65,54 ↓ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,67 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+24° ветер 2 м/c
24 июня
Четверг

Общество

Дагестан признал Наздратенко

Чеченские ваххабиты занесли приморского губернатора в список приговоренных к смерти

Дагестан признал Наздратенко

Резкий свет автомобильных фар выхватил из черноты дагестанской ночи затянутых в камуфляж, обвешанных автоматами, гранатами и острыми тесаками владивостокских парней. Давно уже привыкшие спокойно смотреть в лицо смерти, они вдруг разволновались, как мальчишки, которых похвалили перед всей школой, да еще в присутствии родителей. В их глазах светилась неподдельная гордость: они были единственными на всю войну солдатами, на передовую к которым приехал их губернатор.

СОБРовцы

- В Дагестане о ваших ребятах из подразделений СОБР и ОМОН, об их мужестве и отваге ходят легенды, - сказал председатель правительства Республики Дагестан Хизри Шихсаидов.

Действительно, наши парни воюют всерьез, у них свой особенный почерк. Обычно подразделения российской милиции в Дагестане и Чечне проводят операции днем, а ночью уходят в глухую оборону. Приморцы же наоборот воюют ночью, когда бандиты пытаются почувствовать себя хозяевами положения. Такая дерзкая тактика оказывается наиболее эффективной. Поэтому боевики стараются обходить позиции приморцев: обязательно напорешься либо на растяжку, либо на "секрет" (засаду).

Боевой опыт, конечно же, приходит не сразу, а через кровь и смерть товарищей. Приморские собровцы на себе постигали премудрости войны, о которых не написано в уставах. На войне, если не хочешь достаться пуле, надо быстро двигаться, надо быть налегке, поэтому "бронник" - бронежилет - лучше не надевать. Кроме того, если пуля попадает в "бронник", то его мелкие осколки ни один хирург потом не сможет извлечь из раны. А если уж суждено попасть под пулю без бронежилета, то в лучшем случае она пройдет навылет. Перед атакой ремешок "сферы" (каски) не следует затягивать туго: если в каску попадет пуля или осколок, то легко ломаются шейные позвонки. Одежда же...

- Вот это конкретный камуфляж, - с кавказским акцентом и некоторой долей зависти сказал один из дагестанских омоновцев, когда увидел одежду, которую привез нашим собровцам губернатор Приморья. - А потом добавил - уже о самом Наздратенко: "Вот это настоящий мужик. А наш хоть бы поинтересовался, как мы здесь..."

На передовой

Евгения Наздратенко в аэропорту Махачкалы встречали так, как встречали разве что премьер-министра страны: прибыл председатель превительства Республики Дагестан Хизри Шихсаидов, а вместе с ним несколько вице-премьеров и руководители всех силовых ведомств республики. И это не было лишь проявлением традиционного кавказского гостеприимства: Евгений Наздратенко известен в Дагестане как политик, жестко отстаивающий интересы российского государства. На Кавказе такие в почете. Да и сама цель его короткого визита - проведать на передовой своих земляков - вызывала простое мужское уважение: в Дагестане давно знают, что чеченские ваххабиты занесли Евгения Наздратенко в список приговоренных к смерти. Их аэропорта в Хасавюрт, где временно перед переброской в Гудермес разместили отряд Приморского СОБРа, прибыли уже затемно. Автомобильные фары высветили строй рослых парней, ощетинившийся автоматными стволами.

- Здравствуйте, ребята, - подошел к строю Наздратенко.

- Здравия желаем, товарищ губернатор, - молодцевато гаркнули в ответ собровцы.

- Дайте-ка я вас каждого обниму, только чур руку мне не отрывать, - по-отечески улыбнулся губернатор и обошел весь строй. - Мы тут форму вам зимнюю привезли: нашли спонсоров, взяли в отделе кадров размеры вашей одежды и сшили каждому из вас персонально. И у меня к вам просьба, парни: вы постарайтесь эту форму порвать. Мне ваши жизни нужны, а форму мы сошьем хоть двадцать раз подряд, всем миром... Сегодня мы встречались с руководством Дагестана - вашу работу здесь очень ценят. Очень нужна стране ваша работа: если мы сейчас продуем в Чечне, то страна развалится на мелкие кусочки и сбудется желание наших псевдореформаторов - мы станем нацией рабов. Скоро из Приморья в Чечню отправятся десантники, морские пехотинцы, ОМОН. Надо довести все до конца. А в Приморье мы о всех вас помним - пресса постоянно пишет о вас и вашей работе. Мы ждем вас домой живыми...

Парни не стали оттягивать примерку и тут же все оделись в теплые куртки - много ли солдату надо? Обступили губернатора, задавали самые житейские вопросы: как там дома, включили ли во Владивостоке отопление и горячую воду?..

Отговаривать Евгения Наздратенко от опасной ночной поездки на блокпост, где две недели назад погиб командир Приморского СОБРа Константин Илющенко, даже не пытались: не по-мужски было бы. От Хасавюрта до поселка Аксай добрались на "Волгах", а потом пересели на милицейские УАЗики и по непролазной грязи двинулись на блокпост. Его, расположенный на самой границе с Чечней, несколько лет назад строили приморские милиционеры во главе с Юрием Орленко, зам. начальника краевого УВД. В двух километрах от него расположена диверсионная школа боевика Хаттаба. В качестве выпускных экзаменов устраивают бандитские налеты. Блокпост у села Аксай находится под их постоянным прицелом.

Незадолго до приезда приморского губернатора в Махачкалу руководители МВД Дагестана встречали полковника Орленко как старого боевого друга. Для дагестанских милиционеров Орленко - это настоящая легенда чеченской войны. Он всегда знал: на войне главная задача командира - схранить жизнь личного состава. И, отправляя очередной отряд СОБРа в Дагестан, Юрий Орленко традиционно напутствовал командира: береги людей. Командир Илющенко сберег людей, но не сберегся сам. К месту его гибели вместе с губернатором прибыл и полковник Орленко.

Погиб командир СОБРа на блокпосту две недели назад. Как рассказывал Александр Адаменко, оставшийся за командира отряда, это произошло во время обстрела. Константин Илющенко - опытный спецназовец, бывший офицер ГРУ - был убит у самого входа в блокпост. Накануне, по словам ребят, на блокпост приезжали какие-то люди и предлагали деньги за то, чтобы приморские собровцы пропустили в Чечню бензовозы - примерно тысяча долларов за колонну машин. Наши подивились такой откровенной наглости и отказали. После неудавшегося подкупа, считает Александр Адаменко, и произошел обстрел. Сейчас у входа в блокпост на стене черная надпись, пятно засохшей крови командира, небольшой фронтовой памятник. Речей не произносили. Рискуя привлечь внимание снайперов, зажгли фары. Губернатор положил цветы, открыли бутылку русской водки и по-солдатски из одного стакана помянули светлую память майора Илющенко.

- Жесткость сейчас нужна, а вот жестокость - нет, - говорил на блокпосту Наздратенко. - Остановить боевые операции в Чечне сегодня было бы не просто идиотизмом, а преступлением. Вне всякого сомнения, надо заканчивать начатые мероприятия. Нужно отправить сюда военную технику с двадцатикратным боезапасом, чтобы поработали летчики, ракетчики и артиллеристы. Надо подходить к границам, ставить там военные городки и гарнизоны и жестко отстаивать суверенность Российской Федерации.

Почетный гражданин Хасавюрта

В городе Хасавюрте даже не вспоминают имена тех российских политиков, которые четыре года назад подписали здесь соглашение о мире с Чечней. Имя губернатора Приморья Евгения Наздратенко в Хасавюрте теперь будут помнить всегда: ему было присвоено звание почетного жителя города.

- В знак уважения жителей Хасавюрта к губернатору Приморского края, который своими делами укрепляет единство России, примите этот почетный знак, - с такими словами глава города прикрепил на грудь Евгения Наздратенко золотую медаль. На плечи приморского губернатора накинули непременную кавказскую бурку, вручили шашку и папаху.

Потом на встрече уже с руководством республики уточнялись адреса доставки гуманитарной помощи из Приморья, которая очень нужна этой некогда цветущей республике. Еще до чеченской войны после прокатившейся по стране приватизации и экспериментов реформаторов. Дагестан превратился в экономическую пустыню - некогда крепкие хозяйственные связи, да и само производство в республике разрушено. Сегодня в бюджете республики 78 % составляют федеральные дотации. Есть в этих дотациях и налоговые рубли из Приморья. И это при том, что стоимость электроэнергии в Дагестане в три раза дешевле, нежели в Приморье, плюс практически бесплатный прородный газ.

- Представляете, какой в Приморье запас жизненной силы, если мы при таких высоких энерготарифах выживаем, да еще исправно выполняем свои обязательства перед федеральным бюджетом, - говорил позже Наздратенко.

- В эти тяжелые для республики годы мы ощутили поддержку со всей России, - сказал журналистам мэр Хасавюрта. - Особенно мы благодарны Приморскому краю и губернатору Наздратенко. До сих пор мы видели его лишь по телевизору, а здесь Евгения Ивановича мы увидели совсем по-другому. Скажу вам откровенно, он очень доступный, простой и окрытый человек. Нам, дагестанцам, импонирует, когда человек говорит то, что думает, а не изворачивается. Может быть, он кому-то не нравится, но мы в Дагестане признали его как руководителя и как настоящего мужчину.

В 1995 году, в разгар чеченской войны, Евгений Наздратенко прибыл в еще пылающий Грозный, чтобы морально поддержать наших солдат, откровенно отправленных руководством страны на бойню. Во время взрывов в Новонежино он на БТРе залез в самое пекло, чтобы лично оценить обстановку, прежде чем посылать других навстречу опасности. И сегодня Наздратенко - российский политик, занесенный чеченскими боевиками в список смертников за его однозначную позицию государственника по отношению к целостности России, честно и по-мужски делает свою работу. Кто-то назовет Евгения Наздратенко популистом. Тогда пусть все российские политики станут такими популистами: пусть они бьются за низкий энерготариф, пусть они противостоят ограблению своего народа, пусть они сами подвергнут риску свою жизнь, прежде чем отправить на риск других. Может, тогда и жизнь в России наладится?.

Андрей Холенко

Поделиться:

Наверх