Читать 7 мин. 54 сек.Общество

Лето в деревне

Лето в деревне
Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей, или - сугубо городским ребёнком и не представлять себе жизни без простых и сложных деревенских радостей

По старой доброй школьной традиции в начале учебного года дети пишут сочинение на тему «Как я провел лето». Мы в редакции решили от традиции не отступать, и предоставляем сегодня слово одному еще не очень взрослому, но уже вполне серьезному и ответственному человеку, для которого нынешним летом приморская деревня стала самой настоящей средой обитания.

Центральная

— Деревня Центральная находится между Малой Москвой и Партизанском, она небольшая, но в ней четыре магазина. Там дом прабабушки. Она сейчас все забывает, ничего не помнит. Было — не пускала меня домой, видно забыла, кто такой, пока я бегал в магазин. Поэтому сейчас там живет папа, часто приезжает бабушка Ира и другие родственники.

Мне нравится там. Интересно просто гулять, даже одному: идешь, воздух чистый и вкусный, смотришь на деревья, слушаешь, как листья шуршат…

Там весело, много друзей. Встречаемся в магазине с соседом, тоже Вовой, ему 16 лет. Идем обратно вместе, общаемся. У него есть сестра, ей 21 год. Иногда, когда я не занят, мы играем с ними в карты.

Собаки и кошка

— Люблю наблюдать, как наша собака с кошкой дерутся. Накладываю им еды. Муся орет, шипит, собака Герда — небольшая, как козленок, — бросается на нее. Разнимаю иногда. Пока Муся с Гердой возятся, выбегают куры. Счастливые такие, быстро все склевывают и уходят по своим делам.

Собака простая — двортерьер. Я с ней дружу. Пока не поиграешь, не отстанет — кусает за руку. Была еще собака Соня, но ее убили: она лаяла, и кто-то запустил в нее камнем с полгода назад. Была Дэзи — ту кто-то отравил. А до нее Буран был — таких еще поискать надо. Я его побаивался. И Черныш маленький был. Буран ему ухо откусил. Черныша украли. Наверное, кому-то собачатины вкусной захотелось. А Буран укусил прабабушку за руку — похоже, она по забывчивости не кормила его несколько дней. Она охотников позвала, и те застрелили прекрасную собаку…

Козы и коровы

— В хозяйстве живут одна коза и два козленка, точнее — две козы — маленькая и большая — и один маленький козел. Один раз они чуть перегородку не разнесли — на ночь козу с козлятами отсоединяют, потому что если не отсоединять, то получаешь всего один стакана молока, а так — один литр. Я козье молоко пью с удовольствием.

Доить козу сбоку нельзя — дергается и убегает. Только сзади. Я еще не пробовал, но как-нибудь решусь. Я это стадо пасу: вывожу за калитку, привязываю козу, наливаю ей ведро воды, приношу соль — она ее так любит! Ну, а козлят привязывать не надо, они от нее никуда не денутся.

Слежу за огородом, чтобы коровы не забирались. В заборе есть небольшой проход для козы, в которую проникают коровы: сначала просовывают головы, потом как-то пригибаются и проскальзывают. Или другой способ придумывают: подходят к соседским дверям и просто выламывают их. Недавно поели свеклу — самую лучшую выбрали, капусту — тоже лучшие кочаны, помидоры потоптали… Они падают зеленые, как гранаты, и уже не растут.

Жизнь кур

— Огород любят посещать и куры. Они белые, коричневые, две крутые и ряба — она командир, ей уже четыре года. Находят себе дырочку, худая белая проскальзывает и остальных зовет. Если все дырки заделаны, они залетают на стол, со стола — на ограду, с ограды — в огород. Просто нашествие куриц бывает! Выгнать их трудно. Я беру прутик длинный, а они видят, когда я захожу. Встряхнутся и элегантно так выходят, а я как швейцар стою, калитку им открываю-закрываю. Ничего не боятся, гордые такие, идут мимо, не торопясь. Всю малину съели.

Нашли с папой недавно их тайник. Непонятно было: кур девять, а несут всего четыре яйца! Куда деваются? Слышим — одна орет, как когда они яйца несут. Весь двор обыскали — нашли! Отодвинули тяжелый железный лист возле сарая, а там восемь штук яиц так красиво лежат! Не понятно: от нас прятали или что? Может, собирались высиживать? Так пуха-то не было. После этого яиц мы там не находили. Зато вдруг в огороде одно яйцо завалялось. Теперь ищем тайник в огороде. Так все с этими курами сложно…

Моя работа

— В деревне весело — все время что-то делаешь. Я поливаю огород, собираю помидоры, огурцы, картошку, которую папа копает. Об огороде иногда страшно думать и выходить туда — когда много заданий. Полоть помидоры — одно из самых ужасных занятий.

В магазин хожу — это самое долгое занятие, идти примерно километр.

Еще с папой ездим на машине, отвозим кого-нибудь, или привозим что-нибудь кому-нибудь.

Но больше всего нравится отдыхать. А не нравится воду качать, это нудно. Воды там мало. Раз по 100 надо нажать, чтобы наполнить одно ведро.

Мне там все помогает

— Бывает, думаю, как мне там все помогает. Силу набираю — так приспособился воду качать. Это трудно. Пользуюсь тем, чему меня научили в школе «Третье тысячелетие»: время определяю без часов, легко запоминаю, что надо сделать за день. Сначала вношу все в свой «компьютер» (техника запоминания. — Ред.), потом достаю оттуда по необходимости — когда сходить в магазин, что купить…

По вечерам иногда на небо смотрю, все ковш ищу. Верю в бога и знаю, что все будет хорошо. Я с ним общаюсь и прошу его, чтобы папа быстрее вернулся, когда он уходит. Помоги, говорю, я ведь переживаю. Да и один боюсь — вдруг кто-то зайдет… Других людей чувствую сразу. Ауру их вижу. У кого она прозрачная, бывает белая, разноцветная, а когда человек кричит или злится, то она чернеет. Не нравится, что почти все курят и пьют.

Я еще на каникулах туда поеду. Обязательно! Хоть на два дня…

Владимиру Ковалеву — 12 лет. Так же, как и все его предки, родился и вырос во Владивостоке. В этом году пошел в 8 класс. Дружит с компьютером, но с малых лет любит бывать на природе. Уже не первый год пользуется любой возможностью, чтобы провести время в деревне, откуда и в этом году вернулся всего за два дня до начала учебного года.

Людмила Румянцева

Nvl Новости Восточной Ленты
автор статьи пожаловаться на статью