65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+27° ветер 1 м/c
13 июня
Воскресенье

Общество

Бессмертные души гостят постоянно

"Мастерская" - как много в этом звуке для сердца русского слилось!

Стойкий запах скипидара и перегара, палитры, мольберты, голые натурщицы, пьяные друзья, стихи, песни и прочие признаки богемной жизни. Здесь все это есть. Не все мастерские, надо сказать, обладают ярко выраженной аурой. Хотя тут, в доме, который по привычке называют "1000 мелочей", таких большинство.

Александру Ионченкову эта мастерская досталась по наследству от отца - художника шикотанской группы.

По сравнению с некоторыми углами, где ютятся живописцы, подвальчиками, полуподвальчиками да и со знаменитыми мансардами на Фокина, здесь, на Гоголя, просто хоромы: почти 100 квадратов площади, потолки 4,5 метра, огромные окна. Да спальня, кухня, балкон, удобства.

И везде холсты, холсты. Мне кажется, что, если собрать все работы, которые пылятся по мастерским, можно каждому жителю Владивостока по картине подарить. Или все обшарпанные стены города ими завесить. Но художники на эту идею не отзываются: мол, это же на каждую работу рама нужна. Потому что без рамы картину дарить неприлично, а с рамой - жалко. И где же их, рам этих, напасешься столько! Одного багету вон сколько уходит...

Ночью здесь очень красивый вид с крыши - на город и море. Ночью здесь - просто потрясающе. Иногда они там собираются пива попить, поболтать за жизнь, посмотреть на море, на звезды. Художник не может не быть романтиком. Все они тут такие - любят музыку, корабли, женщин и лошадей.

Отец умер еще в 1995-м, но Саша до сих пор считает, что их в мастерской двое. У каждого своя комната: передняя, где работы и станок отца, и западная - там Сашины мольберты и любимое кресло для натуры под раздолбанной балалайкой. Свет там падает из окна специфично так.

- Из музыки с нами тут живут Led Zeppelin, Yello, Nazareth... Фрэнк Заппа живет, Джимми Хендрикс - наши все люди. А соседи, когда им сильно громко, приходят и вежливо просят унять друзей громкоголосых. Мы и успокаиваемся. По возможности...

Предметы, живущие в мастерской, не называются словом "антураж". И это не какой-нибудь дизайнерский интерьерный изыск. Здесь каждая штучка имеет свою историю. Вот как эта кукла, сделанная Ионченковым-старшим из китового позвонка. Или торс безрукой Венеры, который стоял еще в прежней мастерской, потом здесь, короче - от начала времен. Когда у тебя папа художник и мама заслуженный художник, жизнь без гипсовых Венериных прелестей не представляется возможной.

Или вот эта огромная раковина из южных морей, в которой, как водится, лежит всякий хлам - это тоже от мамы. Людмила Васильевна в свое время дружила с женой капитана гидрографического судна "Витязь", которое сегодня стоит на приколе в Петербурге. А подарок живет своей жизнью.

- Эти дома с мастерскими были построены еще году в 1980-м. Тогда самые активные члены Союза художников их получали. Вот - 23 года уже. А побелить мы так и не собрались. Хотя ремонт идет. Ну, ты знаешь: состояние перманентного ремонта - нормальное состояние каждого творческого человека. Может, лет через двадцать побелю наконец, если доживу. А сегодня вот полы помыл... Нет, не вас ждал. Это Ильяс вчера на полу гадость какую-то нарисовал, еле оттер!

- Для художника много места не бывает. Нам сколько ни дай - мы везде тюбиков набросаем с краской, понаставим мольбертов своих. А представляешь, если банка, например, с краской упадет на пол и перевернется? Это же в любом другом месте надо убирать, собирать, оттирать... А здесь отошел в сторонку и красишь дальше - красота! А если плясать? Так сразу очень даже тесно становится.

Еще здесь в каждой мастерской оборудован самодельный второй этаж. Обычно там устраивают спальню. У Ионченкова там спального места нет: из принципа, говорит, не буду. Жарко там, да и картины некуда девать. Но если кому уж сильно захочется, то можно, конечно, и наверх забраться. Вид сверху всегда лучше.

- Великие люди? Бывают, а как же! Юрий Иваныч Волков бывает, Кузнецов Игорь Александрыч да Пырков, да Федоров Витя, Ильяс, Джек Ткаченко, Городний - все великие бывают: друзья, учителя, соседи. Пикассо не заходил. Жаль. А вот Руфино Томайо я видал собственными глазами. Правда, не здесь - в другом месте. Художники народ любопытный, и все - братья. Так что и души бессмертные у нас тут тоже гостят, причем постоянно. Поддерживают. А как же иначе?..

Светлана Филиппова

Поделиться:

Наверх