65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+22° ветер 4 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Свет в ночи

Настоящий смотритель маяка должен уметь всё: спасать корабли, доить корову, чинить технику и принимать роды

Нет большей радости для моряка после долгого плавания, чем свет родного маяка. Значит, совсем близко берег со всеми его радостями и тревогами, с любимыми людьми и друзьями. Но этот свет кто-то должен зажигать и поддерживать, чтобы не сбился моряк с пути...

Они живут в реальном мире, но в условиях, настолько отличающихся от наших, которые мы называем цивилизованными, что у рафинированного горожанина здесь просто сдадут нервы. А они другой жизни не хотят. Наверное, это такая особенная порода людей - маячники.

"Бамбук" слушает

На самом деле Неприступный совершенно не оправдывает своего названия. Добраться до него проще простого. Но это, конечно, если у вас имеется соответствующее разрешение. Мне его пришлось получать у самого командующего ТОФ адмирала Федорова. Но, оказавшись здесь, почувствовала себя словно в другом времени. Точнее - в прошлом: пожелтевшая наглядная агитация на стендах, красного бархата вымпел с портретом вождя революции и надписью "Лучший маяк" возвращают в далекие коммунистические годы. С тех пор здесь изменилось немногое. По крайней мере прогресс не очень заметно отразился на техническом оснащении.

Оборудованию аппаратной - сердцу маяка - уже лет тридцать, при этом Неприступный считается одним из самых современных маяков. Но в данных условиях сложные электронные системы не очень и желательны - на их ремонт денег потребуется куча, а с финансами в маячной службе, как, впрочем, и в других воинских подразделениях, всегда проблемы. В день нашего визита вахту на Неприступном нес механик Михаил Низкошапка. В принципе, у него должен быть напарник. Но людей не хватает - желающих связать свою трудовую деятельность с маяком немного.

- Каждые 15 минут у нас радиодевиация, - рассказывает Михаил Кузьмич. - Включаю радиомаяк. В 9 часов, 11 часов 30 минут и 16 часов - выход на связь с участком. Обмениваемся позывными. У нас позывной - "Бамбук".

Он на этом маяке уже двенадцатый год. До этого работал на маяке Островном. По сравнению с ним Неприступный кажется тихой заводью. Самое страшное, что может случиться здесь, - это если летом кто из соседских дачников ногу подвернет: "К нам сразу обращаются. Знают, что постоянная телефонная связь есть, в помощи не откажем".

Михаил Кузьмич, делая экскурсию по своим владениям, вспоминает историю, которая произошла с ним на маяке Островном лет 20 назад. Тогда по дороге на очередную вахту он встретился с тигрицей: "С перепугу забыл, что у меня с собой ружье. Все высматривал, на какое бы дерево залезть. А потом, как Дерсу Узала, закричал: "Уходи, Амба!" Перепугались оба: тигрица в одну сторону шарахнулась, я - в другую..."

Михаил Кузьмич рассказывает, что на Неприступном уже 25 лет работает семья Наумовых. Вообще, профессия маячников - семейная, можно сказать, наследственная. В этом мне еще не раз придется убедиться.

На краю ойкумены

Об истории маяка на мысе Поворотном я читала до того, как удалось на нем побывать. Название мыса, на котором установлен маяк, хорошо отражает его географическое положение. Войдя в видимость маяка Поворотный, суда, следующие в бухту Золотой Рог через пролив Лаперуза, меняют свой курс. После этого моряки считают себя дома - в родном Владивостоке.

Поворотный вблизи - это каменная восьмигранная башня высотой 9 метров, стоящая на обрывистой площадке террасы. Диоптрический осветительный аппарат 1 разряда, расположенный на высоте 8,4 метра от основания, светит постоянным белым светом на расстоянии до 23 миль. Отдельно от башни расположены жилые и служебные здания, в которых сегодня живут шесть человек. Сергей Митянин, начальник маяка, приехал сюда с семьей 12 лет назад. Говорит, время пролетело как один день. Скучать некогда. Маяк - это маленькая планета, требующая постоянного ухода и заботы. В котельной всегда должно быть топливо, неполадки аппаратуры должны быть немедленно устранены, огонь всегда должен гореть. А еще есть люди, которые имеют свойство болеть, пребывать в дурном настроении, ругаться. В ограниченном пространстве и замкнутом круге общения последнее - большая опасность. Значит, надо уметь улаживать конфликты, быть одновременно дипломатом и психологом. А иногда и акушером - вдруг циклон, ни одна машина подъехать к маяку не может (дорогу только в прошлом году сделали), а вашей соседке пришло время рожать. Сергей в такой ситуации был. Сам принимал роды: "Главное - не занести инфекцию. Нож для обрезания пуповины лучше всего обрабатывать йодом". Кстати, тогда вызванные на маяк медики добирались часть пути пешком. К их приходу роженица и ее малыш были уже в полном порядке. Помощь неожиданно потребовалась одному из медработников - сердце прихватило. Пришлось и его откачивать.

Между небом и землёй

Начальник маяка на мысе Сысоева Борис Спешилов (для своих - просто Иннокентьич) журналиста увидел первый раз за 18 лет работы. Впрочем, для него любой гость в радость, тем более зимой, тем более в такую погоду. Стихия, и правда, разыгралась не на шутку - морозный ветер буквально сбивал с ног. "Метров 25 в секунду - не меньше", - со знанием дела сказал Борис Иннокентьевич.

А мне захотелось подняться на башню маяка. Вид с высоты открылся роскошный. Впереди, сколько хватало глаз, - море. Слева - остров Аскольд. Там тоже есть маяк. Внизу о серые каменные глыбы с грохотом разбивались пенные валы. Состояние - словно паришь между небом и землей.

В общем, рай для романтически настроенного гостя. Хотя и не только для него. Принято считать, что человек, живущий у моря, моря не замечает. Супруги Спешиловы с этим не согласны: "Хорошо у нас здесь на природе, спокойно. В город лишь в случае крайней необходимости выезжаем".

Временщики на маяках не редкость. Но они едут сюда не за романтикой: кто-то потерпел неудачу на большой земле, кому-то просто негде жить, а маячникам предоставляется жилье на льготных условиях, да еще и продуктовый паек положен. В семье Спешиловых все по-другому. Светлана Валериановна много лет проработала на швейной фабрике. Правительственную награду имеет за свой труд. У ее супруга тоже руки золотые - больше 20 лет был часовым мастером. В соседнем поселке Дунае у них квартира, но бывают там только проездом. Их дом - маяк. Здесь же живут и три внучки: взрослые - Оксана и Юля - отучились заочно на экономистов, техниками работают. Тут же, на мысе, похоронен сын Спешиловых...

С Борисом Иннокентьевичем разговаривать интересно. Оказывается, каждое Крещение он непременно купается в море. В свободное время любит играть на гармошке, а хвостатый член семьи пес Дружок обязательно подпевает. Есть у начальника маяка еще одно хобби - кулинария. Готовит он действительно превосходно (испробовано на себе). Его рецепт приготовления корюшки под шпроты я в блокнот записала, домашних побалую.

Прошу Бориса Иннокентьевича рассказать что-то необычное из своей маячной жизни. "Да вроде все у нас обыкновенно, - пожимает плечами. - Помню, однажды во время циклона у нас бочку огромную ветром в воздухе носило. А еще как-то матросы из соседней части прибежали - корабль, говорят, в тумане заблудился, спасать надо. Туманы у нас иногда стоят такие, что калитки не видно. В колокол пришлось бить. На корабле услышали..."

Когда-то на каждом маяке был свой колокол. Потом им на смену пришли наутофоны. А колокола чуть больше десяти лет назад по распоряжению тогдашнего министра обороны Шапошникова передали священнослужителям. Наутофоны списали. Вся надежда на радиолокацию...

Какое будущее ждет маяки? Не исчезнут ли они? В последнее время на судах все чаще используют системы спутниковой связи. Стоит ли ориентироваться на глазок, доверяясь свету далекого маяка? Стоит. Новейшие системы связи не всегда работают безупречно. Пока маяки помогают судам находить безопасный путь к берегу, они нужны. Только с появлением новых, более надежных систем навигации будут заброшены эти башни, бросающие свет в непроглядный мрак ночи. И забудется искусство зажигать огонь, дающий мореплавателям надежду, - искусство, которому люди учились три тысячи лет. Но будет это, надеемся, еще не скоро...

Система навигационного оборудования гидрографической службы ТОФ включает 190 маяков, 433 навигационных знака, 326 буев и 86 радиолокаторов. Воротами и указателями пути для моряков в порту Находка служат маяки Поворотный и Неприступный. Поворотный построен в 1896 году и уже более 100 лет служит безопасности плавания в заливе Петра Великого. Дальность действия маяка ночью достигает 22 морских миль. Высота огня над уровнем моря - 67 метров. Маяк Неприступный гораздо моложе - построен в 1973 году.

Ирина Фасова

Поделиться:

Наверх