65,55 ↑ 100 JPY
11,28 ↑ 10 CNY
72,50 ↑ USD
64,13 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 5 м/c
18 июня
Пятница

Общество

Богемская рапсодия

"Богема во всех странах грязна и вонюча..." (Илья Эренбург)

Определимся в понятиях

Нынче богемой называют все и всех. В Крыму есть пансион "Богема", в Израиле гостиничный комплекс с тем же названием. Тольяттинское ООО "Богема" производит полуфабрикаты из замороженного слоеного теста, а питерское ООО "Богема" - скобы для сшивания и зашивания коробок из гофрокартона. В Москве есть джазовый ансамбль "Богема". Жители Нижнего Новгорода пьют пиво "Богемское". А помните абажур "Богема", который в советское время имелся почти в каждом доме? И владивостокцы, стоит сказать, не обделены: у нас тоже есть своя "Богема" - типовая-рядовая парикмахерская в одном из спальных районов нашего туманного града.

А я вот одного понять не могу: неужели мало слов в великом и могучем языке, свет, что ли, клином сошелся на этих шести буквах? Конечно, слово красивое и загадочное - спору нет. Но сейчас оно совсем потеряло свое первоначальное значение. Ярлык "богема" стало модно наклеивать на все сырки, катающиеся в масле, на всех, кто не дурак позвездить хоть на эстраде, хоть в быту. Богемными мнят себя и богатые фальцетом мужики, бегающие в колготках по сцене, и безголосые престарелые дамы, оголяющие свои ляжки, и быдловатые рокфеллеры с цепями на своих дубах, и субтильные модели - вешалки для одежды, и т.д. и т.п. Причем главными показателями богемности считаются вовсе странные вещи: горы бабла, "Лексус" в гараже и коттедж на Карибах. Какая чушь! С истинной богемой, как и задумывалось, все с точностью до наоборот. = -->

Что рисуем, тем и кормимся

Художники. Квинтэссенция богемы. Обязательно отличаются кучерявыми, громкими, высокопарными, в общем неплебейскими, именами и фамилиями. Василий Кандинский, Евлампий Богомазов, Орест Кипренский, Алексей Венецианов, Карл Брюллов, Никифор Крылов, Джон Кудрявцев, Жорж Кочубей, Всеволод Мечковский и т.д. Последние три, кстати, живут с нами рядом. Почти всю жизнь художники проводят в мастерских - комнатулечках, заваленных до предела всяким хламом, где сочетается несочетаемое и недоеденная вчерашняя рыба валяется в углу вместе с общипанными кистями. Мастерские располагаются целыми кварталами, по три-четыре в одном месте.

Основные районы дислокации у нас: Вторая Речка и район Миллионки. На Второй как раз и живет Жорж Семенович Кочубей. Обычный кирпичный дом с номером 88 на фасаде, обычный отдельно висящий почтовый ящик с цифрой 77. Черт, а ведь уже и в сочетании этих цифр есть что-то колдовское. Квартиры, квартиры, квартиры и вдруг, как другой мир, - какой-то внеплановый этаж. Дверь нараспашку, а внутри узкий коридор с множеством дверей. В проем высовывается мужичок в белой майке с оттянутыми лямками, просторных шортах и домашних тапочках: "Вам кого?" Захожу в комнату, а там... Сушеная кукуруза на стене, подкова, гипсовые детские головы, пустые стеклянные бутыли, книги, пластинки, газеты. И куда не взглянешь - везде картины. Сотни, тысячи картин: в рамах и без, маленькие и большие, на стенах, полу, полках, стопками, штабелями, бутербродами. "Меня искусство кормит. Хотя мне много и не надо. Картины продаю, иногда заказы выполняю. Ну, в среднем 3 тысячи выходит в месяц. Хватает. Раньше, конечно, лучше было. При СССР нас Союз художников поддерживал - в Крым ездили на дачи. Кутили, бузили, гуляли, но и творили, конечно. Сейчас такого нет. А жаль! Богема? Мне больше другое слово нравится: не бандитское "братва", а братство. Мы - братство..."

Миллионка - старейший район города, целая мануфактура. Здесь много мастерских. Здесь мастерская Севы Мечковского. Дверь тоже нараспашку. Пахнет жареной камбалой. Летают мухи. Много пространства, много воздуха. Опять же картины - везде, где можно и нельзя. Мечковский - усатый-бородатый, с необычайно добрыми глазами, вечной полуулыбкой, лукавым прищуром. "А хотите зеленого чаю?" Странно, но я заплакала: от нахлынувших чувств, от особой ауры. Мне не было плохо, но и не было разрывающего счастья... Мечковский рассказывал про творческую оболочку Земли, которую каждый творец пропускает через себя, таким образом продлевает жизнь себе и другим. А в принципе, на улице его не отличишь от простых смертных. Лишь нелепая панамка на макушке выдает харизму.

Нежить, Пузо и Урод

Музыканты. Всех стилей, кроме попсы. По большей части, это люди безымянные. Позывными являются погоняла, прозвища. Трэш, Говно, Death, Нежить, Скрэтч, Гранж, Пузо, Тело, Патлатый, Урод, Пэрч и т.д. Зачастую, чем маргинальнее имечко, тем круче музыкант. Часто бомжуют, живут в подвалах, играют в переходах, перекантовываются у друзей. Любят не только алкоголь, но и вещества потяжелее. Одеваются в кожаные штаны, куртки-косухи с заклепками, обвешиваются металлом, но это уже хард-рокеры. Кто попроще, носят футболки, кроссовки, банданы. Рэперы - еще и мегаширокие штаны. Большинство обладает повышенной волосатостью на голове. Это называется хаер. Чем длиннее, грязнее - тем лучше. Везде и всегда таскают свой музыкальный инструмент. Это их оракул.

Рэт (музыкант из перехода): "Да я в пьяном виде играю лучше, чем по трезвяку. А после травки меня вообще вдохновение одолевает. Такие вещи начинаю писать!.. А еще женщины на меня падают только так. У меня же кучи поклонниц. Я этим и пользуюсь. Коварно? Ну и что. Я же талантлив..."

Пещерные человечки

Поэты, писатели, журналисты. Сочиняют себе говорящие фамилии: Бедный, Голодный, Черный, Белый, Толстый, Худой, Кривой, Хромой, Красивый. Дмитрий Богемский - журналист, писавший почти для всех газет нашего города. Типичный представитель богемы от нашего брата. Излишне следит за своим внешним видом. Носит только белые рубашки, пусть даже с грязным воротом. На шею повязывает галстук, на рукава цепляет запонки, на нос - очки. У него всегда блестят ботинки (а у некоторых индивидуумов еще и лысины). Всегда при саквояже. На голове всклокоченные длинные кудри. Знает все светские сплетни: кто с кем, кого, куда, как, за что и почему.

Чтобы познать, что такое богема, нужно не только рассматривать, обнюхивать, изучать и общаться с ее представителями. Исчерпывающую информацию может дать и человек небогемный, но так или иначе имеющий к ней отношение. Мира Корнилова, совладелица одного художественного салона-магазина, сама не творящая, но зарабатывающая деньги на искусстве: "Несомненно, у всех представителей богемы есть общее. Конечно же, все они - артисты, писатели, музыканты, художники - очень умные, начитанные, интеллектуальные, смекалистые люди. У каждого свой взгляд на мир, своя философия. В то же время не мыслят себя как массу, хотя "творческие натуры любят друг друга, крепко любят". Но видит себя каждый как индивидуальность, как особый, самобытный талант. Естественно, все считают себя гениями. И примерно раз в месяц в муках рожают шедевры. С гордостью рассказывают о своем фрондерстве. Богемцы - закоренелые эгоисты - опять же творческие. Сплошь и рядом - пофигисты, им плевать на общественное мнение, советы-замечания. И в то же время очень ранимые, тонкие, трепетные, порой сентиментальные люди. Но не слабые, как ни странно. Скажу больше: творцы - умелые приспособленцы, обладают априорной аккомодацией, способны жить везде, даже где нельзя выжить. Вот что - от них детей хорошо рожать, наследственность особая: выживаемость в ста случаях из ста. И в то же время эти художники мрут как мухи - от собственных неспокойных красивых рук, удушливых объятий зеленого змия. Их изводит постоянный поиск, разрывающий душу и плоть вопрос: зачем? Им трудно принять бессмысленность бытия. Это пещерные человечки, полусвет, люди дна, вечные неудачники..."

Сотворение красоты

Кто вне богемы, относится к ней через губу. Да, они не вырабатывают киловатты, не платят налоги, не торгуют пирожками с тухлятиной и не меняют рубли на доллары и обратно. Они часто даже не размножаются. Но их не нельзя жалеть. Они сами вам этого не позволят. Ведь они по-настоящему счастливые люди, которые видят и чувствуют все. Люди-рецепторы. Чувствилище тонкого в грубом мире. Они так просто, своими руками, лепят красоту.

Байки от Богемского

История с туалетной бумагой

В одном из наших театров после спектакля в гримерке артисты решили устроить сабантуй. Скинулись по десяточке, заслали гонца. Пили, естественно, водку. Весело, шумно, вокруг развалены парики, накладные усы, бороды, носы. Вдруг открывается дверь - заглядывает молодой актер, назовем его Миша, - "А можно к вам?" - "Конечно, старина!" - все панибратски хлопают Мишу по плечу. Он разжимает кулак - там стопка. Миша нагло водружает ее на стол: мол, наливайте. Налили - не жалко! Миша выпил, выставляет снова: еще хочу! Тут актеры начинают возмущаться: "А ведь ты денежку не сдавал. Давай-ка скинемся и купим новый пузырь". - "Ах, вот как, вам водки для меня жалко!" - Миша в отчаянии. Все машут руками, париками, накладными носами. Миша оступается, падает, а из-за пазухи у него выпадает рулон туалетной бумаги... Немая сцена. Дело в том, что в театре только во время бенефисов в туалете вывешивалась туалетная бумага, но почему-то она всегда куда-то исчезала. Вор оказался среди своих.

Когда мои друзья со мной

Опять же театр. Актер получил зарплату, причем сумма кругленькая вышла. Решил обмыть не в одиночку, а пригласил друга, тоже актера. Сходили за бутылочкой, заперлись в гримерке, распивают. А получившего зарплату что-то в сон начало клонить: "Я прилягу - подремлю". Через некоторое время просыпается - ни денег, ни друга. Весь театр обыскал, считал-считал, сколько потратили - может, пропили все? Смотрит в окно, а там дружок с сумкой, полной всякой снеди... Деньги так и не нашлись, хотя и друг тоже не раскололся.

Золотой дождь

Рассказывали как-то художники: "Идем мы по улице, вокруг никого, и вдруг с неба сыплются деньги. Мы ловим, запихиваем в карманы. Чудеса, да и только. Потом, конечно, дружно пропиваем. И только много позже узнаем, что в тот замечательный день одна женщина вытряхивала на балконе пиджак любимого..."

Богема (от французского boheme - цыганщина) - среда актеров, музыкантов, художников, литераторов, ведущих особый, отличный от привычного для большинства людей, беспечный, беспорядочный образ жизни, не имеющих устойчивого материального обеспечения. Исключительно понятно и подробно все это изображено, к примеру, в опере Джакомо Пуччини "Богема".

Надежда Бушуева

Поделиться:

Наверх