67,68 ↑ 100 JPY
11,47 ↑ 10 CNY
73,70 ↓ USD
65,30 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+11° ветер 3 м/c
19 мая
Среда

Общество

На тропе леопарда

Чтобы первым начать снимать фантастическую дальневосточную кошку, надо не просто родиться и вырасти в тайге, но и быть настоящим фанатиком

Когда всю жизнь живешь в большом городе, очень хочется понять тех, кто всю жизнь живет на природе, в тайге - кто они, что за люди, что их держит здесь, среди деревьев, гор, ледяных родников и диких зверей? Тайна сия велика есть. А может, и нет никакой тайны...

Свою первую рыбу, здоровенную щуку, Юра Шибнев поймал в три года - на красную ягоду боярку. Брат помог вытащить. Отец брал на охоту с малолетства. В детстве бабочек ловил, потом стал собирать гусениц, кормил их тем растением, на котором находил, из гусениц выводил куколок, из них - бабочек. И все это зарисовывал в тетрадь - было интересно, из какой гусеницы какая бабочка выведется. Настоящий юный натуралист. Таким и остался - интересующимся, исследующим, настырным, приспособленным к жизни в лесу так же естественно, как мы на улице какого-нибудь Лумумбы. Лес и есть среда его обитания.

Вот так он и жил - сначала бабочками занимался, птицами, по деревьям научился лазить, как обезьяна. Собирал материал, фотографировал, писал статьи - это летом. А зимой... Зимой бабочек нет, зато есть леопард. Он, конечно, и летом никуда не девается, но:

- Никто до этого не фотографировал леопарда. Он живет среди холодной зимы, у него длинная красивая шерсть, у тропического - короткая. Потом - сфотографировать его - это что-то сверх всего: нигде не было снимков. Особенно красивая встреча была, когда шел на учет следов и увидел волок. По нему направился. Смотрю, пихта стоит мощная, а вокруг в основном дубы, а под пихтой сидит котенок маленький, такой симпатичный - сначала подумал, что это дикий кот. Подошел поближе, и пацан стал убегать от меня. Там распадок глубокий, смотрю: по тому склону идет степенно мамаша, за ней леопарденок, а второй навстречу выбегает. Солнце светит, леопарды медленно уходят - картинка была просто сказочная. Вот с того момента я уже не мог, чтобы не снять нашу пятнистую кошку, которая живет рядом...

Когда он начал свою работу по леопарду, качественных цветных пленок еще не было, снимал на черно-белую, самым заурядным "Любителем". Было трудно: аппараты на морозе замерзали, да и не подберешься с "Любителем" близко к зверю. Долго думал, ночами не спал - придумывал технологию съемки: протягиваешь леску, где зверь идет, он задевает ее, аппарат срабатывает. Бывало, что ветками, ветром, снегом конструкцию сбивало. Надо было бегать каждый день, проверять камеру, перезаряжать. В день, бывало, пробегал по 15-20 километров. В холод, снег, непогоду, неделями и месяцами.

От той поры осталось несколько тысяч негативов - лежат в папках. Почему такая аппаратура? Потому что дешевая, не жалко, если пропадет, сколько ее ушло - не сосчитать.

Хозяин с горечью говорил о том, что леопардов убивают по 8-10 за сезон: с собаками отстреливают и капканы ставят: "Одна суровая зима с большим снегом - и все, останемся без них: у них лапы короткие, они не могут по глубокому снегу ходить".

По признанию Юрия, он никогда не боялся никакого зверя - ни тигра, ни леопарда, ни медведя, ни кабана, хотя встречался с ними не раз и вплотную:

- Главное - не поворачиваться спиной, не убегать, не отводить глаз - зверь человеческого взгляда не выносит. Броситься может только раненый и если ты с оружием. А я никогда оружия с собой не брал. Трудно было снимать бородатую неясыть - она крупная сова, дерется. От одной на ноге следы восьми когтей остались и чуть глаз не лишился - в лоб ударила, когда в аппарат смотрел, снимая птенца. Доставалось... Даже красавица голубая сорока и та била по голове - да так больно, что старался удрать от нее подальше. Синяя мухоловка, маленькая птичка, подлетала и рвала волосы. И чушка бросалась - на дереве спасался. Однажды жутко испугал ежик - это самый страшный зверь. Шел учитывать сов ночью по крикам - с усадьбы до избушки - сколько их гнездится на данном участке. Тропинку знаю хорошо. Фонарик выключенный. Про себя думаю: здесь и леопард может быть, и тигр, и медведь, кто их знает, может, за мной идет кто-то. Иду с такими мыслями, вдруг под ногами как запыхтит что-то, я аж подскочил - вот когда сердце в пятки уходит! И волосы поднимались дыбом... Был солнечный день, ясный. Уже снег стал таять на южных склонах. Шел по маршруту - наблюдал за длиннохвостыми синичками, они вили уже гнезда, хотя был только конец марта. Смотрел вверх и вдруг мурашки по коже пошли - от поясницы вверх, и волосы стали подниматься. Я сам себе не поверил, шапку поправил, думаю, неужели такое бывает. По сторонам осмотрелся - чисто, снег кругом белый, и только скала темнеет. Прошел еще метров 15, смотрю: свежий след леопарда идет на сопку - значит, это он на меня со скалы смотрел. Это от него шли те биотоки, от которых волосы поднимались дыбом. Я бы никому не поверил, что такое бывает, если бы сам не испытал. Значит, есть в звере какая-то особая сила, способная даже человека пронять...

На прощание он сказал:

- Снимать природу можно до бесконечности, и всегда будет мало. И знаешь, чего больше всего хочется? Леопарда за хвост его необыкновенный потрогать и за ухом почесать...

Юрий Борисович Шибнев родился в 1951 году на таежной реке Бикин, в поселке Сяине, которого сейчас уже нет. Окончил биологический факультет Уссурийского пединститута. Орнитолог. Работал помощником пасечника, охотником-промысловиком; в заповеднике "Кедровая падь" начал свой путь с должности лаборанта в 1970 году, живет и работает здесь до сих пор. Написал два сценария фильмов - о черном журавле и сахалинском филине, выпустил несколько альбомов - о леопарде, бабочках, птицах, публиковался в многочисленных российских и иностранных изданиях. Женат, трое детей.

Людмила Румянцева

Поделиться:

Наверх