66,54 ↑ 100 JPY
11,31 ↑ 10 CNY
73,20 ↑ USD
64,56 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+21° ветер 3 м/c
22 июня
Вторник

Общество

Человек из оркестровой ямы

Обладая талантом, трудолюбием и определенной долей тщеславия, любой музыкант может выбиться в солисты. Однако не каждый солист способен сыграть в оркестре

Торопясь на встречу, я немного нервничала. Вторая скрипка - это как? Нет, не в плане игры, а в плане ощущений. Каково чувствовать себя второстепенной, третьестепенной, создающей лишь "фон и настроение"? Понятно, что кто-то должен. Но что вынуждает талантливого, в общем-то, человека оставаться на заднем плане?

"Лучше быть первым на деревне, чем последним в городе", - гласит народная мудрость. Мудрость всегда права?

Не звезда

Им не дарят букетов (вернее, дарят, но очень, очень редко). Они не выходят кланяться на "бис". Их имена в афишах если и упомянуты, то самым мелким шрифтом. Разгоряченная публика не просит у них автографы, а журналисты - интервью. Они всегда в тени "прим" и "звезд". Их называют странными, безликими словами - массовка, кордебалет, оркестр... Эти люди на втором плане. Всегда.

Когда радость на всех одна

- Марина, на мой взгляд, у человека творческой специальности просто обязаны быть поклонники, цветы, аплодисменты - он этим подпитывается, тешит свое самолюбие. Вам не обидно, что у вас в жизни такого нет?

- Работа в первую очередь должна доставлять радость тому, кто ее делает. Лавры достаются не всем, а лишь немногим избранным, тем, кто в первых рядах оркестра, на авансцене - такова специфика нашей профессии. Что делать? Я довольствуюсь тем, что есть. Мне всегда приятно, когда наш оркестр хорошо играет, когда нам аплодируют. Пусть эта радость делится на всех - это прекрасно! Какие же тут обиды?

- Понятно. Но большинство людей думают примерно так: или ты - прима, или - неудачник. Одно из двух! Третьего как будто и не дано...

- Знаете, в молодости я тоже так думала. Теперь понимаю, что такое жестокий юношеский максимализм... Все далеко не так однозначно. У меня был выбор, который, кстати, не каждому дается: стать звездой или не стать ею. Я долго думала... И совершенно сознательно выбрала второе.

Это не яма

- Сознательно сидеть в "оркестровой яме" в провинциальном городе?!

- Да. Творчество требует огромного самопожертвования в достижении цели. Чтобы быть солистом, необходимо целиком посвятить себя музыке, отказаться от всего земного... И я решила: для меня главное - семья, близкие мне люди. Уверяю вас, я не прогадала. Вряд ли я была бы так счастлива в музыке, как в семье. Перед глазами немало примеров наших музыкантов, которые стремятся покорить вершину. Но наша профессия жестока, она высасывает все силы. И так мало дарит взамен... Многие хотели бы изменить свою жизнь, ведь что такое слава и успех, когда быт не устроен? А время уходит.

- Марина, ну признайтесь, где-то в самой глубине души есть, наверно, маленькая червоточинка: дескать, и я могла бы...

- Конечно, иногда такая мысль возникает. Но я не даю ей реализоваться во что-то. И потом, все ведь от человека зависит. Кого-то природа одарила больше, он достигает высот мастерства. А я, имея неплохие способности, плыла по течению. Это я сейчас понимаю - чтобы чего-то в искусстве достигнуть, нужно зубами вгрызаться...

Любовь по расчету

- Может быть, для того чтобы успех состоялся, вам просто тщеславия не хватило?

- Может быть. Я не амбициозна и не тщеславна. А говорят, что настоящий талант без этих качеств не пробьется. Но мне не стыдно. Понимаете, во мне нет так называемого "червяка зависти". Тем артистам, в ком он живет, очень плохо: они ощущают себя неудачниками, более успешным постоянно "перемывают косточки". Я же морально удовлетворена своей музыкальной карьерой. Да, не хватаю с неба звезд, меня не осыпают розами и не узнают на улицах, но у меня есть своя ниша, свое призвание, свое отношение к работе, весьма трепетное, кстати. Не всем быть солистами! В хорошем оркестре должна быть группа музыкантов, думающих одинаково. Это костяк оркестра, фундамент, без которого солист не блеснет. И еще есть одна особенность - при таланте, упорстве и толике везения скрипач может стать первой скрипкой оркестра. Но не каждый солист сможет сыграть в оркестре! Такой вот парадокс. Я люблю свою работу. Кому-то она может показаться незначительной, но мне очень интересна.

- Я иногда бывала на репетициях оркестра. Это кропотливый, однообразный труд - тоска! Что же там такого интересного?

- Вы сейчас говорите как человек, далекий от музыки. Для меня эта работа прекрасна. Я нашла себя - да, не на виду, вдалеке от дирижера и зрителей, да, не первая скрипка, но... В общем, любовь не объяснить словами. Моя работа требует постоянного самосовершенствования, и не только творческого - простого, человеческого совершенства! Наше творчество - выверенное, расчетливое. Музыкант - профессия зависимая, ведомая, тем более когда не сольное, а оркестровое исполнение. Индивидуальность артиста проявляется разве что в камерном исполнении. А так оркестрант должен выполнять требования дирижера. Сдерживать свое мнение иногда ох как трудно, но приходится подчиняться. В этом и минус нашей профессии, и плюс. Потому что бывают отдельные концерты, когда просто физически чувствуешь полное растворение в музыкальной ткани! А потом - опустошение...

Своих не подсиживаю!

- Как вы красиво сказали: "растворение в музыкальной ткани". Но в "толпе", на заднем плане, так легко работать спустя рукава!

- Увы, да! И к творческим людям иногда приходится применять метод кнута и пряника. На репетициях иногда очень трудно заставить себя выкладываться в полную силу. Играешь - исполняешь, но мысли где-то далеко.

- А возникало когда-нибудь желание "подсидеть" первую скрипку?

- Такие мысли бывают! (Оглушительно смеется.) Иногда думаю: "А я бы сыграла лучше!" Но... Я знаю, насколько сложно быть солистом. И знаю, насколько это прекрасно: в прошлом году я играла сольную партию с гитаристом. Это удивительное ощущение - слышать собственную сольную игру. Но испытывать его часто - не знаю, хотела бы или нет...

Марина Козлова, музыкант. Училась по классу скрипки в училище искусств в Иркутске, затем в Дальневосточной академии искусств у профессора Кальмана. Работала преподавателем в музыкальной школе, была завучем по эстетическому воспитанию. Сейчас - вторая скрипка в Тихоокеанском симфоническом оркестре.

Юлия Гусейнова

Поделиться:

Наверх