68,08 ↑ 100 JPY
11,54 ↑ 10 CNY
74,16 ↑ USD
66,26 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+3° ветер 6 м/c
12 мая
Среда

Общество

Запорожец и "Чтиво"

Поводом к беседе с молодым актером Академического театра имени Горького Валентином Запорожцем стала не только его принадлежность к актерской династии, не только его жизнь в Москве артистической, но и... кинопроект "Чтиво", который снимается во Владивостоке. Уже сегодня

Из актёров - в стройбат

- Когда я должен был выпускаться из Дальневосточной академии искусств, педагоги говорили мне так: "Валя, зря вы мучаетесь над дипломной работой - у вас не будет проблем". И мне было стыдно, потому что папа - декан театрального факультета. Ну ты понимаешь, да? Поэтому после получения диплома я собрал вещи и уехал в Петропавловск-Камчатский - работать в театре драмы и комедии. Оттуда меня и забрали в армию. Прямо с гастролей в Иркутске. И чуть было не угодил служить в Хабаровск, в стройбат - по милости военкомата. Хотя должен был я как человек актерской профессии служить ближе к театру. Так в итоге и вышло.

- А дальше была Москва?

- Да. Небольшой группой мы, молодые актеры из Петропавловска, уехали покорять столицу... Я был в паре с Женей Фрарпоновым, с которым вместе оканчивал ДВГАИ. Начало было приемлемым. Первый день пребывания в первопрестольной ознаменовался посещением специального экспериментального "Театра.doc", в котором играют сторонники неклассического театра. Хороший был спектакль "Вилы" - яркий, чумовой, грубоватый, с инвективами даже.

Жил я в Москве, можно сказать, по-богемному, пусть и без безумств. Снимал с друзьями трехкомнатную квартиру в Митино. Платили мы за нее 700 долларов. И параллельно пытался найти себя. Цели какой-то особой не было. Все сложилось из импульса: "В Москву, в Москву!" Как у сестер Прозоровых, прославленных Чеховым.

- Разумеется, пробовал сниматься?

- Конечно, но первым делом пошел я поступать...

- Как? Куда?

- Не поверишь - в Школу-студию МХАТ. Шутки ради, честно говоря. Да и на "Мосфильм" не пускали, чтоб запросто.

Я притворился, что у меня нет за плечами актерского образования, двух лет профессиональной работы на сцене камчатского театра и... пошел на курс к Алексею Гуськову...

- Который в "Границе" играл, да?

- Совершенно верно. И, знаешь, я понравился! (Смеется.) Гуськов со мной даже здороваться начал за руку. Его напарник, известный московский педагог - жаль, фамилию запамятовал, мне выказывал всяческую поддержку. А читал я на вступительных басню, разумеется, но не Крылова, а Николая Эрдмана:

Однажды молоко спросило у сметаны: "Скажите, вы еда или питье?" Сметана молвила: "Оставьте ваши шутки, Действительно, я где-то в промежутке".

И дальше про гермафродитов и "классовую принадлежность". Гуськов хохотал... Но в итоге мне пришлось забрать документы - в моем военном билете была запись, что я "актер театра и кино". Пришлось сказать, что документ этот потерян. А я, кстати, поступал еще и в Щукинское училище. Оно через дорогу. Ректора его видел - Владимира Этуша. Величина...

Поплевать в "вечность"

- А как же кинематограф?

- Это отдельная история. О том, как мы осаждали "Мосфильм", можно кино снимать. Я нашел выход: есть на студии фотоагентство "Фото Фрейм", занимающееся подбором молодых лиц для рекламы. Звонишь туда и говоришь, что хочешь пофотографироваться для рекламы. Они высылают к тебе своего человека, который обеспечивает главное - доступ на территорию "Мосфильма". А там уже действуй сам...

Таким образом я и получил свой первый московский контракт. Не киношный, а рекламный. Что тоже неплохо, учитывая, что как-то в столице жить надо. Хотя и в рекламные съемки конкурс огромный - примерно 400 человек на место. Кастинг пройти сложно, но мне повезло: я снимался в рекламе оператора сотовой связи Tele2. Помнится, заплатили они 700 долларов за один съемочный день. Увы, большим обломом было то, что я не попал в рекламную кампанию "Панасоник" - мое лицо могли бы разместить на баннере, а только за съемки в ролике заплатили бы 3000 долларов и в течение года еще по тысяче бы платили. За использование лица.

Ну и "поплевал в вечность", как сказала бы Раневская, снявшись в одной из первых серий "эпопеи" "Солдаты". Меня туда земляк наш Сергей Лепский приткнул. Потом я снимался у Грымова, в "Казусе Кукоцкого". И даже умудрился поставить драку.

- С этого места подробнее...

- Вышло так: помрежи у Грымова забыли о том, что сцену драки, когда одного из главных героев бьют в мрачном подъезде хулиганы, нужно элементарно срежиссировать: чтобы не было увечий, хотя бы. Такими вещами сам Юрий Грымов не должен был заниматься по определению. И очень он нервничал, кричал, матерился... Требовал, чтобы мы, статисты, делали злые лица. Но злые лица - еще не залог успеха. И я предложил свою помощь, которую приняли. В результате герой от наших ударов катился по лестнице, красиво падал. А рожи у нас - я потом смотрел на кассете - и вправду были злобные. Понравилось, одним словом...

- В театры Москвы не пытался попасть?

- Было дело... Целых десять дней проработал в Московском областном театре имени Александра Островского... Играл в массовке как начинающий в премьере "Ханумы", но ушел, так как предложили коммерческий контракт, который требовал полной занятости, что было несовместимо с работой в театре (я играл в течение недели Деда Мороза в одном супермаркете). Неудобно было перед Валентином Варецким, худруком театра, но все же...

- И ты решил вернуться?

- Да, потому что Москва отторгала своей холодной суетой. Мне надоела бессистемность поисков. Я вернулся туда, где меня всегда ждут. Это было летом прошлого года. В Академическом театре имени Горького я попал, конечно, не сразу, в обойму актеров, снабженных ролями. Это сейчас я играю Кая в "Снежной королеве", царевича в "Борисе Годунове", гнома в "Спящей красавице", нормальные роли пришли уже позже.

- Теперь там у вас актерская династия с Александром Ивановичем?

- Ну как сказать... Я и раньше переживал неприятные моменты: многие делали мне скидку на то, что мой отец - заслуженный артист России Александр Запорожец, декан театрального факультета к тому же... Разумеется, он первый мне не давал поблажек. Но, когда ему говорят, что "ваш Валя - вылитый вы в молодости", он улыбается и молчит. Хотя мне было приятно, когда покойный мой учитель Лев Александрович Ткачев отметил мое чтение, сказав, что я заставил его вспомнить былое, когда все они были молоды - и он, и папа...

Кстати, с папой связана у меня история первого пришествия в кино. Это был китайско-американо-российский сериал о войне в Северной Корее.

Я опаздывал на занятия. Знал, что отец меня по головке не погладит, непременно узнает о том, что опоздал. И тут у входа в академию меня встречают сокурсники:

- Ну что? На кастинге был?

- Нет! А что за кастинг?

- Китайцы приехали. Кино снимать будут. В такой-то аудитории прослушивание. С занятий даже разрешили уйти.

Я смекнул, что смогу придумать оправдание. Бегу на прослушивание - и нос к носу сталкиваюсь с отцом. "Наказание" последовало незамедлительно. Папа заставил меня перед китайскими кинематографистами чуть ли не на руках ходить... (Смеется.) За это я ему и благодарен.

Реалити-"Чтиво"

- В фильме "Чтиво" у тебя не только роль...

- Да. Небольшая роль Бармена.

- Но ты также выступаешь вторым режиссером, работаешь с массовкой - и как оно?

- Нелегко. Потому что ввиду отсутствия во Владивостоке кино - это дело новое, а стало быть, неразвитое. Каждый персонаж массовки - действующее лицо, которое вполне в состоянии погубить сцену, если что-то пойдет не так. И с этим надо осторожнее, особенно учитывая то, что в "Чтиве" изрядная часть сцен - массовая.

Второй обескураживающий момент: даже статисты требуют от нас денег. Многим невдомек, что "Чтиво" - фильм с очень маленьким бюджетом. Во Владивостоке сложно снимать кино с огромными гонорарами. Потому что нет денег. Бюджет "Чтива" не резиновый, а спонсоров у картины немного.

- Но тем не менее ты полон оптимизма...

- Да хотя бы потому, что верю в профессионализм Боровкова, который умудрился в 18 лет снять нормальный, пусть и короткометражный, фильм "Каникулы". И готов работать еще. Да уже сам факт, что Владивосток - мой любимый город - медленно и верно начинает делать кино, стоит дорогого.

- Чем, на твой взгляд, сможет удивить "Чтиво"? Какими находками?

- Мне понравилась идея, которую я бы обозначил как "эффект двойного видения", когда за плечами главного персонажа, за основной сценой, будут разрабатываться в той же степени самостоятельные другие планы. Это находка если и использовалась другими режиссерами, то не так уж часто. А в "Чтиве" она зазвучит по-новому, придавая общей картине дополнительный философский подтекст. Авторы словно говорят: "Смотрите, рядом с нами, в других людях, живет такой же удивительный мир! Тот, кто рядом с тобой, так же прекрасен, как и ты!" По-моему, этот посыл нужно уважать. "Чтиво" своей атмосферой реальности и теплоты должно покорять. И покорит.

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх