67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+7° ветер 5 м/c
12 мая
Среда

Общество

Игра в буквы

Людей, вкусивших с древа познания, отличает одна особенность: они не могут остановиться. Неодолимая тяга к новым знаниям ведёт их всё дальше и дальше. И заставляет делиться узнанным с другими. Как, например, наш герой

Александр Михайлович Лобычев - фигура для Владивостока, не побоимся пафоса, сакральная. Проницательный критик, редактор с огромным стажем, а теперь вот уже и галерист, арт-директор прогрессивной галереи "Портмэй". Странно, что до последнего времени Лобычев не попадал ни на страницы прессы, ни в объективы видеокамер... Впрочем, он и сам никогда работы в СМИ не чурался - долгое время работал на "Радио "Ви-Би-Си", где мы и познакомились. Лет десять назад.

Не так давно Александр Лобычев побывал в Иркутске, где принимал живейшее участие в работе круглого стола редакторов толстых литературных журналов Сибири и Дальнего Востока. Лобычев как заместитель главного редактора представлял альманах "Рубеж". Сам главный редактор, Александр Колесов, по ряду уважительных причин приехать в Иркутск не мог.

Глава 1. "Рубеж" и концепция

Итак, тихоокеанский альманах зажег просто. Ибо по уровню печатного исполнения и составу авторов, конечно, с ним трудно тягаться, например, "Сибири" или "Огням Кузбасса".

- Инициаторами этого круглого стола стал иркутский Союз российских писателей, а еще точнее - замечательный поэт Анатолий Кобенков. Из Москвы приехали Сергей Чупринин, редактор журнала "Знамя", удивительный прозаик Евгений Попов и сейчас уже бывший житель Иркутска Кобенков, он посещал Владивосток, кстати, в 2002-м и 2003 годах, будучи участником конференции Русского Пен-центра "Экология слова". Теперь Анатолий в Москве. Уехал он из Иркутска, не выдержав давления со стороны реакционной писательской среды, что, прикрываясь Валентином Григорьевичем Распутиным, как щитом и знаменем, борется с так называемыми литературными инакомыслящими. Очень грязными методами: пару раз Кобенкову фальшивые некрологи публиковали в тамошних газетах... Так они шутят.

Итак, вспомнили для начала самые старинные литературные журналы наших "диких" краев - "Сибирские огни" и "Дальний Восток"... Потом стали думать, что же еще есть - из сохранившегося. Остался в живых иркутский журнал "Сибирь", менявший название на "Ангару". Кемеровские "Огни Кузбасса", кстати, долгое время то выходили, то впадали в скорбную спячку. Также нельзя миновать и проект красноярского писателя Романа Солнцева "День и ночь".

Пришлось условно разделить то, что сегодня существует в литературной периодике на всей громадной территории Сибири и Дальнего Востока, на два потока - традиционные литературные журналы и авторские проекты. Как раз наш "Рубеж" и "День и ночь" пошли по разряду авторских. Ведь каждый из них был создан по инициативе одного человека. И усилиями таких одиночек с помощью единомышленников продолжает работать.

- И чем потряс "Рубеж" московские умы?

- Ну "потряс" сильно сказано. Но Чупринин после мелких придирок сказал, что "Рубеж" выделяется - от дизайна до подбора авторов и материалов. Знаешь, есть такая ремарка в литературных журналах - "рукописи не возвращаются"? У нас проще: в "Рубеже" их и вовсе не принимают. Но не потому, что мы снобы. Мы рукописи находим, организуем, заказываем и просим у тех, кто нам нужен.

- Это принципиально?

- Нет. Просто редакция "Рубежа" хорошо знает, кто альманаху нужен. У нас нет очереди из авторов. А еще мы никому не обязаны - никакой власти. Это ведь проблема многих периферийных литературных журналов: кто-то берет деньги у местной администрации, а их положено отрабатывать... Иной раз литературный журнал оказывается при каком-то "профсоюзе". Так, в Иркутске славная "Зеленая лампа", которую начинал в качестве редактора Кобенков, действует при Союзе российских писателей, а "Сибирь" - при Союзе писателей России. У нас такой проблемы нет.

Структура "Рубежа" также уникальна. Исходя из нее, появились многие новые, неожиданные даже, рубрики, например, "Зовы древности" - это оригинальные переводы из древней литературы стран Дальнего Востока. Или "Шу-хай" ("лесное море"), где публикуются проза, очерки, другие материалы о природе Дальнего Востока. А в рубрике "Чтоб жить и помнить" мы публикуем воспоминания о писателях, не так давно ушедших: в ней были представлены и Виктор Астафьев, и Иосиф Бродский, и сахалинский писатель Михаил Финнов, и Володя Илюшин, талантливейший прозаик из Хабаровска.

Мы стараемся, чтобы было поменьше идеологии, побольше литературы. Кстати, та же "Сибирь" не скрывает своей позиции: они на самом деле "борются" за устои и с "врагами России". Бог, как говорится, в помощь. Кто же против, если за "устои", да против врагов... В этой связи, кстати, хорошо выглядит журнал "Дальний Восток", уделяющий много внимания именно дальневосточной литературе, подтягивая и общероссийскую. На обсуждении о нем тепло говорили. Выходит, что и за наш "край Ойкумены" было не стыдно.

- Претензий не было, другими словами?

- Отчего же... Но по-доброму. Пожелали больше публиковать современных авторов, в смысле прозы и поэзии. Но у нас движение к современности и так происходит органично. Попов и Кобенков напирали на то, что "Рубеж" - альманах эстетский и интеллигентный. Спасибо. Но мне не нравится слово "эстетский". Невольно подразумевается снобизм. Пришлось парировать тем, что снобизм предполагает на самом деле убожество. Но понять их можно. На общем фоне провинциальных журналов и альманахов мы элитарные и эстетские. Да. Мы - альманах для долгого чтения. Злободневной публицистики у нас нет. Не потому что мы ею пренебрегаем. Просто потому что мы выходим раз в 1-2 года. Так уж сложилось.

Изначально альманах "Рубеж", что и в названии отражено (так назывался русский журнал в Харбине, выходивший с 1926-го по 1945 годы), был призван вернуть литературу эмиграции первой волны, осевшей в Китае и рассеявшейся от Австралии до США. Александру Колесову здорово помог потрясающий знаток эмигрантской литературы и ее собиратель и издатель Евгений Витковский. Также альманах опирался на помощь патриархов русской эмиграции в Китае - таких, как Альфред Хейдок, поэт Валерий Перелешин, историк Виктор Петров... Лишь благодаря таким крупным фигурам, как они, но в первую очередь, конечно, создателю "Рубежа" Александру Колесову стал возможен этот авторский литературный проект.

- Круглый стол толстых журналов свою задачу выполнил?

- Думаю, да... Удалось хотя бы собрать редакторов. И понять, кто чем жив и кто как дышит... Теперь Москва хотя бы отчасти будет об этом знать. Ведь пока у "Рубежа" нет своего сайта в интернете - кстати, скоро будет... Так что в этой связи все получилось.

Глава 2. "Серая лошадь" и кризис

- Теперь обратим взор на Владивосток... Помнится, ты говорил, что наше поэтическое объединение "Серая лошадь" в кризисе?

- Скорее, напротив. Просто господа поэты, имеющие обыкновение собираться в "Серой лошади", переросли сами себя. Они выросли из периода поиска. И неправильно, на мой взгляд, таким состоявшимся поэтам, как Александр Белых, Константин Дмитриенко, Елена Васильева, переводчику Ивану Ющенко, искать помощи и кружкового признания. У них это уже есть. Их самостоятельность несомненна.

Я помню то время, когда ЛИТО "Лира" была преобразована Юрием Кашуком в "Мастерскую". Тогда умер Гена Лысенко, и бесхозными остались Саша Радушкевич, Таня Вассунина, Раиса Мороз, Владимир Вещунов и другие литераторы. И тогда Юрий Иосифович Кашук сказал: "Во-первых, лира есть мелкая итальянская монета - к черту! Будем заниматься ремеслом". И ведь принимали в "Мастерскую" не просто так! Только после того как прочитают рукопись автора-соискателя. Не за красивые глаза и романтический блеск в зрачках. Махровые графоманы в "Мастерскую" просто не приходили! Случайных людей не было.

Тогда была огромная необходимость научить молодых авторов работать с текстом, внятно выражать свои мысли. Не думаю, что сейчас та же ситуация, она более сложна. И пусть выживать в одиночку сложно, я считаю: нельзя "Серой лошади" зацикливаться на идее литературного объединения. Это скучно. Другими словами, тем, кого можно назвать современными поэтами Владивостока, нельзя оставаться в рамках литературного кружка. Им нужно двигаться вперед. Они, я думаю, знают, что делать.

А пообщаться и выпить можно и совершенно неформальным способом... Тут никогда у нашей творческой интеллигенции - поэтов, писателей и художников - проблем не возникало.

Глава 3. "Портмэй" и преемственность

- А как "Портмэй" возник на твоем горизонте?

Во Владивостоке литераторы и художники в одной среде вращаются. Это не только "братья по бутылке", но и братья по творчеству. Как сказали бы "митьки", "братья по разуму".

Так вышло, что мне недавно предложили эту работу - арт-директора галереи "Портмэй". Поначалу она даже называлась иначе - "Ардис". Именно так называется судоходная компания "Ардис", руководство которой и создало эту галерею. Что само по себе в наши дни - явление поразительное. Тут только спасибо можно сказать главе фирмы Александру Скляру - за то, что он делает. Он из тех деловых и успешных людей, кто понимает: в искусство можно и нужно вкладывать деньги. Он не побоялся создать целый арт-комплекс, состоящий из галереи и багетной мастерской. И в той же мере я благодарен директору галереи - Ирине Кравченко. Она сегодня - великолепный менеджер.

- Иной раз кажется, что "Портмэй" занимает "экологическую" нишу "Арт-этажа", дай бог ему возродиться.

- Для нас в "Портмэе" "Арт-этаж" и "Арка" прежде всего старшие коллеги. И проведу аналогию с издательствами: нельзя сказать, что "Вагриус", допустим, занимает нишу Ad Marginem, так? Хотя все книги выпускают... Хотя если учесть, что мы находимся совсем рядом от того места, где раньше располагался "Арт-этаж", то некоторая преемственность есть...

Но, с другой стороны, мы не позиционируем себя как галерею современного искусства. Хотя в моем понимании у альманаха "Рубеж" и галереи "Портмэй" сегодня одна миссия. Они доносят до заинтересованных масс искусство в том виде, в каком его не стыдно показывать. И это чрезвычайно важно. Полагаю, что в будущем у нас появится еще больше оснований утверждать это. И еще больше коллег на этом поприще.

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх