67,72 ↓ 100 JPY
11,50 ↓ 10 CNY
74,00 ↓ USD
65,60 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+21° ветер 4 м/c
16 мая
Воскресенье

Общество

Чёртова работа святых людей

В воскресенье, 20 июня, Россия отметит День медицинского работника. Эти люди помогают нам жить

Спасибо вам. И не только потому, что праздник! Просто - спасибо. Елене Борисовне Касьяненко, Людмиле Сергеевне Благовещенской, Елене Александровне Салковой, Андрею Владимировичу Выхристюку, Анне Викторовне Путенихиной, Алле Михайловне Кононовой, Марине Михайловне Цветковой, Надежде Федоровне Талановой, Анне Сединовне Ли и всем-всем Врачам с большой буквы, имена которых, к огромному нашему сожалению, просто невозможно напечатать в газете. Мы очень благодарны вам. Будьте здоровы!

Безусловно, многое изменилось за последние сорок пять лет. Но люди, посвятившие свою жизнь медицине, остались теми же - увлеченными и искренне влюбленными в свою профессию.

Их внучка учится в медицинском институте на одни пятерки. Их сын-хирург, они им гордятся. Он - один из старейших действующих хирургов на Дальнем Востоке, заслуженный врач России. Она - акушер-гинеколог, главный врач городского роддома № 5 и тоже заслуженный врач России. На двоих у Аркадия Петровича и Лилии Александровны Зверевых почти девяносто лет медицинской практики. И, если вы думаете, что восхищаться здесь нечем, уверяю: вы глубоко заблуждаетесь.

Дни хирурга Зверева

Вы не поверите: клятвы Гиппократа он никогда никому не давал. Но всю свою жизнь честно, бескорыстно и преданно служит медицине. А обещания здесь неуместны

В 5.56 на Военном шоссе останавливается электричка. Он всегда заходит в третий вагон. Едет в одиночестве. На работе он уже в 6.20. До планерки больше часа - времени как раз хватает, чтобы войти в курс всех дел...

За долгую жизнь всего одна запись в трудовой книжке: врач Дальзаводской больницы (сейчас это городская больница № 4). За плечами - два инфаркта. Уже двенадцать лет кардиостимулятор помогает сердцу биться. Но один из старейших действующих хирургов Дальнего Востока, заслуженный врач России Аркадий Зверев на пенсию уходить не собирается. Еще чего! В октябре намерен отметить 45 лет работы хирургом. Мы подсчитываем: если в день - одна операция... "А она, как правило, не одна! - улыбается Аркадий Петрович. - Обычно две-три, четыре... А как-то в один Новый год за сутки прооперировали двадцать шесть человек! Мне говорят: "Да брось заливать! В сутках всего-то двадцать четыре часа!" Ну что тут скажешь... Оперировал двух-трех человек одновременно, бегал от стола к столу..."

Ну так вот: на счету хирурга Зверева двадцать-тридцать тысяч прооперированных людей. А может быть, и больше.

- Скажу вам сразу: человек я в медицине случайный! Мечтал стоять на капитанском мостике в белом кителе... Один мой дядя был адмиралом, другой - основателем крабового флота, отец тоже плавал. И я себе без моря жизни не представлял. Какая там медицина?! Но именно медики и загубили мою голубую мечту - не прошел медицинскую комиссию, забраковали по зрению. А еще до этого печального факта в нашу школу приезжали люди агитировать, чтобы выпускники поступали в мединститут. Ну все давай кричать: "Зверева, Зверева запишите!" Меня и записали.

Приехал в Хабаровск, поступил в мед, началась учеба... А мне скучно - сил никаких нет! А преподаватели, главное, все не по-русски говорят: гемоглобин, эритроциты, асфиксия... Я, понятное дело, то на рыбалку съезжу (вместо учебы-то), то к бабушке на пирожки... И вот, как сейчас число помню, шестнадцатого ноября вызывают меня в ректорат: "Ты, говорят, учиться не хочешь?" "Почему же не хочу, - отвечаю, - хочу я учиться!" А сам думаю: "Если выгонят, вот позоруха-то будет... Что родителям скажу?" В общем, все экзамены через месяц сдал на "отлично". А потом, на третьем курсе, началась хирургия. И я понял: это мое...

- Первую операцию помните?

- А как же! На третьем курсе. Мы еще тогда только стали изучать "септик-антисептик", я пришел в больницу стажироваться. Мне говорят: иди, мойся. Помылся. Сестра меня одела. Больному - у него аппендицит был - уже сделали наркоз. Я стою, жду. Сейчас, думаю, смотреть буду, как это все... А мне говорят: "Чего стоишь? Давай работай!"

- Ну и как ощущения?

- Из операционной я вышел мокрый. Выжал все: халат, трусы... Оделся, зашел к врачам. А те ржут, довольные.

- Особенно больной обхохотался бы, узнав, что вы только "септик-антисептик" проходите!

- Да... В общем, к окончанию института за плечами у меня были сто пятьдесят операций. И пошло-поехало... Знаете, я - тягловая сила. Не администратор, не хозяйственник, а именно - рабочая лошадка. И ничего другого мне не надо. Работа помогает жить. Язва беспокоит, но только начинается операция - боль проходит. Закончил оперировать, сажусь писать - опять беспокоит. Снова начинается операция - снова не болит... Прямо хоть из операционной не выходи! Шла как-то операция с четырех часов дня до шести часов утра. "Как себя чувствуешь?" - после спрашивают коллеги. - А как я себя могу чувствовать? Хорошо. Когда идет операция, забываешь обо всем на свете.

- Почти все наши врачи - ваши ученики...

- Да, многие. Чтобы стать хорошим хирургом, многого ведь не надо. Трудолюбие в первую очередь. Спокойствие. Спешить тоже ни к чему. Но главное, конечно, любовь. Огромная любовь к людям. А еще бескорыстие. Знаете, мне абсолютно неважно, кто лежит передо мной на операционном столе, будь то первое лицо государства или... Я сперва прооперирую, а уж потом на лицо посмотрю. А многие нынешние врачи - коммерсанты. Мы теряем наше здравоохранение, увы. Я работал во многих странах мира. Везде, абсолютно везде экстренная медицинская помощь оказывается бесплатно. А у нас... Мне это претит. Вокруг говорят: нужно зарабатывать деньги. Да, конечно, зарабатывайте. Вы же давали клятву Гиппократа. А я не давал. Поэтому я буду просто лечить...

Это лучшее в мире дело!

Самое чистое и светлое, что может быть в жизни, - принимать на руки только что родившегося ребёнка

... А 1959-й выдался "урожайным" чрезвычайно. Судите сами: 25-30 родов в сутки! Места для только что появившихся на свет детей не хватало. Их складывали на столы, стулья, тумбочки... Акушеры от усталости валились с ног. Но какое это было счастье! Лилия Александровна мечтает, чтобы роддом был так же заполнен. Ведь сейчас условия для появления на свет младенцев совсем другие. Если бы только женщины постарались...

Именно в пятьдесят девятом она получила диплом врача. И ни разу не пожалела о своем выборе. Почему Лилия Александровна стала акушером? Над ответом заслуженный врач России Зверева не раздумывала ни секунды:

- Это самый быстрый и действенный способ приносить людям добро и облегчение. Поэтому я знала твердо, чем мне заняться. Принимать на руки ребенка - это самое чистое и светлое, что может быть в жизни...

По окончании Хабаровского медицинского института она стала работать в единственном тогда во Владивостоке роддоме - сейчас это роддом № 4. Потом открывала роддом № 3. Там в качестве главврача она проработала десять лет. Затем в крайздравотделе курировала вопросы охраны материнства и детства. А в 1992 году возглавила роддом № 5.

- Нужно очень любить профессию, чтобы суметь посвятить ей всего себя, без остатка. В акушерстве случайных людей нет, все - преданные делу. А по-другому не получается! Работать с раннего утра до поздней ночи, быть ответственным за жизни других людей - не каждый это выдержит. Понимаете, акушера нельзя воспитать. С желанием помогать людям нужно родиться - не иначе... За сорок пять лет в акушерстве многое изменилось. Появились неонатологи, круглосуточно работающие лаборатории, взрослые и детские реанимации... А акушеры - все те же влюбленные в свою профессию люди.

В роддоме № 5 за последние пять лет ни одной смерти роженицы. 81 процент наших врачей имеют категорию. Но что такое хороший акушер? Это в первую очередь задушевный человек. И квалифицированный. Мне кажется, вместе со мной работают именно такие люди. Приходите к нам рожать, убедитесь сами!

Юлия Гусейнова

Поделиться:

Наверх