 30 лет со дня образования Суйфэньхэ, - рассказывает Рая. - И начальник управления по телерадиовещанию при Правительстве Суйфэньхэ предложил восстановить передачи на русском языке. Я решила пригласить к сотрудничеству Станислава. С ним мы знакомы очень давно. Еще с тех пор, как он приезжал к нам как руководитель международного департамента "Восток-ТВ". Теперь работаем вместе. Ведем передачу по очереди.

Кстати, Жэнь Шумэй имеет два высших образования - юридическое и филологическое. Сейчас усиленно изучает российское законодательство. И хочет работать в нашей стране. Ее "телевизионный стаж" - 16 лет.

Мы заходим в кафе, где за стеклянной перегородкой большая компания китайцев в фартуках весело лепит пельмени. Все вмиг дружно улыбнулись Быстрицкому.

- Мы здесь недавно снимали сюжет для нашей программы, - объясняет Станислав Васильевич. - Конечно, работа не такая интенсивная, как на телевидении "Восток-ТВ". Понятно, что там была новостийная программа, а местный "Восточный экспресс" - это несколько другое. Хотя название осталось, я специально его выбрал. Тем не менее содержание и форма здесь иные. Это выходящая два раза в месяц с многочисленными повторами 13-минутная программа, состоящая из двух, иногда одного сюжета. Мы рассказываем об экономической жизни, о культурных, этнографических особенностях Китая. Речь может идти о каких-то особых чертах жизни в КНР, которые должны быть известны, ну во всяком случае полезны российским туристам. Ведь на них в основном программа и рассчитана.

Поэтому она транслируется по двум каналам. Один - местный канал Суйфэньхэ, другой - НТВ, который принимается во всех гостиницах города. Думаю, что потенциальная аудитория нашей передачи - около ста тысяч человек. Хотя, по официальным данным последней переписи населения (она проводится раз в 10 лет), здесь всего 40 тысяч. Но приезжих гораздо больше. Город, по-моему, уже обогнал Уссурийск по числу жителей.

Только самоцензура

Негосударственных СМИ в Китае нет, поэтому мы поговорили и о цензуре.

- Конечно, правительство заинтересовано в том, чтобы создать положительный образ своего города, - говорит Быстрицкий. - Поэтому некоторые темы для телеэфира нежелательны, например, связанные с религией или нищими. Но, по большому счету, цензура у нас отсутствует. Мы люди мудрые и сами понимаем, что можно, а чего нельзя.

Есть такое понятие - самоцензура. Этот термин в свое время широко использовали в Финляндии. Она ведь формально была связана с СССР после Второй мировой войны всякими соглашениями. И коммунистические правители, наверное, не потерпели бы, чтобы в соседней нейтральной стране СМИ их периодически "опускали". Вот и следили там редакторы за своими публикациями. Так и журналистов воспитали. А уж в Китае... Я ведь сюда приехал не для того, чтобы учить их жить. Разберутся сами со временем что к чему.

Безопасность, язык и никакой ностальгии

По словам Станислава Васильевича, китайцы в своей стране чувствуют себя намного безопаснее, чем русские в России. А иностранцы уже могут рассчитывать на полную безопасность.

- Я, например, могу спокойно ходить по Суйфэньхэ в 4 часа ночи, не опасаясь, что меня кто-то ограбит, - говорит Быстрицкий. - Хотя преступления и происшествия бывают и здесь. О них снимают специальные программы, подобные нашему "Ночному дозору". Например, широко освещался случай, когда двое китайцев убили таксиста. Преступников приговорили к смертной казни.

Возвращаться на родину Станислав Васильевич пока не собирается, скорее он будет двигаться дальше в Китай. А во Владивосток приезжает в основном для того, чтобы повидаться с родными и друзьями. Хотя в Суйфэньхэ знакомых он встречает регулярно.

- Прежде всего я приобрел здесь знание разговорного китайского языка. Стараюсь периодически заниматься им, слушать. Есть ведь и телевизионные, и радиопрограммы. Все это на нормальном живом китайском "мандаринском" (как говорят англичане) языке. Все бы хорошо, ощущение оторванности от Родины - оно ведь тоже многого стоит. Я думаю, люди, которые прожили здесь какое-то время, со мной согласятся.

Скажу честно: особой ностальгии по Родине у меня нет. Я регулярно просматриваю в интернете российские сайты. Как сказал Виктор Некрасов, живя в Париже, "я иду в киоск, покупаю газету "Правда", читаю, что происходит в моей родной стране, и ностальгию как рукой снимает". Так же и я, - со свойственной ему иронией продолжает Быстрицкий. - В то же время у меня здесь дня не проходит, чтобы какой-нибудь китаец чего-то не клянчил. Один непременно хочет учиться у меня русскому языку. Другому - вынь да положи мои связи с российским бизнесом и официальными лицами.

Но, по большей части, оплачивать чужое время китайцы не хотят. А зачастую и не могут - нет денег. Поэтому все их "коммерческие предложения" сводятся к формуле: "Ты меня познакомь, а потом мы начнем работать, и тебе проценты пойдут". Цена этим заявлениям даже не копейка, а комок прошлогоднего снега. Один знакомый итальянец, который годы провел не где-нибудь, а в Сингапуре, совершенно справедливо заметил: "Покажите мне европейца, которому китайцы помогли бы разбогатеть!"

Русских много не бывает

- А как считают китайцы, не слишком ли много русских в их городе? - интересуюсь я.

- Китайцы очень рады, что русские приезжают. Приезжают - и занимаются торговлей, - отвечает Рая. - И поэтому процветает местная экономика. Вы же знаете, что Суйфэньхэ освободили от японцев при помощи советской армии. И прошлое поколение хорошо помнит, что ваша страна оказала нам в свое время большую помощь. Старики рассказывают об этом молодым. Поэтому молодежь хорошо знает историю и с уважением относится к русским. У нас каждый второй говорит по-русски. Многие преподаватели приезжают сюда из России. Дело в том, что у нас в объявлениях о приеме на работу, как правило, требуется человек, знающий русский язык. А где он его будет учить - это уже его проблема. Может, в техникуме, может, в институте, может, самостоятельно.

- Обслуживание российских туристов здесь - основа существования, - продолжает Станислав Быстрицкий. - В Суйфэньхэ нет промышленности, почти нет сельскохозяйственных предприятий. Что касается открытия комплекса приграничной торговли "Пограничный-Суйфэньхэ", то владельцы магазинов по этому поводу сегодня беспокоятся - конкуренция! Потому что приморцы будут приезжать за оптовыми покупками в этот большой центр. Я думаю, что так станет поступать половина из постоянных гостей Суйфэньхэ.

Но поверьте, люди приезжают сюда не только за покупками. Они приезжают, чтобы сходить в сауну или баню, на массаж, попробовать китайскую кухню. Все это не может уместиться в одном комплексе. Да и потом: неинтересно побывать только в одном большом здании и уехать обратно в Россию.

Говорят, что Суйфэньхэ - это уже не Китай, а часть России. Но точно так же говорят и о Нью-Йорке. Там, дескать, постепенно приезжие ассимилируются. На мой взгляд, этот город - уже отчасти Китай. Процентов на 75. А в остальном - он уже русский.

Сегодня Станислав Быстрицкий ведет переговоры с приморскими коллегами о сотрудничестве. Так что, возможно, вскоре его оригинальные материалы появятся в местном телеэфире. Правда, рассказывать он будет о Китае.

Юлия Щетинюк

Поделиться:

Наверх