66,23 ↓ 100 JPY
11,30 ↓ 10 CNY
73,17 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+25° ветер 2 м/c
23 июня
Среда

Общество

Зона детства

Под Хабаровском есть женская зона, каких много по России. Сюда со всего Зауралья свозят преступниц. Уникальность заведения состоит разве что в том, что сидят здесь по "тяжелым" статьям. Рецидивистки, убийцы. Да еще осужденные будущие мамы. Здесь, за колючкой, появляются на свет их дети. Потом они живут отдельно, зона - отдельно, но каждый день два мира пересекаются...

Нет, ну, конечно, "роды за колючей проволокой" - лишь образ. Осужденные женщины рожают в обычном роддоме. Максимальный срок пребывания в больнице - сутки. После заключенную возвращают в барак, а новорожденного выхаживают и отправляют в Дом ребенка при колонии.

В Доме ребенка сейчас живут 15 детей. Возраст - от рождения до трех лет, некоторые малыши задерживаются здесь до 4-х лет - "доживают" до конца маминого срока и уезжают вместе домой. Были времена, когда здесь росло более 100 детей. В последнее время, после череды амнистий, их число уменьшилось.

Мы подходим к типовому двухэтажному зданию, больше похожему на детский сад. "На самом деле этот дом строился специально для детей, которых родили заключенные", - рассказывает наш сопровождающий Виталий Драновский.

"А дети спать ложатся", - встречает нас на входе нянечка. В спальнях под теплыми одеялками сладко потягивается и зевает разновозрастная малышня. Груднички уже вовсю сопят.

"Мы живем хорошо, - начинает рассказ о своем хозяйстве Драновский. - Кормим малышей по несколько раз в день, в 10 часов всем дают сок, грудные "едят" мамино молоко или искусственное питание. Каждый день - пюре или яблоки. Сегодня будут пельмени, картошка с мясом, компот. В холодильниках - мяса под завязку. В общем, кормимся".

В Доме тихо, чисто, по-домашнему, но запах - все равно казенный. Этот дом для многих малышей - не последнее "государственное" жилище. Осужденные на огромные сроки мамы подолгу сидят, но от чад своих по каким-то причинам не отказываются. Многие дети так и вырастают в детских домах по всей России...

Путин и дети

Дом живет не только на государственные деньги. "Нам постоянно помогают. Римская католическая церковь, их служба милосердия CRS, например. Накупили нашим детям игрушек, одежки всякой, кровати. В прошлом году епископ из Анкориджа подарил нам резиновый бассейн, чтоб малышня купалась в нем летом. Видели бы вы этот бассейн: 3 метра на 8, вместимость - тонна, надували его полдня всем коллективом. А потом еще эту тонну воды нагревали - кошмар! В прошлом году жена Путина присылала бригаду с именной помощью. Для наших "выпускников" и тех, кто совсем маленький, привезли одежду, подписанную пофамильно. Президент прислал адресную помощь (в прошлом году всем подобным учреждениям раздавали) - 200 тысяч. Мы на эти деньжищи полностью отремонтировали систему отопления. Мебели подкупили..."

Есть у Дома ребенка свое нехитрое подсобное хозяйство. Толстая коза Марта, которая вот-вот должна разродиться, кролики, маленький огородик. "Вообще-то кроликов и Марту мы держим для ребятишек - потрогать пушистую живность, поиграть с ними малышне в радость. Коза как родит, молоко давать будет. А из наших ягод варенья наварили - на всю зиму хватит". Там же, на дворе, разрисованные качели, горки, деревья и песочница. "А на Новый год у нас будет настоящая елка - чтобы пахла. И праздник с костюмами: мальчиков оденем зайчиками, девочки будут снежинками".

Их матери

Работают с детьми осужденные женщины - мамы или так называемые "бесконвойные". Но сюда берут не всех родительниц. "Мать этого чуда, Андрейки, долго кидала свою первую дочку Настеньку на камни головой, потому что малышка плакала. За это и сидит. Мальчишку здесь родила. Как ее подпускать к детям?" Некоторые мамы не любят возиться с детьми и даже в разрешенное время не очень-то охотно идут "на свидание". А малыши ждут их каждый день, и воспитателям очень сложно объяснить по вечерам своим ревущим подопечным, почему сегодня не пришла мама...

Родительницы в Доме ребенка оставляют детей редко, а вот когда выходят на волю - там уже "забрасывают". Парадокс: местный контингент - убийцы, алкоголички, неоднократно судимые женщины, по-особому относятся к материнству. Во всяком случае, здесь не принято принародно отказываться от своих детей, иначе "заклюют".

За 16 лет, пока Виталий Львович "ходит за детьми", здесь, в Заозерном, было не больше четырех случаев, когда мамы отказывались от своих детей. "У меня в столе лежит блокнот с фамилиями и координатами тех, кто готов усыновить наших подопечных. Целая очередь образовалась, ждут годами. Помню, во время родов умерла женщина-бурятка, так младенца сразу забрала семья корейцев. Сейчас живут счастливо. Но не всегда так все благополучно заканчивается. Одна женщина, высокопоставленная чиновница из Хабаровска, удочерила ребенка. Девочка подросла, и стало понятно, что у нее проблемы в развитии. Так и маются с ней - назад же ребенка не сдашь государству".

Дожидаясь амнистии

У населения колонии сейчас обед. Огромное серое помещение с рядами столов заполняют женщины. Все - со своими тарелками, одетые в одинаково невзрачные тулупы и полушубки и платки. Во время обеда верхнюю одежду не снимают, потому что температура здесь всего лишь на несколько градусов выше уличной. Женщины отходят от раздаточного окошка, поотрядно устраиваются за столами. В тарелках борщ и каша с мясом. Жадно едят, переговариваются. "Могут и подраться, поэтому в столовой всегда стоят сотрудники колонии", - объясняет новая сопровождающая из числа сотрудников.

После обеда расходятся "по объектам" - в казармы или на работу в цех. Хорошо, если женщина работает в швейном цехе: она занята с 9.00 до половины пятого. Для остальных жизнь в зоне - бесконечные разговоры, стирки, походы в столовую и сон.

Здесь немало пожилых, самой старой - за 70."Меня зовут Татьяна Алексеевна. Я с Охотска. Родилась когда? В 1929-м или 1930-м. Говорят, сына убила. Дали пять с половиной, 2,7 уже отсидела. Может, освобожусь пораньше..." Некоторые не возвращаются отсюда домой - их хоронят в Заозерном, на местном "гражданском" кладбище.

Часто сидят целыми поколениями: мать и дочь одновременно, здесь два таких "клана". Есть те, которые рожают тут по несколько раз - в каждую отсидку. Есть те, кто когда-то здесь родился и через десятки лет пришел рожать уже своего ребенка.

Сейчас в Заозерном ждут амнистию. По прикидкам, отпустят около 120 женщин. В первую очередь - мам с детьми. Но уже через несколько месяцев численность населения колонии восстановится - женская преступность растет.

Виталий Львович Драновский, начальник Дома ребенка 257/12 УИН Хабаровского края МЮ РФ. В этой должности работает после окончания Хабаровского мединститута уже 16 лет. Терапевт-педиатр. Есть свой сын.

Алена Ортман

Поделиться:

Наверх