65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 4 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Голландец, влюблённый в Приморье

Порой кажется, что только иностранцы способны открыть нам глаза на красоту и убожество нашей жизни

Михел Хотте - голландец, но уже десять лет живет во Владивостоке. За это время отлично освоился не только в нашем городе, но и в Уссурийской тайге. Прекрасно говорит по-русски. И в Нидерланды - чудесную страну тюльпанов, оазис благополучия - в ближайшее время возвращаться не собирается. Потому что здесь у него любимая работа: Михел - директор фонда "Тигрис", координатор Альянса по сохранению амурских тигров и леопардов (ALTA). Но не только поэтому...

Здравствуй, Россия...

- Я родился недалеко от Амстердама. У меня большая семья - брат и две сестры. С детства любил природу, много путешествовал. Мой отец работал в авиакомпании, благодаря этому он мог часто летать по миру и брал меня с собой. А мне нравились места, где есть дикие кошки. Я был на острове Ява в то время, когда там еще жил яванский подвид тигра. Двадцать лет назад он исчез с лица земли. Мы были во многих заповедниках Индонезии и Индии. Я очень хотел увидеть амурского тигра, или, как мы его называем в Европе, сибирского. Ведь это самый большой представитель кошачьих, самый красивый, как я считаю. Вообще, это же очень интересно: тропический зверь живет на снегу!

Когда открыли Владивосток, я сразу решил сюда ехать. Русский язык, конечно, не знал, поэтому перед поездкой купил несколько самоучителей. Но, приехав в Россию, мало что смог понять, так что мои занятия были не очень успешны. Из Питера во Владивосток поехал на поезде.

- Непростое путешествие...

- Нормальное путешествие, с приключениями. Раньше у вас была странная система: иностранцы почему-то должны были платить за билет в два раза больше. Но мне знакомый купил билет как русскому... Я, правда, говорил, с чудовищным акцентом. Где-то в середине пути проводницу смутил мой акцент, и она стала требовать, чтобы я доплатил ей сто долларов. Я сказал, что не собираюсь этого делать, и пошел разбираться к начальнику поезда. С ним мы договорились на пятьдесят долларов. Я попросил у него квитанцию. Он ответил, что даст ее позже... Уже подъезжали к Владивостоку, и наш вагон пришли проверять ревизоры, а с ними начальник поезда. Я к нему бросаюсь и говорю: "О, здравствуйте, как хорошо, что я вас увидел! Дайте мне квитанцию за те 50 долларов, что я вам заплатил..." Сейчас я понимаю, что начальник поезда не очень хорошо себя чувствовал.

- Ты приехал во Владивосток и...

- Сразу встретился с Дейлом Миккелом, это директор Общества защиты животных. В 1994 году сюда приехал американец, который совсем не говорили по-русски. И я был у него переводчиком. Это я-то, который только-только начал изучать русский язык! Тогда же я познакомился с Дмитрием Пикуновым и Павлом Фоменко (известные специалисты, изучающие амурских тигров. - Прим. авт.). Мы поехали в тайгу, поставили ловушки, чтобы ловить тигров и потом надевать на них радиоошейники. За две недели так никого и не встретили... Но я увидел прекрасную дикую тайгу. И был потрясен.

Голландия так скучна...

- Что, русский лес так сильно отличается от голландского?

- Очень! У нас вообще мало места - Нидерланды в четыре раза меньше Приморского края по площади и в восемь раз больше по количеству жителей. Наш лес больше похож на искусственно посаженный парк... В нем всегда много народу, много тропинок, по которым гуляют люди. И нет такого разнообразия деревьев, как в России. Сейчас в Голландии самый крупный хищник - лиса. Сто шестьдесят лет назад погиб последний волк. Нет даже выдр! Они тоже вымерли недавно. Им негде было жить, кругом люди, дороги, и они очень часто гибли под колесами автомобилей. В общем, очень у нас скучно...

- Ты организовал фонд "Тигрис" сразу, как приехал сюда?

- Не совсем так. В городе уже были американцы, и они сказали, что из Европы здесь никто не работает. Предложили мне заняться привлечением денег на охрану амурского тигра и дальневосточного леопарда. Сначала я искал средства, потом организовал фонд "Тигрис". Это стало занимать очень много времени, и я уволился со своей основной работы - в Амстердаме я был консультантом в крупнейшей коммерческой фирме. Знание экономики и юриспруденции мне очень пригодилось в дальнейшей работе здесь.

- А кто эти люди, которые жертвуют на спасение и защиту редких животных, обитающих на другом краю материка, на Дальнем Востоке?

- Деньги приходят на счет, и я не всегда знаю, кто их прислал. Есть единичные пожертвования, очень небольшие - от десяти долларов. Но чаще жертвуют организации. Бывает, что люди завещают часть своего наследства какому-нибудь фонду. Устраивают лотереи, часть дохода от которых идет на охрану природы. В Голландии так принято. Должен сказать, что об амурском тигре в нашей стране знают больше, чем о дальневосточном леопарде. И здесь голландцы, надо заметить, мало чем отличаются от русских. Недавно мы проводили исследование, знают ли жители Хасанского района, что рядом с ними живет самая редкая дикая кошка на планете. Оказалось, что лишь половина людей там информирована об этом!

- А ты сам встречал тигра и леопарда?

- Леопардов - нет, их вообще мало кто видел. А тигра в дикой природе видел дважды. Мы с Джоном Гудричем - это американский биолог - приехали в Сихотэ-Алиньский заповедник. Когда ехали в машине, по рации услышали сигнал, что к нам приближается тигр с радиоошейником. Подождали и увидели, как тигрица переходила дорогу!

Мы такие разные. Но это классно!

- Когда ты приехал во Владивосток, что тебя больше всего удивило?

- После Западной Европы, после Амстердама здесь оказалось очень тихо: на улицах не было рекламных щитов, иллюминации, было мало баров, ночных клубов. Автомобильные пробки в городе только начали появляться. Сейчас, конечно, все изменилось. Появилось много хороших дискотек... Еще удивляет, что здесь почти все коррумпировано. Экзамены в университете покупают. Купить можно все.

- А у вас в стране разве не так?

- В Голландии я ни разу не сталкивался с коррупцией. Конечно, в газетах пишут, если кого-то уличили в чем-то... И это всегда большой скандал. Например, недавно стало известно, что все крупные строительные компании, которые получают проекты от государства, договорились между собой и стали завышать цены. Это против наших законов. И тогда они подкупили некоторых чиновников. Когда это стало известно, разразился ужасный скандал, был большой шум в прессе.

- Михел, скажи, что отличает русских от голландцев?

- Русские принимают жизнь такой, какая она есть. Вы очень терпеливые. С одной стороны, это неплохо. Но с другой стороны, вы не меняете свою жизнь. Мне кажется, это не очень хорошо... Вообще, здесь все по-другому. Привычки, чувство юмора. Наш юмор жесткий... как это сказать... нескромный, не совсем приличный.

- Считается, что Голландия - страна свободных нравов...

- Что ты имеешь в виду? Да, у нас легализованы проституция, однополые браки, легкие наркотики. Но за продажу дериватов, к примеру, у нас человека осудят на три года.

- Как относится твоя семья к тому, что ты уехал жить в Россию, во Владивосток?

- В этом нет ничего странного. Голландия - страна очень маленькая. Поэтому мы много путешествуем. Мой брат, например, живет в Австралии, сестра - в Афинах в Греции.

- Ты уже два года встречаешь Новый год в России. Отличается ли его празднование у тебя на родине от нашего?

- О да! Мы очень любим фейерверки, и, когда весь город начинает их зажигать, становится очень красиво, все небо освещается. На Новый год мы не дарим друг другу подарков. В этом нет ничего удивительного: до этого у нас Рождество, а еще раньше, в первых числах декабря, - День Санта-Клауса. Поэтому дарить подарки еще и на Новый год голландцам кажется расточительным.

- Восемь месяцев в году ты проводишь во Владивостоке. Неужели тебе нравится здесь жить?

- Да. Здесь иногда отключают воду. Ну и что? У меня же есть бак! Мне только не нравится качество воздуха, он очень сильно отличается от воздуха в Амстердаме... А люди здесь добрые и открытые. В основном.

Наталия Алешина

Поделиться:

Наверх