67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+9° ветер 4 м/c
08 мая
Суббота

Общество

Пофигист из параллельного мира

Между правдой и ложью, активистами и уголовниками, глубоким застоем и Чернобылем лежал срединный путь целого поколения

Не д'Артаньян, но...

Неизменный джинсовый или кожаный костюм, ботинки-казаки, длинные черные волосы - образ д'Артаньяна в исполнении Михаила Боярского неотвязно возникал при нечастых встречах с ним на протяжении пары десятков лет нашего знакомства, диссонируя с его внешней сдержанностью и непроявленностью внутренней сути. Но во время последнего нашего разговора я увидела как будто нового человека - живого, увлеченного, никому ничего не навязывающего, с чувством юмора и меры. Он из тех, кто гуляет сам по себе и предпочитает книги друзьям и тусовкам.

Не просто читатель

Книги учат думать и добывать знания, становясь иногда непреодолимой страстью, в основе которой - поиск утешения и героев для подражания. Но для него они стали чем-то большим, вроде школы познания самого себя.

Есть несколько авторов, отношение к которым - особое. Толкиен и его "Властелин колец" - из таких. Это его настольная книга, считает ее великой, читал как реальный исторический роман, который "пришиб Армагеддоном, близостью конца света..."

Тома первого издания Кастанеды затрепаны, читал их многократно, с подчеркиваниями и собственными комментариями. Въезжал в него с трудом. А потом стало неважно, был ли дон Хуан или не был, кто такой. Понял, что герой ломал психику автора, по сути - европейское мировоззрение белого человека.

- Мы же себе тоже ломали психику - хотелось снять заслонки, уйти от серости, проблем, давления в свой мир, где ты ко всем относишься хорошо, и к тебе так же, и ты все знаешь, и можешь ответить на любой вопрос... Дон Хуан ломал не только Кастанеду - он и меня ломал. Закрывал книгу, швырял ее. Вот у Карнеги: нормальный человек - это тот, кто хочет сладко есть и спать, иметь женщин, много и разных, быть важной персоной, зарабатывать много денег. А, читая Кастанеду, ловил себя на том, какое же ты дерьмо. Тебе Хуан, мексиканский индеец, объясняет это! Ты никто, живешь безалаберно, ценности не те... Там четкие рекомендации и доводы. Стройное мировоззрение воина. Никто так не ломал, не опускал меня. И не давал понять, кто ты, что, для чего живешь.

Между теми и этими

Жизнь, говорит, была параллельная: тут - отличники и комсомольцы, там - уголовники.

- У меня срединный путь. Мы думали долго, что живем в лучшей стране, с трудом начали понимать, что на самом деле здесь какая-то лажа, а что и как - понять долго не могли. Меня все устраивало в этой стране, ничего не возмущало, не мучило. Это поколение на стыке: мы не застали шестидесятников, а конец 1970-х - начало 1980-х - расцвет застойного социализма. А вот Чернобыль ударил по всему - это первая жуткая вещь, которая случилась в нашей стране при нашей жизни в возрасте осмысления и о которой мы узнали. И тут открылся поток - и про Афган, про который знали, что там наши поддерживают порядок и их не убивают. И про Сахарова, которого клеймили под руководством учителей как врага народа. Солженицына прочитал в 10 классе из любопытства - не поверил, воспринял просто как интересное чтиво. О Сталине знали только, что он победил немцев, что был культ личности, но сажал только врагов народа. По фигу было. И комса ни во что не верила, им тоже все по фигу было, надо было просто прорваться. Мы выпадали из социума. Врать не буду - ничего не чувствовал, бунтарем не был.

- Так ты пофигист?

- За пофигизмом многое стоит - понимание обстановки, собственный спонтанный, но точный часто анализ происходящего.

- Для тебя музыка - это уход?

- Нет. Это промывка мозгов, это перевод в другое пространство - из виртуальной нашей реальности, по крайней мере, в реальную виртуальность. Сначала завораживали ритмы, а затем вышел на тексты - это важнее. Например, Шевчук теперь другой, лучше. Был такой период, когда их всех обманули - так же, как и нас. Их попытались прибрать к рукам, сманить премиями. Но они резко остановились, прекратили это. Они поняли, что все у нас фуфло, никакая не демократия. У меня мировоззрение совпадает с Шевчуком: в ответ на то, что происходит, - резкий мат и все, только матом можно емко ответить: в-а-шу ма-а-ать. Хотя человек я не агрессивный.

Спросила у жены про главную черту его характера.

- До безобразия аккуратен - в делах, поступках, отношениях, чтении книг, просмотрах и прослушиваниях.

- Спортом занимаешься?

- Слежу за собой только с позиции живота. С позиции плеч - достаточно побриться наголо, и плечи будут шире...

Игорь Вилков родился во Владивостоке в 1959 году. Отец - военный, дед по отцу - из барнаульских казаков. Учился в мореходной школе. Работал в Театре молодежи и театре им. Горького монтировщиком сцены, радистом, машинистом, завхозом. С 1997 года - риэлтор. Профессиональный читатель. Музыкальные пристрастия: Doors и русский рок. Не адепт, не фанат, кумиров нет.

Людмила Румянцева

Поделиться:

Наверх