65,54 ↓ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,67 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+25° ветер 4 м/c
24 июня
Четверг

Общество

Кормящая street

Уличный заработок десятков тысяч владивосткцев - это не только реальные деньги, но и самый продвинутый и максимально придвинутый к индивиду сервис

Человек ест, чтобы жить. И живет, чтобы есть. Для обеспечения собственных потребностей нам нужно не так уж и мало - требуется какая-нибудь, желательно неплохо оплачиваемая, профессия и хорошо бы - престижное рабочее место. С последними в крае пока не густо. Поэтому многие мои земляки за последние 10-15 лет освоили смежные профессии или работают по профилю своих старых и привычных на непривычном прежде рабочем месте - у обочины городских трасс или непосредственно

Шаурма? Шаурма...

Печеное-вареное у дороги, особенно летом и в местах отдыха, - просто золотое дно для предприимчивых людей. Оставим в покое уже привычные самопальные беляши, пян-се и шашлык. Сегодня хит сезона - шаурма, для изготовления которой не требуется (или все же не требуют?) спецпомещений, спецодежды, спецзнаний. Требуются лишь постоянный поставщик свежего дешевого мяса, острые ножи, мангал и, наверное, немножко умения вовремя поговорить с нужными людьми. Да, еще большой карман на "молнии" - деньги на 50-граммовых порциях мяса (15-20 порций по 30-35 рублей из одного кг) делаются бешеные и удивительно быстро. Лично видел ушедшие за пятнадцать минут из кармана шашлычника в чужие руки две пятисотки - одну здоровским ребятам в шортах и модных чунях на ногах-бревнах, вторую - в темноту нутра милицейского "газика", куда вслед довеском улетел тяжелый и вкусно пахнущий свежим дымком пакет теплого мяска и пива. Впрочем, судя по устрашающим цепям и перстням на хозяине точки и его жене, денег на жизнь им хватает...

Сними меня, фотограф!

На набережных, в кемпингах при пляжах, возле городских достопримечательностей давно и прочно обосновались бывшие "бытовые" фотографы города - эта работа все еще неплохо кормит несколько сотен владельцев "никонов" и "полароидов". Хотя растущая масса дешевых китайских "мыльниц" на руках населения все же нанесла этому частному бизнесу серьезный урон.

Слава, фотограф со стажем: - Сейчас основной заработок все же не на улице, а на свадьбах, в школах, детсадах - там тысячу в день можно зашибить. Цены у нас у всех одинаковые - 25-30 рэ за снимок, за день в среднем - это дюжина-полторы заказов, не больше. Чистого навара с каждого снимка - 20 рэ, итого - две-три сотни в день. Отстегиваю немного за реквизит - домики да паровозики, плачу за его хранение, за место - это святое и без задержки. Жду зиму - елки, утренники...

Калики переходные

Нищебродство на Руси - давно профессия, при правильной организации дела весьма доходная. Я не о тех случаях, когда инвалидов и стариков расставляет в переходах и на улицах мафия, - я о тех реальных людях, которые зарабатывают на своем несчастье.

Коля, инвалид из перехода, ветеран-афганец: - Рук нет, полторы ноги - кушать хочется. Год уже собираю на биопротез - нужно несколько штук баксов. Подают неплохо, обычно - рупь-два. Бывает, в подпитии проститутки и мореманы даже сотку баксов бросают. Часть откладываю, ну и на жизнь нам с женой трачу, не скупясь. Зиму в Москве прожил - летал на консультацию в военный госпиталь, ну и сидел в метро - там на это дело берешь лицензию в мэрии, и тебя уже никто не трогает. Скупа Москва, ой, скупа! Подают гораздо реже, но солиднее - от десятки до полтеша, баксов ни разу не кинули, за три месяца - две пятисотки и те от приезжих - в Новый год от пьяных в дым валютных девчонок-проституток. Но хватало - номер льготный в гостинице на двоих с женой - три сотни в день, еда - рублей двести в день, на самолет опять же накопить нужно было.

Менялы

Первые уличные менялы, ставшие сегодня неотъемлемой частью городского пейзажа, появились во Владивостоке в начале 92-го. Работали они тогда только с долларами и только на двух точках - Фокина, еще не ставшей Торговой, и возле первого обменника в тогдашнем ТЮЗе на тогдашней Ленинской. Причем работали под неусыпным надзором состоявшей в доле "третьей смены" и милиции, иногда всерьез бравшей менял "на пушку" - они прятали баксы в носки и обувь, карманах напарника, просто бегали за сотней-другой в соседний подъезд. Сегодня их никто не трогает, они заполонили Семеновскую, Алеутскую, Первую Речку, Спортивную, Баляева, оптовые и китайские рынки. В общем, на любой обочине можно встретить парней и девчонок, приветливо помахивающими пачками денег. Менялы на улицах - явление чисто владивостокское, в других российских городах менялы толпятся у обменников. Принцип зарабатывания денег прост - это "ножницы", разница между курсом покупки-продажи валют в "деревянных". Сейчас она невысока - несколько рублей, но в нашем издавна "валютном" городе и на бойком месте, где через руки авторитетного менялы в день проходит несколько сотен и даже тысяч долларов, иен и немецких марок - это... Впрочем, считать умеют все.

Андрей, бывший повар: - Да в гробу я видел эти рестораны - сейчас там уже не заработаешь. А здесь на улице лично я тысячу рублей в день имею железно - это при том, что половина навара уходит хозяину денег. Режим работы свободный - в мороз там или ливень никто на работу не гонит, но и долго гулять тоже не резон - хозяин ждать не станет, возьмет другого, место клевое. Женщины-менялы работают здесь лет по пять уже и ни дня не пропускают. Уже в апреле морды у них напрочь обгоревшие, цвета кирпича. Про "крышу" ничего не знаю - это разборки хозяина. А вот местным сержантам-милиционерам на сигареты и пиво все отстегивают - от полтинника до сотки каждый день. Ну, так они же нас и пасут зато... Как отличаю фальшивку? На самом деле это легко. Если деньги перед глазами целыми днями крутятся, навык появляется быстро. Впухают только малолетки. Говорят, их иногда спецом в долги так загоняют - потом девчонки неделями за копейки работают, ну и дают "боссу" по свистку даром и за амбаром.

Уличная красотка

О досуге у дороги ничего хорошего и никогда не говорилось - не скажу о нем ничего хорошего о нем и я. Остановлюсь лишь на отличиях придорожного секса от досуга 50 рекламируемых в местных СМИ фирм. Работницы фирм - это на 80 процентов приехавшие на заработки и в погоне за куском "сладкой городской жизни" 17-20-летние приморские пейзанки, а вот на улицы Владивостока больше идут горожанки - они не боятся темных улиц и секса в машине, с которого - даром, из любви к приключениям - и начинают путь на панель. На фирме мужчин немного - два-три водителя, а вот придорожные путаны сидят на съеме вместе с полудюжиной сутенеров-охранников: курят, болтают, отправляют с первых денег за пивом "самого нарядного". "Фирменные" деревенские девчонки смертельно боятся, что мама-папа и деревня - Барабаш, Тавричанка или Кировка - узнают об истинном источнике их заработка, а вот придорожный съем на виду и практически не маскируется: спрячешься - не заработаешь.

Что касается самого заработка - парадоксально, но за продажу секса, формально не товара и даже не услуги, - можно получать неплохие деньги (увы, это грустный факт, а не реклама...). Но 80 процентов девушек тратят их тут же: начинающие - на белье, наряды, украшения и косметику, путаны со стажем - на наркотики и спиртное. Поднимаются на бизнесе собственным телом и только до диспетчера или "мамки" этой же "фирмы" - единицы, кончают в психушках или в придорожной канаве - большинство.

Оля с трассы: - Сыну - четыре, квартиры и профессии нет. Муж кормил-поил, пока не сел три года назад. Родни, знакомых никого - приехали из Большого Камня, но и там у меня только мать. Мыть посуду, мести улицы - не хочу и не буду. Работаю на трассе, еженощно плачу две сотни "мальчикам в машине" за охрану на дороге - в машине или на квартире они нас не пасут, запопала "на барагоз" - мои проблемы. Цены чуть ниже, чем в фирме: минет - 100-150, как правило здесь же, в машине или в кустах за кинотеатром, час секса в машине - 250, на квартиры не езжу, только в апартаменты - это "гостинки" двух девочек, работающих здесь же. Клиенты платят им по 2 доллара за час. Заработанное не считаю, но тысяч 6-8 раньше выходило. Сейчас поменьше - живу с мужчиной, но работу не бросаю: он получает всего три тысячи. Вру ему, что работаю ночной официанткой в "Хендэ".

Вдоль по Питерской

Совковые времена канули в лету: сегодня официантки и швейцары кабаков, продавщицы и товароведы ГУМа, билетеры "Уссури" и таксеры-драйверы получают деньги за реальный труд, а не за близость к дефициту. Последних - частников-драйверов - в городе развелось столько, что уехать когда и куда угодно давно не проблема - были бы деньги. А городские дороги, которые мало-помалу ремонтируются и улучшаются, стали источником заработка практически для любого желающего.

Антон, частный извозчик: - Хожу в моря, зарабатываю прилично, но в месяцы перестоя в ожидании судна тоже хочется что-то делать. Гоняю в основном вечерами - больше клиентов, выше цена, хотя и конкурентов прибавляется. Все хлебные точки закреплены за бригадами - на вокзал, центральную площадь, Луговую лучше не соваться: отметелят - стоят там вплотную и держат цену. Работаю только с трассы и не жадничаю: сделал пятьсот рублей, заправил полный бак - и хорош. Очень мешают работать голосующие на обочине девочки: интим за пиво в ночном клубе - новый вид спорта у 15-17-летних школьниц, для которых смысл жизни - поездка на тачке и секс! Они уже так достали, что половина драйверов ездят на работу с женами - такие парочки не тормозят, ну и жены меньше переживают за моральный облик и здоровье своих добытчиков.

Шансоньетка

В выходные, да под солнышком поюще-играющий люд заполоняет весь центр Владивостока, его набережные и подземные переходы. Профи среди них - единицы, уникумы - через одного: как правило - ни голоса, ни слуха, но исполняют отчаянно! Исключение - десяток студентов-музыкантов, играющих на улице не хлеба ради - кураж нарабатывают! Центровая музтусовка с прошлой осени сильно разбавлена "гонцами системы" - автостопщиками: мальчишки и девчонки средней полосы России месяцами добираются во Владивосток, чтобы здесь, в переходах и на Торговой подзаработать на обратную дорогу. Рваные джинсы, раздолбанная в дороге шестиструнка в обветренных девчачьих лапках, парнишка-горлопан с протянутой в пространство панамкой - финансовый результат мало интересует "людей системы". Достаточно того, что они добрались до самого Великого океана, запечатлелись у вокзала и ростральной колонны, увешались самодельными феньками из гальки и ракушек, ловили (и поймали!) у берега настоящих живых крабов. Скуден их репертуар - полтора десятка шлягерных песенок под лады гитарного "квадрата" и нестройное позвякивание самодельного тамбурина. Подают таким не за искусство - за экзотику. Впрочем, собранного на экзотику - то же пян-се - им хватает.

Вместо послесловия

Естественно, я не смог в одном материале рассказать обо всех способах зарабатывания на улице. Остались за кадром цыганки-гадалки, наперсточники и прочие лохотронщики, художники-моменталисты, бабушки с редиской и сигаретами, собиратели бутылок, дикие "металлисты" и прочие. Зато все мои собеседники - реальные люди, которые - так уж повелось в уличном бизнесе - не любят афишировать свои реальные заработки, фамилии и адреса. Ну а фотографироваться на память - тем более. Но главное, о чем хотелось сказать: улица - не просто место, по которому мы ходим и ездим. Улица кормит. Многих. И в целом - неплохо.

Василий Буслаев

Поделиться:

Наверх