65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+20° ветер 0 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Уроки Эммы Любарской

Выиграть гражданский процесс нисколько не легче, чем уголовный. И хотя речь здесь не идёт о лишении свободы, ставка может оказаться ещё выше

Принцип защиты

Семью адвокатов Любарских знает все Приморье. За несколько десятков лет члены семейного клана сумели заработать удивительное реноме: многие горожане до сих пор уверены, что эти защитники могут все, но берут за свой труд баснословные гонорары. Однако глава семьи Эмма Любарская смотрит на это иначе: подбирая дела для работы, он берется далеко не за всякое...

- Что значит выиграть дело в уголовном процессе?

Человек может получить пять лет лишения свободы и остаться доволен - ведь он мог получить десять. Что же касается гражданского дела, то я берусь за него, когда уверена на 95 процентов, что смогу выиграть. Но прежде чем приступить к работе, я должна внимательно выслушать клиента, изучить все материалы, все законы, касающиеся данного конфликта, похожую практику. Только после этого могу сказать: да, я берусь за это дело.

Медицинская история

В сентябре 1997 года в фирму Любарских обратилась женщина, участковый врач одной из поликлиник Первомайского района Владивостока, у которой возник конфликт на работе. Причина была проста: в поликлинику пришла новый главврач со своим взглядом на жизнь и экономику медучреждения. И начала перестановки...

- Главврач стала постепенно уменьшать зарплаты участковым терапевтам, но при этом приняла на работу водителя и заместителя по экономическим вопросам. С врачами новая начальница поступила просто: перевела их с шестичасового рабочего дня на трехчасовой. Естественно, когда люди меньше работают, они меньше получают. И раньше-то участковый врач получал немного - 800 рублей (это мизер даже по меркам 1997 года), а после таких перестановок и того меньше. Естественно, моя клиентка, специалист с 23-летним стажем, была возмущена таким поворотом событий. Тем более что новые формы работы были введены авторитарно - только решением главврача. Никаких указаний о сокращении рабочего времени врачей не поступало ни от городского здравотдела, ни от краевого.

Потом главврач попросила мою клиентку написать заявление о том, что она-де сама хочет уйти на 0,25 ставки. Та, конечно, отказалась: она полжизни отработала в этом районе, в таком режиме и вдруг должна добровольно на три четверти сократить себе рабочее время и зарплату? В итоге это противостояние вылилось в увольнение строптивой работницы с мотивировкой "не согласилась с новыми условиями труда"...

Прежде чем взяться за это дело, я тщательно изучила все обстоятельства. Выяснила, что доктор совсем не набивает себе цену - все пациенты на ее участке были за нее горой. И я решила: могу ей помочь.

Первое, что я обнаружила: трудовое законодательство было нарушено изначально. Главврач утверждала, что на увольнение моей клиентки было получено разрешение профкома, который якобы специально для этого был собран. Но мы сумели добыть документы, подтверждающие, что профком в этот день собирался вообще не по этому поводу и своего согласия на увольнение не давал. Второе: новые формы работы, введенные главврачом, действительно не опирались на инструкции и руководящие указания сверху. Нам также удалось доказать, что главврач подтасовала некоторые факты и предъявляла ложные документы, противоречащие и закону, и жизни.

Представьте, через что пришлось прийти семье моей клиентки. Судебные заседания растянулись почти на четыре года: начались в сентябре 1997-го, а закончились в июле 2001-го. Все это время она не работала, и семью с тремя детьми содержал один муж. Бедная женщина порой плакала от бессилия: приходя домой, она видела, что детей нечем кормить. Не было даже хлеба. Слава богу, что в университете, где работал ее супруг, с пониманием отнеслись к его проблемам и позволяли ему подрабатывать. Тем и жили.

Наше дело рассматривали четыре судьи Первомайского суда. Механизм был таким: судья выносил решение в пользу главврача, мы его оспаривали в крайсуде. Тот отменял решение районного, отдавал на новое рассмотрение. И только один, самый последний, самый молодой и, как оказалось, самый боевой судья принял решение в нашу пользу. После этого на него свалилось много жалоб - и на вынесенное им решение, и на него самого. Судью пытались обвинить в том, что он едва ли не вступил с нами в сговор. Но это решение все-таки было признано законным, и теперь моя клиентка, во-первых, восстановлена на работе, во-вторых, ей выплачивают всю зарплату за эти четыре года с учетом индексации. Из причитающихся ей по закону почти ста тысяч рублей вернули уже больше половины.

Квартирно-долговая история

Еще один имущественный спор адвокату Любарской довелось выиграть в Кировском районе. Там пришлось принимать решения двум судьям, и процесс затянулся почти на три года. Эмма Любарская не пропустила ни одного из 25 судебных заседаний, которые проводились в Кировке.

- Ситуация, которая там возникла, к сожалению, обычна для наших дней. Муж и жена - музыканты, оба работали в музыкальной школе. В середине 1990-х он стал директором этой школы, а она ушла в предпринимательство. В этой семье тоже было трое детей, и всех надо было кормить. Дела у жены шли хорошо, но в таком бизнесе невозможно работать без займов. Вот она и занимала долларовые суммы у одних и тех же людей. А в 1998-м грянул дефолт.

Рассчитаться не было никакой возможности. Занимая деньги, она оставила одну расписку о долге, все остальные контракты заключались устно. Причем деньги занимались, как положено, под проценты. Ситуация с долгом стала известна двум деятелям из Кировки, весьма авторитетным людям в районе. Взяв расписку у одного из кредиторов, они заявились к женщине с наглым требованием: продай квартиру и рассчитайся с долгами.

А чтобы подкрепить свои претензии, эти люди обратились к другим кредиторам: "Вам должны? Пишите заявления, что вас обманули!" На семью предпринимательницы началось давление, причем настолько мощное - и паспорта у них забирали, и психологически давили - что муж не выдержал: забрал двоих детей, переехал во Владивосток, а трехкомнатную квартиру продал.

Мне пришлось разбираться в хитросплетении чужих судеб и интересов. Сразу было понятно, что самым наглым образом нарушены права детей: сотрудники отдела опеки, например, не поинтересовались, где будут жить дети, выписанные из квартиры. Стоит добавить, что с обеих сторон (и с нашей, и со стороны оппонентов) были предприняты попытки возбудить уголовное дело по статье о мошенничестве. Мы победили: уже в суде те кредиторы, у которых не было расписки, отказались от своих требований. Они понимали, что женщина их не обманывала - это так с нами со всеми поступило государство. И тот кредитор, у которого была расписка, сказал, что с ним рассчитались.

Однако все было не так просто. Психологически даже суду было очень тяжело устоять: эти люди, пользуясь своим авторитетом, сумели настроить общественное мнение против моей клиентки. Но суд устоял и принял решение: квартиру семье вернуть. Я очень благодарна суду, потому что он сыграл здесь серьезную воспитательную роль. Такая деталь: когда на вопросы суда стал отвечать один из тех самых авторитетных людей, он запутался в показаниях и начал сам себе противоречить. Судья его остановил: "Если вы будете продолжать и дальше в таком же духе, вы будете привлечены к уголовной ответственности!" И тому пришлось продолжать совсем в другом духе... Меня в таких процессах всегда восхищает умение судей вести заседание и воспитывать всех участников. Потому что любое судебное заседание - это школа, это урок. И я сама не перестаю учиться на этих уроках, хотя мой адвокатский стаж составляет 47 лет!

Эмма Антоновна Любарская, стаж адвокатской практики 47 лет. Директор адвокатской фирмы Любарских. Популярность этой адвокатской семьи берет свое начало в 1960-х годах. Деятельность ее началась с известного во всем крае Владимира Владимировича Любарского, ныне покойного. На сегодняшний день семейное дело продолжают его вдова Эмма Антоновна, сын Борис и дочь Елена.

Александр Огневский

Поделиться:

Наверх