65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+26° ветер 1 м/c
13 июня
Воскресенье

Общество

Открытое сердце

Приморские кардиохирурги делают операции таким пациентам, от которых отказались американские специалисты

О том, что во Владивосток некоторое время назад приезжали американцы и делали сложные операции на сердце, писали многие местные газеты. Действительно, приезжали, привезли с собой часть оборудования и расходных материалов (часть закупила крайбольница) и провели 13 операций на открытом сердце. Потом уехали. Но операции на открытом сердце продолжаются: мало кто знает, даже в среде врачей, что сейчас в краевой больнице работает бригада наших кардиохирургов. Причем делают не только шунтирование - вшивание сосуда диаметром 1,5-2 мм в основные артерии сердца, но и "пластику". Раньше за этим приморцы ездили в Новосибирск, Томск и Москву.

Сердце на просвет

В кардиологическом центре краевой больницы мы провели два дня. Успели увидеть на экране специальной установки итог первой проведенной в нашем городе интервенционной операции. "Результат получился великолепный, все прошло без каких-либо осложнений, - говорит интервенционный хирург-кардиолог Владимир Верин. - Саму операцию я вам могу продемонстрировать только на видео, потому что "пластику" пока заказывают редко. Во всем мире эта операция стоит дешевле, чем шунтирование. У нас получается наоборот, потому что слишком дороги расходные материалы: катетер стоит 100 долларов, а их нужно несколько, пружинка, которой разводят бляшку, - около полутора тысяч долларов. Представьте, если у человека поражено два сосуда... А вот как делается рентгенографическое обследование сердца, показать могу..."

Нас провели в аппаратную. Агиографическая установка просвечивает сердце рентгеновскими лучами, поэтому хирург надевает на себя защиту - рентгенозащитный фартук, очки и даже шапочку - всего килограммов двадцать. Все остальные уходят в другую комнату и наблюдают за процедурой через стекло. В бедренную артерию, проколотую в районе паха, пациенту вводят катетер, который с током крови попадает прямо в сердце. Через него закачивают контрастную жидкость, и на экране компьютера появляется рисунок сердечных артерий. Кое-где линия сосуда походит на пунктир - значит, там полно бляшек, которые плохо пропускают кровь.

В аппаратную приходит бригада кардиохирургов - посовещаться и решить, что делать с больным. "Пластика" ему не подходит, потому что слишком велика степень поражения. Значит, его будут готовить к шунтированию. Назавтра как раз назначено проведение такой операции, правда, другому пациенту. "Будем делать операцию на работающем сердце. Это менее зрелищно по сравнению с тем, когда подключают аппарат искусственного кровообращения, зато сложнее". Отказаться от возможности посмотреть на сердце, не спрятанное за плотью и решеткой ребер, журналисту просто невозможно. Мы напросились на эту операцию, а пока есть время, знакомимся с людьми, которые завтра будут в очередной раз держать в руках чью-то жизнь.

Человеческий ресурс

По признанию главврача краевой больницы Юрия Селютина, которого врачи не без основания считают "отцом" кардиохирургии во Владивостоке, создать бригаду профессионалов очень сложно: "Трудно было найти уже готовых, обученных специалистов. Хорошо, сейчас появились молодые талантливые ребята. Владимир Верин и Александр Хелимский, например, приехали к нам из Хабаровска".

Ведущим хирургом на операции будет Дмитрий Андреев, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник московского центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева. На временную работу во Владивосток его пригласил бывший ученик - Александр Хелимский, чтобы "сенсей" подтянул приморскую бригаду. Еще один человек, который работает в бригаде, - Андрей Павлов - пришел в кардиохирургию из сосудистой. Операция, на которой нам разрешили присутствовать, - десятая на их общем счету. Кстати, пациентов, которых они успели поставить на ноги, не взялись оперировать те же американцы, будучи во Владивостоке.

Без права на ошибку

Может, хирурги и находят это красивым, но я бы не назвала зрелище эстетичным - оголенные трепещущие мышцы во вскрытой грудной клетке. И тем не менее вид бьющегося сердца завораживал. Вот он, родник жизни. А над ним мелькают руки хирурга. Права на ошибку здесь нет.

Александр Хелимский: "В этом отличие кардиохирургии от обычной. Движения должны быть четко выверенными. Если при операции на брюшной полости можно сделать надрез и так, и эдак, то у нас нет такой широты действий".

Сейчас хирурги используют бескровный метод ведения операций. После вскрытия грудной клетки Андреев прибором, похожим на выжигатель, вырезает из-под ребер сосуд - для шунта берется только "родная" ткань человека. Температура на аппарате подобрана так, чтобы и крови не выделялось, и ожога ткани не получилось. Пока никакого напряжения в работе. Самое сложное впереди. С самого начала я постаралась отгородиться от эмоций, выкинуть из головы все мысли о том, что перед тобой лежит человек. Есть только предметы - бьющееся сердце, легкие, сосуды... Хирурги именно так и поступают.

Шунт готов. Начинается самый трудный этап. Зажимами перекрывают часть сердца с поврежденным сосудом, получается искусственный инфаркт миокарда. Во время операции возле больного работают около 20 человек - хирурги, анестезиологи, реаниматологи, врач-интервенционист, операционные сестры, санитары, лаборанты. В момент перекрытия участка сердца все особенно внимательны - может случиться все что угодно.

Пока все отлично. Начинается супертонкая работа. Андреев надрезает сердечную артерию и при помощи ассистента вшивает приготовленный сосуд. Ниточка, которая используется при этой операции, имеет толщину всего 0,15 мм, иголка длиной 6 мм немногим толще. Заниматься такой работой возможно только в специальных очках. И еще один немаловажный момент - слаженность действий хирургов: "Если один взял в руки инструмент, то второй без разговоров должен взять ему соответствующий. От сработанности многое зависит".

Действительно, о том, что в данный момент нужно делать, хирурги во время операции практически не говорят. Иногда шутят. Наверное, чтобы разрядить напряженность. В очередной раз спрашивают у реаниматолога параметры давления и пульса, потому что шунтирование проведено и пора запускать неработающий участок. Реакцию сердца наблюдают и при сведении ребер.

Ну вот. Все сложное позади. Осталось закрепить на сердце пару электродов, чтобы в первые сутки, когда опасность всяких осложнений сохраняется, датчик среагировал на падение пульса. В эти сутки у кровати больного обязательно будет дежурить медсестра, не имея права ни прилечь, ни даже задремать, и обязательно - доктор.

Это только начало

Операция заняла 4 часа. Последний штришок: через пару недель у больного останется тонкая линия шрама без поперечных швов - показатель работы специалистов высокого класса. Кардиохирурги говорят, что могли бы проводить в месяц 40 операций. Хотя это и сложно физически. Но пока нет спроса. Во-первых, не каждый может найти несколько тысяч долларов на эту процедуру. Но даже те, кто имеют деньги, не готовы платить такую сумму за собственное здоровье. Врачи уже не раз слышали обвинения в свой адрес от пациентов - мол, мародерствуете на чужом горе. Хотя работа хирургов из этой суммы не оплачивается - деньги идут на разовые прибамбасы. Например, только проволока, которой стягивают после операции грудную кость, стоит для каждого больного 2 тысячи рублей.

Мы дождались финала - больного с операционного стола доставили в реанимационную палату. Еще вчера здесь лежал пациент, которому день назад тоже делали шунтирование. Сейчас он уже ходит. Мужчина решился на операцию в день своего 60-летия. Второй день рождения, подаренный человеку бригадой кардиохирургов, о которых мало кто знает.

P.S.

В Приморском крае возможно создание Дальневосточного центра кардиохирургии

Вчера губернатор Сергей Дарькин посетил краевую клиническую больницу и увидел, что наконец-то в Приморье внедрена программа оказания кардиопомощи. Этой программе уже четыре года. При экс-губернаторе Евгении Наздратенко начались закупки дорогостоящего оборудования, сейчас же начался самый важный и ответсвенный этап - оперативные действия - предотвращение внезаной смерти многих приморцев.

Всего на закупку современного медицинского оборуднвания, необходимого для проведения сложнейших операция, краевыми властями потрачено $ 3 миллиона и 5000 рублей. Больному же операция обходится в среднем в $ 2 тысячи. Причем работа врачей не оплачивается, в смету забит только расходный материал, который закупается за рубежом. Для сравнения, в Новосибирске аналогичная операция стоит в два раза дороже, в Москве - от $ 7000-10 000, в Японии и США - $ 50 000...

Как сказал Дмитрий Андреев, руководитель бригады кардиохирургов, каждую неделю планируется проведение трех опрераций, то есть 12 в месяц, а это уже выход на мировой уровень. Если будет необходимость проводить больше, врачи готовы. По словам главврача краевой клинической больницы Юрия Селютина, оптимально оперировать 400 больных в год.

На сегодяшний день краевая клиническая больница - единственная на Дальнем Востоке, где проводят подобные операции - аортокоронораное шунтирование. Ближайшие - в Томске, Иркутске, Новосибирске. Специалисты депортамента здравоохранения администрации края всерьез говорят о возможности создания Дальневосточного центра кардиохирургии на базе больницы.

По сведениям Всемирной организации здравоохранения, сердечно-сосудистые заболевания являются основной причиной смертности, причем 3/4 этих смертей приходятся на ишемическую болезнь сердца. При ишемической болезни в коронарных артериях, которые снабжают сердце кровью, образуются холестериновые бляшки. Постепенно они утолщаются и перекрывают кровоток к сердечной мышце, в следствии чего та отмирает. На этом месте образуется рубец. Это так называемый инфаркт миокарда. Противостоять ишемии можно двумя видами операций - шунтированием, когда вокруг закупорки пускают новый сосуд (помните, как все мы волновались за нашего тогдашнего президента Бориса Ельцина, когда ему делали шунтирование?) и интервенционными манипуляциями, при которых через артерию в сердце вводятся пластиковые катетеры, похожие на длинные, загнутые с одного конца трубочки, специальными приспособлениями через них разрушают бляшки и восстанавливают стенки сосудов. Шунтирование и "интервенция" количественно занимают первое место среди операций. Например, в США делают 400 тысяч таких операций в год, в нашей стране - всего 10 тысяч. Потребность в них - 800 в год на 1 млн населения. Значит, в Приморье их должно проводиться около полутора тысяч.

Наталия Алешина

Поделиться:

Наверх