65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 9 м/c
15 июня
Вторник

Общество

Что ищешь, ва-панцуй?

Некогда красивый и уважительный ритуал добычи женьшеня сегодня превратился в хищнический промысел: жаждущие улучшить свой генофонд китайцы просто грабят приморскую тайгу

С середины августа Уссурийская тайга наполняется охотниками. Вооруженные только палками, острым глазом и страстью (чаще - к деньгам, реже - к самому процессу поиска) они выискивают самое ценное и таинственное, что есть в тайге - женьшень. Но, как это обычно случается в нашем безумном мире, красивый и уважительный ритуал добычи корня давно превратился в хищнический промысел. Не помогает даже введенный государством запрет на корневку женьшеня - его выгребают и переправляют в Китай. А приморские старики-корневщики с надеждой на внимание и с трепетом в голосе пытаются передать все, что знают о корне и связанных с ним традициях, любому интересующемуся, в том числе и корр. "Н".

Корнёвщик корнёвщику рознь

Жители сел в таежных районах края знают о запрете на добычу корня, но по-прежнему бегают за ним. Одним нужен для лекарства: водочными настойками женьшеня лечат все. Они дешевле, чем фармпродукция, завозимая в местные аптеки, и экологически надежнее. Другие живут с того, что заготовят в тайге - шишку ли, зверя ли. Но главный бонус в случае удачи приносит, конечно, корень. Эта категория "охотников" сдает добытое скупщикам, тем же китайцам. Причем эти же корневщики обвиняют соседей из Поднебесной в разграблении тайги: они, мол, берут "панцуй" не только осенью, когда растение отцветет и уронит ягоды для последующего воспроизводства, а весь сезон, и обычной практики, когда маленькие корешки оставляют расти, "хунхузы" не придерживаются.

- В китайских легендах говорится, что злым людям женьшень на глаза не показывается, - рассказывает житель Чугуевки Геннадий Ларионов. - Я по молодости верил еще. А теперь понимаю, что это неправда. Иначе такого безобразия, как сейчас, просто не было бы...

Геннадий Петрович сам корневщик со стажем. Приехал служить в Приморье в 1964-м, да так и остался - тайга заворожила. Историю первого найденного корня помнит, словно это вчера было:

- Я тогда служил авиационным радиомехаником. Все в увольнение кто куда, а я в тайгу. Как сейчас помню, 11 сентября 1966-го. Вышел утром прогуляться на гору Синюю, до нее километров 15. Иду, виноград и смородину рву. Присел отдохнуть на валежину, гляжу, а он прямо передо мной. Как женьшень выглядел, я примерно знал, у меня открытка была - тантайзочка, это женьшень лет 20-ти, на его стебле три листа. И все равно не поверил сначала, что это он. Все местные же ходили корневать в сторону Варфоломеевки, про Синюю и не думал никто. Решил копать, и сейчас понимаю свою ошибку: начал сверху, так что повредил корешок. Но все равно добыл. Он толщиной с палец оказался, граммов 25-30 было. Я сержантом получал 15 рублей. А в заготконторах тогда корень принимали по 50 копеек за грамм, самый дорогой, свыше 40 граммов, стоил по рублю семьдесят. В общем, начал промышлять потихоньку, выучил названия, научился правильно выкапывать...

Таинственный, как человек

Кстати, китайцы первыми начали промышлять в Уссурийском крае женьшень, потому и названия сплошь китайские: "панцуй" - женьшень, "ва-панцуй" означает на одном из северных диалектов "искатель женьшеня" (ва - охотник, искатель, собиратель). Впрочем, диалекты, как и русскоязычные версии, разнятся, поэтому в Ольгинском районе, например, говорят "панча".

- По заведенному порядку, если увидишь женьшень, то кричишь: "Панцуй!" - рассказывает Петрович. - В ответ спрашивают, какой корень: "Шима панцуй?" Называешь в зависимости от количества листов: один лист - пацанза, два листа - альтяза, три - тантайза, четыре - сипие, пять - упие, шесть - липие. Если растение имеет два и больше побегов - это сантэ. Фансай - когда на стрелке присутствует еще один этаж листьев...

Еще в обиходе корневщиков часто упоминается сабаргун - палка, с которой они ходят в лес. Вещь тоже культовая. Во-первых, на этой палке делаются зарубки по количеству найденных корней. Удачливый сабаргун из лесу стараются не выносить, а прячут у дорог в канавах. Во-вторых, палка служит неким мерилом, когда корневщики прочесывали сопки, идя цепью (обычно собиралось по пять-шесть человек). Так и называлось: идти палка в палку.

- Когда идут цепью, выбирается старший обязательно. Прочесывается лес плотно, но женьшень - растение невысокое и даже с ягодами не слишком приметное, поэтому прячется от глаз. Если увидишь его на пути товарища, то не имеешь права крикнуть. Вот если он его пропустил и прошел на пару шагов дальше, тогда кричишь: "Панцуй!" По традиции пропустившего наказывают - бьют палкой. Несильно, конечно, чисто символически. А того, кто упие нашел, кормят сладкой кашей, и он ничего не делает. Но цепью мне никогда не нравилось ходить – трудно подобрать хорошую компанию, бывало, что жадные до денег всю "охоту" испортят: и настроение, и удачу вспугнут. Вот сколько лет ЕГО наблюдаю и могу сказать одно: это таинственное растение...

Женьшень действительно исстари вызывал у человека сильное изумление сродни священному трепету: в зависимости от возраста и условий произрастания у него меняются количество листьев, стеблей, масса корня. Корни, кстати, обладают способностью резко сокращаться, а потому на зиму верхушка втягивается под землю, прячется. Потому-то изгибаются отводки корня, находящиеся ближе к поверхности земли, и становятся похожими на руки, согнутые в локтях. Корневщики, окончательно очеловечив корень, распознают "руки", "ноги", "головку", "шейку" и "тело". Еще у этого растения есть одна способность, которая породила массу легенд: если повреждается ростовая почка женьшеня, он может "заснуть" на 15-30 лет и ждать подходящих условий, не выбрасывая стрелку.

Ненасытная страсть

- Я сейчас не корнюю, - поспешил оправдаться Геннадий Ларионов. – Во-первых, нельзя. Во-вторых, есть домашняя делянка женьшеня. У нас раньше во многих селах на этом жили, в Ленино, например, в каждом огороде культурный женьшень рос. Но с тех пор как запретили заготавливать корень и заготконторы исчезли, выращивать перестали.

Но у меня есть на примете несколько корней в тайге. Невозможно ведь забыть эти ощущения: издалека увидишь – и сердце биться чаще начинает, стоит раз наткнуться на корень, и тебя тянет туда непреодолимо. Какая-то ненасытная страсть. Но то, что сейчас творится в тайге, оправдать трудно. Никакого уважения к природе не осталось. Маленькие корешки мы когда-то пестовали, пусть и пересаживали на свои делянки или потайные места, а сейчас, если обнаруживают посадки, выбирают все напрочь. Такого варварства, как нынче, не было.

Приморский корень - самый полезный по действующему веществу: 40 единиц дикий и 36 – одомашненный. А китайский, вьетнамский – 12-16 единиц. Вот китайцы и вывозят наш корень, формируют свой генофонд, а наши леса подчистую выгребают...

Из книги "Искатели женьшеня в Уссурийском крае" "Место, где найден корень, тщательно изучается. Китаец приглядывается к топографии местности, к составу горных пород, к почве и внимательно изучает сообщество травянистых, кустарниковых и древесных растений. Осмотревшись кругом, он становится на колени, разбирает траву руками и самым тщательным образом осматривает растение. Убедившись, что женьшень растет только один и что рядом нет других таких же растений, китаец осторожно раскапывает землю, чуть-чуть оголяет женьшень и осматривает его. По морщинам и рубчикам на нем он определяет его достоинство. Если, по мнению женьшенщика, корень еще невелик, он оставляет его расти до будущего года. Если панцуй найден в периоде цветения или созревания семян, то ему дают отцвести и осыпать их на землю в той надежде, что здесь со временем вырастут другие, такие же растения".
Из книги "Искатели женьшеня в Уссурийском крае" "Самый женьшень (оставленный расти. – Прим. ред.) обтыкается кругом тоненькими палочками - знак того, что корень этот уже найден. Другой китаец, нашедший такой, обтыканный палочками женьшень, ни за что его не тронет. Делается это не из страха ответственности, не из суеверия - здесь просто сказывается внимание к чужому интересу".
Корни-алмазы Чем массивнее корень женьшеня, тем выше он оценивается. Наиболее крупным корням присвоены собственные звучные имена, совсем как алмазам: например, "Уссурийский старец", "Краб". Корни весом 200 г и более сейчас встречаются в природе очень редко. Еще реже можно отыскать более крупные корни, а находки женьшеня весом в 400-600 г вообще уникальны. В одной из исторических хроник упоминается, что "в 1905 году при проложении Сучанской железной дороги в двух саженях от того места, где теперь поставлено здание станции "Фанза", был найден корень, которому считают 200 лет существования. Он весил 18 лан (около 680 г) и был продан во Владивостоке за 1800 рублей, а в Шанхае оценен в 5000 мексиканских долларов.
Владимир Арсеньев, "Искатели женьшеня в Уссурийском крае", 1925 год "Завидев женьшень, манза-искатель кидает в сторону от себя палку и, закрыв глаза рукою, с криком бросается ниц на землю: "Панцуй, не уходи! - кричит он громким голосом. - Я чистый человек, я душу свою освободил от грехов, сердце мое открыто, и нет худых помышлений".

Яна Хазова

Поделиться:

Наверх