65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 2 м/c
14 июня
Понедельник

Общество

Наши в деревне

Я года два все собиралась навестить Валентина в Тигровом. Интересно было даже просто посмотреть, как он там, живы ли животные, не развалился ли дом...

Помещик

Когда он, как всегда неожиданно, появился на пороге моей квартиры и заявил, что купил себе поместье, я чуть в обморок не упала. Что??! На какие такие доходы? Оказалось, что это великовозрастное чудо природы продало свою приличную трехкомнатную квартиру во Владивостоке и купило домик в деревне. После того как он целый вечер вкрадчивым голосом рассказывал, какие дивные красоты находятся отныне в его владениях, у меня возникло стойкое подозрение, что поместье сие представляет собою сарай на краю болота. Предчувствия обманули приблизительно наполовину.

Это действительно оказался дом. И место действительно изумительное. Но боже ж ты мой, что за халабуда! Представьте себе стандартный дачный домик, каких большинство (внутри все фанерное, но есть типа второй этаж), который постоянно переходил из рук в руки. И каждый новый владелец пытался строение каким-то образом модернизировать - кто балкончик пристроит, кто флигелек, кто печку русскую с лежанкой, а последний (капитан дальнего плавания на пенсии) обнес весь дом по периметру утепленной верандой, потому как зимой в Тигровом холодно.

В итоге получилось нечто, навевающее воспоминание об острове погибших кораблей. Валя Степанов внес свою лепту, установив на ржавой железной крыше спутниковую антенну. Это он на сдачу накупил модной аудио- и видеоаппаратуры и ее (антенну) в том числе. Впрочем, показывают все равно только три канала. Зато у него завелись две козы с козленком, баран с овцой, кролики и птица. И еще отличный грузовичок, на котором новоявленный помещик ежедневно устраивал кэмэл-трофи, - только брызги летели и непуганые соседские куры в обморок падали. Дверь в доме при этом закрывалась, точнее завязывалась, на веревочку.

Прошло два года. Валентин не появлялся. Доходили слухи, что он здравствует и даже вроде приобрел пекарню...

Вообще-то Валю я люблю. А как его не любить - это удивительное существо, с виду больше похожее на профессионального бродягу, с теплой улыбкой, торчащей в разные стороны буйной сивой бородой и неизменной гитарой, по зиме заботливо обернутой в старую скатерку. Он возникал или в редакции, или у друзей как минимум с новым собственным литературным шедевром, а чаще с очередным глобальным прожектом построения полного коммунизма в отдельно взятом месте. Последнее - это Вали Степанова конек. В этот раз он опять носится с удивительным стратегическим проектом развития села Тигровый и его окрестностей, в который должны быть вовлечены студенты разных вузов, краевая администрация и все-все-все.

Самое интересное, что он с необыкновенной легкостью открывает двери любых кабинетов, пытаясь донести до чиновников свои добрые и полезные идеи. До него снисходят и иногда даже что-то обещают. Например, последнее (на сегодня) его обращение к общественности было одобрительно принято ректором ДВГТУ. При этом, светски раскланиваясь с какой-нибудь профессоршей, Валя может оказаться облаченным в штаны с дырой на заднице. Не подумайте плохого - когда он это обнаруживает, то ужасно смущается.

Писатель

Природа - это спокойствие, тишина и свежий воздух. А все это, вместе взятое, как известно, способствует созданию необыкновенных литературных шедевров. Хотя свое единственное крупное произведение - "Айфора" - Валентин создал еще в городе. Здесь, в Тигровом, только дорабатывал. О! Это такой, знаете ли, фантастико-эзотерический философский труд, великолепный образчик высокого графоманства. Однако в дебрях его дремучего синтаксиса довольно светло. Я читала - хочется смеяться, плеваться и плакать одновременно. А что за песни он сочиняет - мама, дорогая! Хотя иногда даже вкатывает. Причем все это абсолютно искренне, серьезно и с полной выкладкой изнанки души на лист бумаги.

Бодхисатва

Как-то раз в начале зимы Валентин попал под обаяние великого белого ламы, старого контрабандиста, бабника и, по слухам, шпиона Оле Нидала. Причем попал сильно - рванул за гастролирующим по Сибири и ДВ ламой без денег, вооруженный четырьмя пачками вьетнамского нерастворимого кофе и чьей-то спонсорской помощью. "Валя, вы портите себе карму", - вежливо отгоняли его не нуждающиеся в нахлебниках буддисты. Но он же увлекся! Он в это время постигал тайны медитации, он Будду видел! Он вообще человек, тонко чувствующий и наделенный богатым воображением.

Последним пунктом этой необыкновенной поездки был, кажется, Красноярск. Представьте себе: зимой, в Сибири, один, без денег, рано утром на вокзале. А телеграммы о помощи, в смысле вышлите денег на дорогу, доходят не всегда. Но он вернулся просветленным. Это правда. Возник, как обычно, неожиданно с какой-то безумной ладанкой на шее, и я сразу поняла: так вот ты какой, Бодхисатва!

Хозяин пленэра

Мы подъехали к его подворью, ведомые дочерью хозяйки местного магазина. На мой вопль "Валентин!!!" - девчушка спокойно заметила: "Что вы кричите, у него звонок есть". На нажатие кнопки отозвалась собака размером с кошку, но звонкая. Валин грузовичок уныло стоял у калитки с проколотыми колесами и снятым радиатором. "Наверное, хозяин где-то рядом", - подумали мы и решили подождать во дворе. А там... Буйство зелени горожан всегда радует. В плотных зарослях огромных лопухов бродят козы. Кот Пух, по случаю переименованный в Дзэна, греется на заботливо расставленных в обеденной зоне чурбаках. Мы тоже устроились под старой грушей, на которой, кроме миллиона гусениц, ничего расти уже не может, и приступили к обеду.

Оказалось, что мы тут не одни. К нам присоединилась еще пара гостей, и в процессе принятия пищи и напитков мы узнали, что живем не где-нибудь, а на территории древней Атлантиды, которую все ищут. А она здесь! Что и было немедленно продемонстрировано на космических фотоснимках знакомых мест, где все искомые объекты, соответствующие древним изображениям, были тщательно обрисованы фломастером. Даже гора Воробей, и та оказалась натуральным воробьем. Слабый аргумент нашего фотографа Димы, что, мол, станция там была у геологов, вроде с позывным "Воробей", оттого и название, был отринут как недостойный. А потом явился хозяин.

Знаете, кого он мне в этот раз напомнил? Врубелевского Пана со свирелью. Та же буйная растительность на голове, из-под которой на мир глядят пронзительно голубые мудрые грустные глаза. Этому миру необходимы такие чудаки. Без них была бы такая тоска и скука! Я в этом уверена.

Светлана Филиппова

Поделиться:

Наверх