67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+10° ветер 5 м/c
08 мая
Суббота

Общество

Ещё не последние

"Здравствуй, капитан, - обратился ко мне вошедший. Затем он прислонил к дереву винтовку, снял со спины котомку и, обтерев потное лицо рукавом рубашки, подсел к огню...

...Теперь я мог хорошо его рассмотреть. На вид ему было лет сорок пять. Это был человек невысокого роста, коренастый и, видимо, обладавший достаточной физической силой. Грудь у него была выпуклая, руки крепкие, мускулистые, ноги немного кривые. Загорелое лицо его было типично для туземцев: выдающиеся скулы, маленький нос, глаза с монгольской складкой век и широкий рот с крепкими зубами. Небольшие русые усы окаймляли его верхнюю губу, и рыжеватая бородка украшала подбородок. Но всего замечательнее были его глаза. Темно-серые, а не карие, они смотрели спокойно и немного наивно. В них сквозили решительность, прямота характера и добродушие". В. К. Арсеньев, "Дерсу Узала"

Имя этого легендарного удэгейца знакомо многим. Из него даже сделали бренд - травяные чаи продают, да и книга Арсеньева все еще пользуется спросом у иностранных туристов. Горожане тоже помнят, что на этой земле некогда жили другие люди. Но потомками завоевателей, наподобие американских янки, никто себя не считает. Это у них там бедные индейцы в резервациях, а у нас все нормально.

Некоторые особо ревностные экологи вообще считают, что представители приморских малых народностей сплошь злобные браконьеры: от них, мол, тайга страдает. Ну как тут не вспомнить про индейцев! И, кстати, в резервации земля считается собственностью племени, оно само устанавливает, сколько и на кого охотиться и из чего коврики плести. А нашим, как обычно: туда не ходи, там не стреляй, слишком много рыбы поймал... Конечно! Вдруг богатенький Буратино из Москвы, например, прилетит с инспекцией на экстрим-охоту, а ему никто не попадется? Индейцы-удэгейцы проклятые всех изюбрей в тайге пожрали!

Нормальные удэге

Мы познакомились с удэгейцами в Новопокровке, куда братьев Андрея и Бориса Кялунзига пригласили поучаствовать в экологическом круглом столе. После того как в них принародно метали громы и молнии, обвиняя во всех охотничьих грехах, братья смущенно оправдывались:

- Такое впечатление, что это мы тут все вокруг... Да и не про нас это. Про краснояровских. У них там большая деревня, а мы здесь, в Рощино, можете посмотреть, как живем.

Ехать в Красный Яр возможности не было, а Рощино - вот оно - рядом. И мы решили познакомиться с Кялунзигами на их территории - как они поживают, "индейцы" наши.

Рощинские удэгейцы составляют семейную общину "Буахони", что в переводе означает "Дикая тайга". В общине 94 человека - три разных фамилии, хотя, в принципе, все они родственники.

- Конечно, жены у нас в основном русские, - смеются братья. - А что ж нам, друг на друге, что ли, жениться? Мало нас. Здесь человек сто, в Красном Яру, наверное, триста, да по деревням - где две семьи, где три. Тысяча, может, и наберется. Мы-то совсем уж обрусели, а вот там у них есть и дома такие... красивые, и праздник осенью проходит.

- Нас даже и не приглашают! - вставляет одна из невесток, Ирина. - Ну и не надо. Жить в Красный Яр мы все рано не поедем. Бабушка помнит, как из Сыньчихезы (с. Островное) сюда перебирались. Неохота опять в глушь возвращаться.

В клане Кялунзига около 30 человек вместе с детьми и русскими женами. Глава клана - бабушка, Ольга Андреевна, довольно бодрая семидесятилетняя старуха, очень колоритная, хоть в вестерне снимай! Живут все рядом, в момент сбегаются по звонку, и чувствуется, что семья дружная. Невестки - и русские, и удэгейские - друг с другом отлично ладят. А чего им делить?

- Мы все с детства знакомы. Мои родители тут же, через дом, живут, так что, когда с Андреем поженились, все это восприняли как должное, нормально, - говорит жена Андрея Кялунзиги Вика, хорошенькая блондинка лет двадцати пяти. - А муж он хороший, заботливый, другого мне не надо. Мы и во Владивосток ездим часто, и в Хабаровск - здесь же расстояние примерно одинаковое. Это вам кажется далеко, а мы привыкли!

И ездят не на оленях, вестимо, а на "Марке" - не слишком модном, но вполне приспособленном для дальних поездок. Особых богатств в семье нет, разве что хорошая бытовая техника, дом скромный, но огород и двор аккуратные. Неизменная спутниковая тарелка на крыше - не бог весть какой показатель достатка, просто без нее в Рощино телевизор ловит всего две центральных программы, и то плохо.

Их меньше, чем тигров!

- Я эту семью очень давно знаю, - рассказывал нам в Рощино земляк Кялундзиг. - Помню, однажды пропали куда-то братья, старшему лет двенадцать, наверное, было, а младшему - лет семь. Я у отца их спрашиваю, где мальчишки? Он говорит: "В пионерский лагерь отправил". Это уж потом их увидели в этом "лагере": отвез отец пацанов на лодке в тайгу, на островок, оставил муки да соли сколько-то, снасти для рыбалки и ружье. И ничего! Наших так закинь... Хорошие они люди. А что охотятся, так удэгейцев осталось еще меньше, чем тигров! Я считаю, пусть стреляют, сколько им надо, пусть корень копают, панты режут. Не они ведь тайгу угробили. Да их самих уже давно пора в Красную книгу занести!

Согласно мировой стистике, умирающим считается удэгейский язык, он исчезнет в ближайших 50 лет, потому что живых носителей языка осталось 100 человек. Нет, словари-то есть. Удэгейцы, несмотря на то что "лесные люди", дали миру целую плеяду писателей и филологов (Джанси Кимонко, например, переведен на 30 языков). Кстати, создательница одного из удэгейско-русских словарей, Валентина Тунсяновна Кялундзюга, судя по фамилии, нашим знакомцам тоже родственница. Просто рощинские удэге сильнее обрусели.

Какой там язык, какие легенды, когда детей до сих пор отправляют учиться в интернат, где преподают сами знаете что. В резервации Красный Яр есть, конечно, и костюмы, и профессиональный ансамбль песни и танца "Кункай", и шаманы с бубнами, и народные промыслы, и все такое... Осталось построить хорошую гостиницу, и можно на туристах деньги зарабатывать, как настоящие индейцы. Только родному языку теперь учатся, как английскому, по словарям. У удэге, кстати, не было своей письменности, зато сохранились очень красивые, ни на что не похожие сказки, которые сегодня тщательно собраны и проиллюстрированы. Я, например, нашла несколько изумительных удэгейских сказок элементарно - на www.skazka.com.ru.

А что касается изысканных кулинарных рецептов, то в этом мне помог рассказ удэгейского писателя Николая Дункая:

- Когда висит огромное количество кеты, издали кажется - большие красные летучие мыши прилетели отдохнуть около удэгейского стойбища, повиснув вверх ногами... Вяленая рыба называется по-удэгейски "мала". Перед употреблением ее слегка поджаривают на огне, лучше всего на углях, она становится мягкой, вкусной. Самку кеты тоже пластали, но на две половинки, и тоже с надрезами, сушили на специальных вешалах - дэгэму. Теперь сухая рыба стала называться "нэмэктэ". Из нэмэктэ готовятся различные кушанья, например няняха: нэмэктэ несколько дней отмачивают в проточной воде. Хорошо отмокшую, ее нарезают лапшой, заливают растительным маслом, добавляют лук и мелко нарезанную лобу.

Второе блюдо - сольми: сухую рыбу отваривают, мелко нарезают (еще сто лет назад ее для особо почетных гостей жевали лучшие женщины рода. - Прим. корр.), заливают растительным маслом, засыпают дисокто (диким луком), слегка солят для вкуса.

Тала - это сырые мясо или рыба, фирменное блюдо многих народностей Дальнего Востока. Каждый уважающий себя хозяин дома считает долгом угостить гостя талой. Это высший закон гостеприимства. С мороженой кеты сдирают шкуру, мясо нарезают тонко, солят по вкусу, заправляют луком, при надобности добавляют мелко нарезанную лобу (ягоды)и подают к столу.

В бане нас удэгейцы напарили чисто по-русски. Но это, слава богу, не самое плохое, чему они от нас научились...

До сих пор существуют две точки зрения на происхождение народа удэге. Первая - южная: удэгейцы происходят из южной Маньчжурии, просто впоследствии на их культуру напластовалось многое из культуры палеоазиатов. Другие ученые считают, что по ряду элементов материальной и духовной культуры удэгейцы, а также орочи - народы северного происхождения. Установлено, что в конце второго тысячелетия до нашей эры в район Нижнего Амура и северного Приморья пришли тунгусские племена из Сибири. Пришельцы смешались с аборигенами, и постепенно создалась новая культурно-этническая общность. По мнению некоторых ученых, предки современных удэгейцев и нанайцев Приморья генетически и культурно связаны с народами средневековых государств региона. Важную роль в этнической истории предков удэгейцев сыграли монголы: благодаря организованному ими массовому переселению смешались между собой несколько народностей. Считается, что эти процессы стали основанием для образования маньчжуров, удэгейцев, орочей и нанайцев.
Родовые поселения удэге разделялись на временные и постоянные. Первые всегда устраивались на берегу реки или в лесной пади. Три-пять жилых построек, в которых жили от трех до десяти семей, - вот и все стойбище. Зимой удэге жили в постоянных селениях - в распадках сопок, удобных для добычи копытных и пушных зверей. На одном месте род мог жить сотни лет. К таким постоянным поселениям относятся Джоонго и Чукен на реке Хор, Зава и Исим на реке Самарге, Сяин и Олон на Бикине.

Светлана Филиппова

Поделиться:

Наверх