65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 4 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Романтик русского леса

Может ли быть таким современный лесной бизнесмен? Наш герой не только может, но даже готов других научить гуманному отношению к тайге

Уходящая натура

В пору золотой осени тайга в Красноармейском районе напоминает картины Ван Гога. Жаркие подсолнухи березовых рощ, красная медь кленов, густые фиолетовые мазки хвойных деревьев по склонам оранжевых сопок словно сошли с полотен великого голландца...

Увы, сегодня тайга - не место для пленэра. Как заметил нам один абориген, пряча за спину пилу "Хусковариу": "В лесу МЫ работаем!" Можно сказать, сбылась вековая мечта тургеневского идиота Базарова, грезившего превратить все лесные угодья в одну рабочую мастерскую. Правда, мечтал он об этом совершенно бескорыстно. Теперь в лесу делают "бабки". Большие "бабки"!

В бизнесе этом задействовано почти все взрослое мужское население окрестных деревень. Как жуки-короеды, расползлись по тайге многочисленные лесозаготовительные артели. Забираются все дальше и дальше. Пашут на таежных делянах не покладая рук. Если дело пойдет так же активно и дальше, то от приморской тайги скоро останутся лишь грустные воспоминания. Уходящая натура.

Хотя спасти тайгу от тотального разграбления могут сами же лесозаготовители. Надо только переориентировать свои производства на более экономичный и гуманный по отношению к природе путь развития. Благо примеры нестандартного подхода уже есть. На одном таком предприятии, расположенном в селе Рощино, мы побывали.

Все ушли в лес

Рощино некогда было главным геологическим центром всего северного Приморья. Здесь базировалась знаменитая 29-я экспедиция. Геологи вели в глухих отрогах Сихотэ-Алиня активную разведку месторождений стратегически ценных руд, золота и вольфрама. Искали и находили. Получали за это научные звания и награды. Все остальное - военная тайна. Экспедиция работала на оборонку. Именно в этих местах добывались редкие металлы, без которых советские ракеты и самолеты не летали бы дальше и лучше других.

Поэтому во времена СССР Рощино не испытывало недостатка внимания со стороны государства. В селе был свой аэропорт. Сюда ежедневно прилетали с "большой земли" вертолеты и самолеты, даже ЯК-40. Жизнь била ключом. Так продолжалось до начала 1990-х. А лихое десятилетие "рыночных" преобразований похерило прежнее благосостояние. Теперь окна в здании рощинского аэропорта наглухо забиты досками, а по заросшему травой аэродрому бродят непуганые коровы. Сюда больше никто не прилетает. На бывших советских учреждениях в селе можно смело вывешивать табличку: "Все ушли в лес". Сегодня кормят людей лесозаготовители. Есть среди них свои купцы-живоглоты. Но есть и другие. Один из них - Павел Бочкарев, руководитель рощинского ООО "Гефест".

Не боги горшки обжигают

Его компанию в Рощино знает каждый. Здесь работает без малого сотня людей. Для села, где все основные производства в последние годы были развалены, это много.

Но еще больше впечатляет другое. Свое дело Бочкарев начал буквально с гвоздя. Никто из местных начальников за ним не стоял и по жизни блатной рукой не двигал. Что в нынешнем лесном бизнесе, поделенном на феодальные вотчины, очень большая редкость. Главные высоты в нем занимают по праву родства или знакомства: поскреби сегодня любого приморского лесопромышленника и обнаружишь ближайшую родню какого-нибудь директора лесхоза или на худой конец его доверенного лица. Павел добился всего сам. Чем очень гордится.

Отец и мать - геологи. Приехали в Рощино из Алтайского края в начале семидесятых. Как сын интеллигентных родителей Паша не раздумывал долго, куда пойти учиться - поступил в Уссурийский пединститут на факультет географии и биологии. А куда еще идти за теорией, коли на практике - за окном родительского дома - этой самой биологии с географией за горизонт.

Даже в свои сегодняшние 33 года Павел выглядит типичным молодым учителем ботаники. Поэтому, когда он после института решил уйти в бизнес, тем паче в такой суровый и непредсказуемый, как лесной, многие недоумевали. Уж больно грубые нравы царили здесь. Но Паша только с виду ботаник. Заработав первые капиталы на лесе, он сразу же стал вкладывать деньги в строительство собственной производственной базы. И не прогадал.

За девять лет "Гефест" вырос в мощное многопрофильное производство. Ведет по всему району активное строительство, на его счету уже десятки возведенных объектов. Недавно прикупили механические мастерские. Будут их реанимировать. А это опять же новые рабочие места. Ну и, конечно, продолжают заготавливать в тайге древесину. Львиная ее доля идет в глубокую переработку. Транжирить попусту лес не в его стиле. К природе Павел Вячеславович относится предельно деликатно. Поэтому, наверное, и затеял год назад необычный эксперимент по использованию в тайге давно уже забытой конной трелевки леса. Многие тогда посчитали это чудачеством. А зря! Как говорит сам Бочкарев, трактор в лесу - враг леса. Совсем другое дело лошадь. Она лесу товарищ и брат.

Назад в будущее

Конечно, такое в голову могло прийти только чистой воды ботанику. У большинства же его коллег по лесному бизнесу отношение к тайге прежнее - как у дембеля к водке. Пока не сведут ее на нет, не улягутся.

Бочкарев на своих таежных делянах старается рубить лес аккуратно. Поэтому и стал вывозить бревна лошадьми. Для начала подняли всех рощинских стариков, помнивших, как это делалось раньше. Те охотно поделились секретами конной трелевки. И процесс пошел. Сегодня в лесной конюшне у Павла два трудяги "монгола" - Дукат и Орлик. Со своими обязанностями справляются. А чему удивляться? Как сказал таежный мастер Пахомыч, в старых лесхозах дневная норма трелевки лошадьми были такая, как сейчас у тракторов. Если старик и загнул, то немножко.

Две лошади вывозят сегодня с участка по 10-15 кубов леса каждая. А ведь у них, в отличие от тракторов, по одной лошадиной силе. К тому же Орлик с Дукатом не жрут соляру бочками. Их топливо - сено и овес. Зимой главное лакомство - тыква. Недорого и практично. Так что с экономической точки зрения использование лошадей в тайге окупается с лихвой. Еще большая выгода от этого самой природе. Если при механизированной трелевке на лесных угодьях уничтожается 12 процентов всей живой растительности, то после лошадей на участке полностью сохраняется весь подрост и молодняк!

Чтобы добиться такого стопроцентного экологического результата, в Канаде, например, транспортируют лес на вертолетах. Во сколько это им обходится - даже загадывать страшно. Ясно одно: наши лошади в тайге не зря свой овес едят. Поэтому директор "Гефеста" настоятельно рекомендует использовать свое лошадиное ноу-хау в санитарной очистке лесопарковых зон, расположенных вокруг больших городов. Так что милости просим, коммунальщики Владивостока, Находки и Уссурийска, в гости к Бочкареву за опытом. Зеленый пояс своих городов нужно беречь. Иначе кирдык! В природоохранных зонах требуется ювелирная работа по очистке леса. А кто, как не лошади, способны это сделать? Благородному животному - благородное дело!

Японцам - беседки, русским - коттедж

Свой первый оцилиндрованный брус "Гефест" изготовил два года назад. Толчком к новому делу послужила покупка в Хабаровске калибровочного станка, который там едва не сдали в утиль. Когда его привезли в Рощино, мало кто предполагал, чем обернется эта затея. Однако местные умельцы быстренько довели станок до ума. И дело пошло. Да так споро, что вскоре выяснилось: они являются чуть ли не единственными на Дальнем Востоке производителями оцилиндрованного бруса, еще и собирающими дома из него!

Правда, пока это в основном загородные дачи в русском стиле. Их собирают на месте по чертежам клиента. Как говорится, на любой цвет и вкус. Спрос на такие домики в крае огромный. От заказчиков нет отбоя. В этом году собрали десять. Вышли на японцев. Уже отослали им пробный экземпляр их традиционной национальной обеденной беседки. Но это, так сказать, дальние перспективы. В ближайших же планах рощинского предпринимателя изготавливать дома из оцилиндрованного бруса прочнее и теплее каменных.

Для этого недавно и выписал из Финляндии мощный агрегат "Раундтрек". Диаметр круглого бруса сразу увеличится до 40 см. Тогда из него можно будет собирать настоящие деревянные дворцы. Такой дом из кедра и лиственницы, убежден он, при правильном соблюдении всей технологии способен простоять ни одну сотню лет. И внукам хватит, и правнукам. Еще одно преимущество - относительно недорогая стоимость для домов такого класса. 160 долларов за куб. На добротный коттедж, например, уйдет (в зависимости от размера) 100-200 кубов оцилиндрованного бруса. Теперь умножьте и посчитайте.

Именно в таком экологически чистом доме планирует жить и сам Бочкарев. Поэтому ждет - не дождется прибытия нового станка. Ввод его в строй не только увеличит объемы производства, но и позволит наконец хозяину "Гефеста" воплотить в жизнь свою давнюю мечту - пустить весь заготавливаемый им сегодня лес на внутренний рынок в виде классно выполненной продукции. И ни пяди родного бревна китайцам! Вот такой патриот. Гуманист и романтик русского леса.

Алексей Бурменко

Поделиться:

Наверх