65,26 ↓ 100 JPY
11,22 ↑ 10 CNY
71,83 ↑ USD
64,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+12° ветер 4 м/c
16 июня
Среда

Общество

Брат на брата

В обычном селе Приморья народ готов взяться за вилы

Ранним весенним днем село загудело - со стороны райцентра въезжали вооруженные люди в форме. Находившиеся с ними штатские заходили на частные крестьянские подворья и забирали технику: трактора, сеялки, комбайны. Ошарашенные крестьяне молча наблюдали, как их лишают того, на чем им вот-вот выходить в поля работать, чтобы прокормить и без того голодающие семьи. Все это напоминало картину Великого перелома - большевистского раскулачивания 30-х годов. Только происходило не при Сталине и не где-нибудь на Орловщине, а в Приморье весной 2002 года, при действующих (или бездействующих) муниципальной и краевой властях. О трагедии русской деревни в духе "Поднятой целины" нам написали учителя средней школы села Лучки Хорольского района. Именно в Лучках развернулась борьба за сферы влияния и собственность в лучших российских р-революционных традициях.

Мертвый кооператив

Когда-то Лучки были самым процветающим хозяйством района - с десятками тракторов, комбайнов, развитым животноводством. Теперь, как и все приморские сельхозпроизводители, лучковцы погрязли в долгах (особенно после наводнения 1998 года), разрухе, но выживать пытаются. Последней надеждой несколько лет подряд оставался сельскохозяйственный производственный кооператив. Объединившись в этом предприятии, лучковцы всем селом дружно сеяли зерновые и сою. Несмотря на бедность, вместе отмечали праздники урожая, свадьбы и иные торжества. Взаимопомощь и поддержка соседа в деревнях всегда подчеркивали щедрость, доброту и широту русской души. Но деньги, или их отсутствие, видимо, смогли разрушить даже традиционное общинное добрососедство.

В апреле 2001 года стало ясно - экономическое положение кооператива, как заявил один из крестьян, в глубокой навозной яме. Приехало начальство из района, посмотрело, подумало и решило - надо что-то делать. Как раз в это время СХПК возглавляла Нина Перова, женщина современных взглядов, приехавшая из Владивостока. Она предложила создать на базе кооператива общество с ограниченной ответственностью "Лучковское".

База, конечно, базой, однако Перова, не желая совмещать эти два предприятия - одно почти банкрот, а другое чистое, словно младенец, - организовала в конце прошлого года общее собрание, которое решило перевести документацию на всю технику под крышу ООО "Лучковское". Другие члены кооператива почуяли неладное и сместили Перову с поста главного кооператора, но было поздно - техника с легкой руки начальника районного гостехнадзора Ямкача уже была в собственности ООО.

Более того, Перова объяснила механизаторам, что кооператив скорее мертв, чем жив, и технику, если крестьяне хотят работать и жить, должны оттуда забрать. Под Новый год, 29 декабря, уже подвыпившие работники кооператива зашли на территорию СХПК и вывезли со своего предприятия почти всю технику. Поставили к себе во дворы, а после праздников стало известно, что значительная часть механизаторов уволились из кооператива, и пришли вслед за своей техникой в ООО. А это 42 трактора и 6 комбайнов - 90 процентов всего сельхозинвентаря.

Талибы против бендеровцев

Однако кооператив в лице его нового руководителя Зои Куркиной не сдался. Обстановка в селе стала накаляться. Кооператоры, коих тоже немало осталось работать на прежнем месте, стали утверждать, что Перова аферистка, на нее заведены уголовные дела, а механизаторы, перешедшие к ней в ООО, - обманутые люди.

От слов Куркина перешла к делу. В начале марта она поехала в район и спросила упомянутого Ямкача, как это он мог передать технику подобной аморальной личности? И Ямкач меняет свое решение и выписывает на технику вторые техпаспорта!

Вслед за этим Курк вместе с милицией устраивает набег на подворья крестьян, перешедших в ООО, и возвращает трактора в кооператив. И некогда дружное население Лучков в одночасье превращается в озлобленных, раздраженных людей, разбившихся на две воинствующие группировки.

Неизвестные поджигают сено ООО "Лучковский", вскрывают склад с зерном. По селу то и дело возникают драки уже не просто по пьяни, а из-за серьезных микроэкономических разногласий.

Ответный удар со стороны ООО не заставил себя ждать. Из Владивостока приехали представители уже краевого гостехнадзора и заявили, что трактора все-таки по документам остаются за ООО. Но они уже находились на территории кооператива. И отдавать их не собирались. Ах, так! Значит, заберем силой!

И перед самой посевной на территории СХПК разыгралась настоящая битва. Механизаторы попрыгали в свои незаконно, по их мнению, отнятые трактора и погнали их к себе по домам. Но на их пути грудью встали кооператоры, завязалась потасовка, пролилась кровь. Слава богу, обошлось без смертоубийства, хотя некоторые прямо-таки бросались под трактора! За побоищем спокойно наблюдала местная милиция...

Технику кооператоры не отстояли, и в селе наступил окончательный трындец. Ссорились родственники. Жена, работающая в одной группировке, начала разводиться с мужем, который перешел в другую! В единственной лучковской школе даже дети стали по разные стороны баррикады. Одна часть, родители которых работают в кооперативе, получила название бендеровцев, а дети работников ООО - талибов. Последние в день известной битвы при Лучках бегали по школе и кричали: "Раскулачивают!"

Между тем 5 апреля трактора наконец вышли в поле. Три из них сразу встали, - в топливный бак кто-то насыпал металлическую стружку...

Это стало последней каплей для сельской интеллигенции - учителей, видящих, что враждуют дети, люди словно с ума посходили. Преподаватели обратились с письмом в редакцию "Н".

Жизнь бьет ключом!

Собравшийся для встречи с журналистом коллектив ООО "Лучковское" состоял из закопченных механизаторов, которые, перебивая друг друга, выкрикивали:

- Кооператив не дает нам жить - поджигают, вскрывают, угоняют технику! Мы хотим спокойно зарабатывать на жизнь, а не воевать! Мы отвоевали технику, но у них остались мастерские, водокачка, ток и другое! Нам негде будет хранить зерно! Они и мы готовы пойти на крайние меры! Кооператив говорит: вы, мол, вырастите урожай, а мы его заберем или сожжем!..

Антонина Горбунова, директор лучковской средней школы:

- Мы очень озабочены ситуацией. Страдают дети. Сейчас если что-нибудь у кого-нибудь загорится случайно, все это примут чуть ли не за теракт, и начнутся ответные действия. Народ готов взяться за вилы, особенно когда поспеет урожай...

Зоя Куркина, председатель кооператива:

- Мы имеем полное право на всю технику, поскольку по уставу кооператива это неделимый пай. Да и паи тех работников, что перешли к Перовой, они все равно не имеют в ее ООО никакой силы. Люди там просто наемная сила, а не хозяева. Как они будут хранить зерно и перерабатывать? Ток и мастерскую мы им не отдадим. А некоторые механизаторы к нам уже вернулись...

Иван Ищенко, председатель управления сельского хозяйства Хорольского района:

- Мы - в стороне. Не имеет права администрация любого уровня вмешиваться в конфликт. Это - дело суда. Да, судов было уже несколько, но истину они пока не выявили...

После поездок по Хорольскому району и всех этих бесед показалось, что правды в этой заварухе не сыскать. Но она сама вышла к нам, когда перед возвращением остановились возле частного домика попросить попить водички. Правда предстала перед нами в виде механизатора, его жены и детишек.

- А вы где работаете - в ООО или в кооперативе?

- В ООО...

- И там лучше?

- Да вроде лучше...

Мужик замялся, а потом бухнул:

- Если честно, все они кидают. Денег мы не видим уже несколько лет. Заработанное выдают зерном. Нет веры ни к кому. Уедем отсюда в город или в другое село. Здесь не только голодно, а еще и страшно жить стало... Жизнь, в общем, бьет ключом. Только гаечным и по голове...

Павел Терпугов

Поделиться:

Наверх