65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+19° ветер 1 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Медбратья по игле

Тринадцать лет назад элитные наркоманы пользовались медицинскими наркотиками, которые им охотно поставляли люди в белых халатах

В середине 1980-х в деятельности приморской милиции появилось новое направление, которое в 1991 году структурировалось как самостоятельное силовое подразделение УБНОН. А тогда это была специальная группа по борьбе с наркоманией в Управлении уголовного розыска УВД края. Летом и осенью 1989 года борцы с наркоманией под руководством начальника УУР Виктора Гаврилова провели ряд успешных операций, объединенных позже под общим названием "Дело врачей".

Старший лейтенант милиции Александр Руднев курировал тогда медицину и, прежде всего, отделения реанимации, хирургии и онкологии, где в большом количестве используют обезболивающие наркотические препараты. И вскоре у него появилась информация о хищении и продаже наркотиков молодыми работниками некоторых медучреждений.

Ловкость ума и рук

Первая операция по задержанию пяти медбратьев проходила в онкологическом отделении тысячекойки. Стало известно, что кто-то из персонала вместо наркотика вводит больным физраствор с димедролом.

Как рассказывает Александр Руднев, на подготовку и проведение операции ушло около трех месяцев. Основная сложность состояла в том, что легально в отделение проникнуть было невозможно. Тогда оперативники завербовали одну из старших медсестер, занимавшуюся учетом отпуска и хранения наркопрепаратов. Она объяснила сотрудникам милиции, как происходит оборот наркотика в больнице: ампулы выдают под запись, пустые положено возвращать и также под запись. И помогла организовать опрос онкологических больных: якобы на анализы она приводила их в другой корпус, где выдававший себя за доктора оперативник в белом халате спрашивал об ощущениях пациента после обезболивающих уколов. Пациенты жаловались, что боль возвращается слишком быстро.

Милиционеры пометили донышки ампул люминоформным составом разных цветов, который виден только при освещении специальной лампой. Чтобы определить, в какую из трех смен происходят хищения, каждой смене присвоили свой цвет. И каково же было удивление Руднева и его коллег, когда помеченные ампулы стали пропадать во все три смены.

Постепенно были установлены участники и схема хищения наркотиков. Пятеро парней с 4-го, 5-го и 6-го курсов мединститута проходили практику в отделении онкологии, работая в три смены. Воровали каждый день. Когда один из них уходил в отпуск, другой его обязательно подменял: за свои места они держались. Они заменяли целые ампулы на использованные, которые скупали у своих же клиентов по пять (!) рублей - это было равно стоимости 10 пустых бутылок из-под лимонада. Еще один способ - подмена шприцев. Уколы медбратья могли делать только в присутствии врачей. Но шприцы с наркотиками лежали на столике на салфетке, и благодаря ловкости рук их можно было подменить на другие, заполненные физраствором, которые лежали под салфеткой. Наркотик они потом переливали в пузырьки из-под пеницилина. А порой выносили и заполненные шприцы.

Когда доказательной базы собралось достаточно, медбратьев по очереди задержали. У всех на квартирах были обнаружены использованные ампулы из-под наркотических препаратов (в том числе и помеченные) и пеницилиновые пузырьки с наркотиками.

Блистательный туалет

Практически сразу после операции в онкологии оперативники переключили свое внимание на хирургическое отделение госпиталя ТОФ. На тот момент они уже знали, что из отделения наркотики похищают два медбрата - такие же практиканты-старшекурсники. В хирургии милиционерам работалось проще - и опыт уже имелся, и попасть в отделение было не так сложно.

Прежде всего, сюда внедрили своих санитара и медбрата. Сам Александр Руднев раздобыл морскую форму. Человек по гражданке в военном госпитале бросается в глаза, а в форме на него не обращают внимания. Кстати, как вспоминает Александр Николаевич, форму и погоны капитана 3-го ранга он носил с гордостью. Он ведь тогда дослужился пока лишь до старшего лейтенанта... Руднев расхаживал по госпиталю, заставлял поправлять воротнички матросиков и следил за обстановкой.

Как и в первом случае, через главную медсестру оперы получили доступ к наркотикам и пометили донышки ампул. Но тут их и ожидал сюрприз. Ампулы возвращались, никто их не подменял, а больные по-прежнему жаловались на быстрое возвращение боли. Тогда несколько помеченных, целых (!) ампул отправили на анализ. Изумление пришло, когда в них вместо наркотика оказался димедрол. Как такое было возможно? Каждый шаг медбратьев отслеживается, с ампул не спускали глаз...

В чем тут дело?

Тогда и обратили внимание на то, что порой медбратья заходили в туалет вдвоем. И выходили оттуда лишь через 20 минут. Появилась догадка, что ампулы перепаивают, сливая наркотик в другую тару. Как потом выяснилось: все в тот же пузырек из-под пеницилина. Чтобы доказать факт хищения, было решено помимо донышек помечать и горлышки ампул. Сработало: после посещения туалета целые ампулы возвращались на свое место, но без метки на горлышке и с физраствором внутри.

"Нашей целью стал туалет, - рассказывает Александр Руднев. - Я проник туда с химиком-экспертом, аппаратурой, двумя понятыми под видом медиков-стажеров и опером. Когда в темноте эксперт включил лампу, пол буквально засветился. Пришлось потратить время, чтобы собрать все осколки. Вы бы видели лицо больного, который стоял под дверью, когда из туалета нас вышло сразу пятеро!"

Постепенно было установлено, что медбратья виртуозно перепаивали ампулы при помощи обыкновенной зажигалки. Милиционеры смогли повторить этот опыт лишь в лабораторных условиях, да и то с трудом.

Через месяц решили брать. В день задержания оперов в госпитале было едва ли не больше, чем больных. Одних заранее положили в палаты, другие расхаживали на костылях по двору. Девушки (понятые) пришли навестить своих парней (опять же оперов). Около здания стояла машина, приготовленная для задержанных: белый микроавтобус с вырезанным из бумаги и наклеенным на борт красным крестом. Милиционеры знали, что пеницилиновые пузырьки с наркотиками медбратья выносили через дыру в заборе.

Александр Руднев: "Такое количество оперативников не было случайным: нельзя было дать им возможность сбросить ампулы. Но я чуть не оплошался: слишком уж вошел в роль. Как раз отчитывал матросов за ненадлежащий вид, как по рации под моей формой пошла команда к задержанию. Пришлось прервать поучительную речь и броситься в сторону забора, оставив служивых в недоумении..."

После задержания на квартирах у обоих медбратьев также были найдены ампулы с наркотиками.

Самая скорая боль

Самой короткой стала операция в "скорой помощи", где молодой врач, выезжавший на дом к онкобольным, колол им вместо наркотиков все тот же димедрол. Чтобы доказать это, оперативники решили взять у больного, которому только что сделали укол обезболивающего, анализ крови. В этом деле Александру Рудневу помогала медсестра "Скорой", которая сообщала, когда и куда выехал "объект".

Александр Руднев: "Труднее всего было объяснить человеку, почему мы хотим взять у него кровь. Представляете его состояние, когда за одним доктором в квартиру приходят еще четверо людей в белых халатах - я, медсестра и двое понятых под видом стажеров. Мы рассказывали о том, что идет спецоперация по усиленному контролю за больными, за тем, как проходит реакция организма на наркотик. Плели всякую чушь. Одна недоверчивая бабушка после нашего отъезда сразу же позвонила на "Скорую", чтобы уточнить, правду ли мы говорили. В "Скорой" никто про нас, естественно, ничего не знал, кроме той медсестры, что нам помогала. На наше счастье бабушка попала именно на нее, и "наш человек" подтвердил легенду..."

Анализы показали, что в отдельных случаях в крови больных вместо наркотика содержался димедрол...

"Дело врачей" закончилось приговорами, вынесенными задержанным медработникам судами Советского, Первореченского и Ленинского районов. Обвиняемые получили от 3 до 7 лет. Несмотря на то что выявленные группы работали отдельно и по разным схемам хищения, все сбытчики были между собой знакомы. Некоторые из них сами употребляли наркотики. Никто из начинавших антинаркоманскую борьбу милиционеров, конечно, не мог тогда и предположить, с каким валом самых разнообразных наркотиков им придется столкнуться через каких-то десять лет...

В 1980 годах в Приморье о кокаине и героине знали только по кинофильмам. Среди наркоманов был распространен опий-cырец и менее доступные наркотики, используемые в медицине: промедол, омнапон, морфин. И если опиоидного наркомана его братья по игле считали опустившимся, то употребляющего медицинские наркотики относили к наркоэлите.

Екатерина Ерошкина

Поделиться:

Наверх