65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+29° ветер 2 м/c
13 июня
Воскресенье

Общество

Мамаша Кураж

Иногда просто жить - это уже подвиг

Ее зовут Елена Сергеевна. Лена, Бетси, Бэца... Как все нормальные женщины, она терпеть не может, когда ее зовут по отчеству и спрашивают: "Сколько тебе лет?" "Столько не живут!" - она смеется громко и немного неестественно. Но это не от того, что комплексует, а потому что слышит плохо.

До и после

У некоторых людей жизнь идет размеренно, чередуя черные полосы с белыми, подкидывая то радости, то неприятности. А у некоторых неожиданно рвется напополам, создавая как бы две части - до и после. Сама-то я не верю ни в карму, ни в прочие подобные штуки, хотя среди наших встречается довольно много отъявленных фаталистов. И что такое вообще судьба? Хозяева ли мы ей или есть некие силы, играющие человеческими судьбами в фантастический покер, отчаянно блефуя в надежде на не постижимый простыми смертными выигрыш?

Ее жизнь однажды так же поделилась на две неравных половины. В первой, до аварии, осталась нормальная жизнь, с работой и всем, что полагается веселой и красивой женщине. А во второй она живет уже десять лет.

- Любимая книга? Кулинарные рецепты! Смеешься, что ли?

Да уж, какие там книги, когда для того, чтобы строчку рассмотреть, приходится брать в руки огромную лупу. Но она все равно читает, потому что нормальному человеку без литературы остаться - одно из самых тяжких наказаний. Она по-прежнему любит театр, и на вернисажах мы встречаемся довольно часто. А как-то ее Ол прокатил на своем мотоцикле с автомобильным креслом вместо люльки, и никаких ремней безопасности ("Чтобы, если что, человек просто отлетел подальше", - примерно так). Нормально доехала. А после того как ей друзья привезли большую хорошую палатку, она еще и путешествует радостно - весь край объездила.

Пляжный домик для леди

Летом в городе жить невозможно. На даче летом намного лучше, это вам любой дачник скажет. Но ничего нет в этом мире совершенного, особенно законов. Дачные местечки в пригороде постепенно переходят в руки частников, которые церемоний разводить не любят. Это, мол, моя земля - убирайтесь подобру-поздорову. Вот и Лене пришлось убраться. Хорошо, что есть друзья, которые выручают. Теперь она летом живет на пляже. Ее кокетливое "бунгало", созданное добрыми руками друзей из крохотного оцинкованного сарайчика, как в песне, "тешит зевак и украшает пляж".

И ведь это же не коттедж тебе какой-нибудь миллионнодолларовый. Это делается так: пришла Света (художница молоденькая), расписала стены, пришла Наташа (давняя подруга, фитодизайнер), набрала травы, высушила и придумала, как с ней поступить. Потом Маша (дочь, дизайнер) приволокла откуда-то кусок здоровенной оранжевой рыболовной сети (при виде нее первый вопрос возникает: что за рыбу такими огромными ячеями ловят? Китов что ли? Сошлись на тунце. Мы его не видели, но, говорят, большой очень). Тут траву вплели, там молоточком тюкнули, здесь краской брызнули, на заднем плане красивый кусок мануфактуры, картина, картинка, цветок. Так вот красота и рождается. А она? А как же! Как может человек не принимать участия в процессе рождения своего жилья? Да и трава тоже. Это же не экзотика, она здесь же и растет. За сараем. В смысле за бунгало. Услышав гул газонокосилки, Ленчик сразу хватается за голову: "Да что они тут косят и косят? Ненавижу, когда косят. Последнюю траву срезал! Уймись!"

Ее раздражают слишком резкие звуки, а с некоторых пор и пьяные друзья. В конце концов, в жизни каждой нормальной женщины наступает момент, когда она понимает, что кое в чем была не права и вот в этом месте пора остановиться. "У тебя тоже пройдет. Это тебя сейчас несет, подожди, успокоишься..." И я ей, пожалуй, верю. Не потому, что она меня на десять лет старше, а просто потому, что хочется.

Они все мне немного дети

- Девчонки все такие красивые, - Лена смотрит сквозь травяные "жалюзи" своей небольшой веранды на девок, поворачивающих за солнцем атласные поджаристые попки. - У меня нет старых подруг. Мои - все молодые. Даже если за пятьдесят. Да вообще, зачем общаться со старыми? Скучно! Старые все нудные, а с молодежью рядом и сам молодеешь.

Это, в общем, тоже абсолютная правда. Ее многочисленные приятели и приятельницы - молодые художники из поколения наших детей. Потому что, во-первых, Бетси - культовая личность, а во-вторых, то, что принято считать "антипедагогичным", или еще есть такое выражение - "дешевый авторитет", - это на самом деле лучший способ общения с детьми. На уровне настоящего доверия. Им же все равно надо кому-то реально взрослому задавать вопросы, на которые семья, школа и яндекс иногда ответить затрудняются. И знать при этом, что в ответ тебе не врут, даже из благих побуждений. И вообще не врут, потому что смысла нет. Молодые тоже не зовут ее по отчеству, но субординацию блюдут и лишних вольностей не позволяют.

- Они все немного мои дети! Вот эта у меня средненькая, - на крыльце появляется голенастая девица с крохотным щенком карликовой таксы и сходу начинает прибивать кусок болтающейся сетки. - Что бы я без них делала!

Ее собственная дочь, Мария, прелестная молодая дама, с хорошим дизайнерским образованием, семьей и уже солидным бизнесом, бывает по этому поводу весьма скептична. Ей виднее. Никто не знает нас лучше, чем наши взрослые дочери. Они же все видят и терпят довольно много. Хорошо еще, когда все понимают. Маша понимает.

Главное - не наследить

- Вот, смотри! - Лена берет в руки пару высушенных стеблей, корявых и черных, мака декоративного и прикладывает к ним пушистое соцветие белой гортензии. - Вот он, выбор, и ты можешь его всегда сделать. Как тебе жить, какой путь выбрать.

- Я бы выбрала черный, - юная художница еще слишком смелая, чтобы хотеть быть белой и пушистой.

- Каждый однажды делает свой выбор, а потом сам расплачивается за свои собственные ошибки. Мне говорят: "Такая женщина, как вы, должна оставить след в жизни..." А я говорю: "Не наследить бы!"

Да уж. Кто потом убирать-то будет? Кстати, на пляже всегда прибрано. Купаться, правда, в Амурском заливе, особенно здесь, не то что бы неприятно, а временами просто противно, но это ерунда. Потому что это место свое, обжитое. И даже когда кто-то из отдыхающих по привычке начинает творить бесчинства: ну там, пытаться ломать что-нибудь самодельное, красивое или фотографироваться с нагло вырванным травяным чучелом, сделанным Леной, то на замечания, как ни странно, реагируют правильно. И музыка здесь всегда изысканно хорошая звучит. Что в засилье тошнотно-форматной радийной попсы тоже много значит.

Сразу после аварии, когда проблемы со слухом стояли очень остро, ей казалось, что музыка умерла.

- Помнишь, тогда песня была, везде звучала, заунывная такая: "У меня сегодня замуж вышла старшая сестра"? Так я вначале никакой музыки не слышала, мне все время, как заиграет что-нибудь, слышалось одно: "У меня сегодня замуж..." А потом Наташа, она звукорежиссер, учила меня музыку слушать заново, по ноткам почти узнавать. Спасибо друзьям, устроили мне тут реабилитационный центр...

Да. Так оно и есть. Хотя тихим спокойным уголком это место назвать сложно. Это ж в черте города. Здесь всегда толкутся отдыхающие и приходящие. Здесь наличествуют все виды транспорта, имеющиеся в природе, - начиная от детских колясок: велосипеды, авто-мото, прогулочные катамараны, катера, яхты. А еще проносятся со свистом электрички и поезда, потому что рядом железная дорога, и большие самолеты над головой заходят на посадку, на Артем. И мы видим их выпущенные шасси. Если отплыть на катамаране подальше, в сторону Песчаного, вид открывается обычный - постиндустриальный, с закопченными трубами фанзавода, проводами и прочими чисто городскими атрибутами жизни. А все равно уютно. Потому что это наша жизнь. И она, в общем, не так уж и плоха.

Светлана Филиппова

Поделиться:

Наверх