65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+24° ветер 6 м/c
14 июня
Понедельник

Общество

Наш ответ ляжкам Буша

Синее, по-весеннему звонкое и высокое небо. Тишина над деревней тоже звенящая - час дня, а на улочках Баневурово ни души. Выглядываю из машины, узрев парочку сопливых малышей с санками: "Где тут у вас ферма?" Хором ответ: "Не знаем!" Едем дальше. На чьем-то заборе белыми аршинными буквами начертано "Куплю банки" - явно не ферма. Спасает выскочивший чертиком из табакерки пьяненький мужичонка: "Па-а-а-влюши-иинн? Пр-рямо поедете. Киосок будет железный и куча тракторов - там фермер и живет. Только он свиней не продает!" Небесную тугую высь над деревней пронзает отчаянный поросячий визг...

Наш ответ ляжкам Буша

Начни с нуля

Фамилия того, кого мы искали, не Павлюшин, а Полушин. Но фермер он самый настоящий, из стана приморских сельских пионеров - первыми гектарами земли обзавелся десять лет назад.

Основная его специальность, кстати, - учитель химии и биологии. А поскольку работать Полушину выпало в сельской школе, получил еще одно образование - сельскохозяйственное. Евгений Александрович долгое время преподавал в Уссурийском сельхозтехникуме. Но, по его словам, к земле он всегда был близок - вырос в деревне под Кировом и крестьянского труда никогда не чурался. А вот жена его, Мария Яковлевна, выпускница того же педа, учитель-математик, и думать не могла, что на пенсии станет хозяйкой солидного коровьего стада и свинарника. Поначалу, когда муж с сыном занялись животноводством, даже плакала: "Я сразу сказала, что в свинарник ни ногой, что коров доить не буду! Но потом привыкла, а сейчас вообще жизнь без фермы не представляю. Как бы мы жили на наши учительские пенсии?"

ВРЕЗКА. О доходах Полушин особо не распространялся - тайна коммерческая. Но однозначно заявил, что все его работники получают зарплату "го-о-о-раздо больше", чем совхозные труженники. Живет ферма в режиме жесткой экономии, но с заработанных средств Евгений Александрович не только зарплату платит людям, но и технику покупает, и корма. "Есть доход, иначе бы мы просто этим не занимались. Последние годы вообще без убытков живем".

Становление полушинской фермы происходило с трудностями великими. Российское фермерство изначально как бы раскололось: одни из первопроходцев начинали с нуля, другие - чиновники от сельского хозяйства - ловко преквалифицировались, подобрав под себя технику и землю. Евгений Александрович начинал без копейки стартового капитала. Все, что имеет сегодня, нажито исключительно собственным горбом. Свинарник вообще начался с одной-единственной хавроньи. "Свиньи, как кошки: плодятся два раза в год, да и легче с ними", - делится опытом Полушин. А вот под коровье стадо и закупку техники пришлось искать кредиторов - благо, такие нашлись. С ними фермер рассчитывался натурой. Мясом то есть. Когда начало было положено, дело стало за землей.

Декретъ о земле

Вот с ней-то и связаны все преживания и трудности Полушина. Сегодня официально за фермой закреплено всего 6 га. И за те в свое время пришлось побороться - совхозы считали раздачу земли фермерам гнусным заговором, предательством великой идеи коллективизации и отчаянно сопротивлялись. Утрясать земельные вопросы Полушина специальная комиссия (человек десять начальников со всевозможных управлений) приезжала три раза! В один из таких приездов, когда высокие гости двинулись в очередной раз на осмотр несчастных гектаров, предстал пред ними некто Ерохин. Совхозный труженик сдернул с себя тулуп, сорвал шапчонку, с воплями "У крестьянина землю отымают!" рухнул оземь и кинулся по этой самой совхозной, размокшей под весеним солнышком земле кататься. Натуральную истерику закатил - мол, трупом лягу, а народное добро буржуям не дам!

ВРЕЗКА. Евгений Александрович - "зажиточный крестьянин". Сегодня у него 18 голов свиней и 20 коров (вместе с молодняком). Так вот, его буренки дают столько же молока в день, сколько все совхозное стадо численностью 65 голов!

Декретъ о мире

К Полушину деревенская общественность долгое время так и относилась - как к буржую. Выйдут на общественное поле коровки, потопчут-пожуют коллективную собственность - тут же предъявы к Полушину - это твоя скотина вредительствует. Постепенно, однако, все упокоилось. Никаких попыток "раскулачивания" фермера местные жители не предпринимали и единственым криминалом можно считать съеденного этим летом строителями-дорожниками теленка. Но ферма все-таки надежно охраняется сворой собак. Вопрос о ружьишке Евгений Александрович обошел: "Милиция не советует распространяться..."

Его владения

Двухдневный просенок в моих руках заходится на манер того самого Василия Ерохина. Никогда не думала, что полкило нежно-розовой плоти может выдавать такое количество дицибелл. Младенчику предстоит вырасти в симпатичную свинку, родить деток, заработав себе таким образом на пропитание (потомство продадут) и превратиться в отменную отбивную на столе какого-нибудь горожанина. Судьба. "Свинская" часть хлева беспрерывно звучит. Коровы молчаливы и прекрасны - огромные глаза, длинные ресницы, влажный нос и кудрявая шерстка. Чья-то будущая трапеза самозабвенно сосет мою руку. В моменты такого общения осознаешь прелесть ножек Буша - совершенно мертвый кусок мяса, лишеный при жизни всякого обаяния.

ВРЕЗКА. Экономический расклад у фермеров нехитрый: выкормить животину, получить приплод, продать мясо-молоко перекупщикам (государству Полушин почти ничего не продает), вырученные средства тут же вложить в дело. Евгений Александрович, например, покупает технику. Или "траву на корню" - арендует совхозный луг, поскольку с его клочка земли коровок не прокормишь. Если вдруг совхоз откажет в аренде, то с коровками, возможно, придется расстаться и полностью переключиться на свинок.

Еще у Полушиных есть куры и гуси - для личных нужд. Один из представителей последних был не так давно обезглавлен лично Марией Яковлевной и употреблен семейством: террористом при жизни гусь еще тем был - кусал хозяюшку до синяков. Пока знакомимся с гусями, вокруг собирается целая куча живности - три пса, кот и теленок. А вот семейный портрет Полушиных нам сделать так и не удалось - у фермеров рабочий день по минутам расписан. Трудятся все - Евгений Александрович и Мария Яковлевна, их сын, внук, невестка, зять. Седьмой член семьи, бабушка восьмидесяти трех лет, тоже в процессе задействована - продает молоко на рынке в Уссурийске.

Но рук все равно не хватает. Казалось бы, чего проще - позови односельчан, но с этим в деревне напряг. "Уж как я не заманиваю по лету работников к себе. Дел ведь невпроворот - и траву косить, и скот пасти, и поле под картошку для свиней копать... Работа есть всегда. Только никто работать не хочет. Большинство деревенских занято сбором шишек и цветмета. А цель одна - "на горлышко" насобирать. Пьют беспробудно, а кто помоложе - наркоманит", - сетует Евгений Александрович.

Едоки и кормильцы

После августовского кризиса у Полушиных "гикнулся" счет в банке. Но основной "капитал" жив-здоров, плодится и множится. Пусть комбикорм дорог, пусть земли катастрофически не хватает (близлежащие гектары проданы желтолицей братии) и бороться с этой проблемой Полушины уже устали, пусть "ушел" на сторону заказанный ими комбайн. Зато есть у этих людей такое настроение - жить, работать и зарабатывать именно на этой земле. Во что бы то ни стало.

...От Полушиных мы уезжали довольные и сытые. Вот, думалось, елки-палки, что есть натуральное хозяйство: свежий воздух, тишина, покой, свиной копченый рулетик на столе. А к нему картошечка разваренная, трехлитровая банка молока и... К черту ножки Буша! Во всем должна быть ложка души. Даже в куске копченого мяса.

Анна Зограф

Поделиться:

Наверх