Ежедневные Новости
Владивостока
66,75 ↑ USD
75,78 ↑ EUR
96,79 ↑ 10 CNY
19 декабря
Среда

Общество

Константин Кравченко: "Я знал абсолютно все, что происходило во Владивостоке"

Настоящий руководитель поделился опытом с нынешними

Елена Воронежцева
В этом году почетный гражданин Владивостока Константин Федорович Кравченко отметил 90 лет. Более 60-ти из них он посвятил Приморскому краю. О нем говорили и говорят как о настоящем руководителе. При нем в городе появились новые жилые микрорайоны, объекты коммунальной инфраструктуры. Он был среди тех, кто стоял во главе проекта "Большой Владивосток". Опыт управления этим проектом небезынтересен и с позиций сегодняшнего дня, когда краевая столица готовится к саммиту АТЭС 2012 года.

Справка "ЕН"
Кравченко Константин Федорович родился в 1919 году. В Приморье с 1943 года. С 1952-го работал во Владивостоке, начав с должности главного инженера Владивостокского отделения железной дороги. В 1957 году был избран председателем Фрунзенского райисполкома, а затем первым секретарем райкома партии. С 1960-го работал заведующим отделом транспорта и связи краевого комитета партии, с 1965-го — председателем Владивостокского горисполкома, а затем первым секретарем горкома партии. С 1969-го по 1984 год занимал должность первого заместителя председателя крайисполкома. Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, Народным депутатом СССР, депутатом краевого, городского и районного Советов народных депутатов. С 1987 года возглавил краевую ветеранскую организацию. В настоящее время на пенсии.

— Константин Федорович, скоро Новый год. Говорят, когда вы руководили городом и краем, праздники встречали на рабочем месте. События какого года запомнились вам больше всего?
— Вопрос, на который мне очень трудно ответить. Потому что я не делил, что важно или не важно для Владивостока. Все, что делалось, я считал полезным и нужным.
— Вообще, необходимо было в те, советские, годы постоянно держать руку на пульсе, лично контролировать, что происходит в городе?

— Обязательно. Люди ведь разные. Были те, кто понимал и хотел, чтобы Владивосток был "на уровне". На них, ответственных, можно было положиться. Но были и такие, кого нужно контролировать... Вообще, для меня Владивосток — это тот дом, где я вырос, живу, состоялся как человек. Для меня это больше чем родной город.
 
— Вы очень долго работали в органах власти. Современные руководители признают, что у них в подчинении много неподготовленных людей. Как решалась кадровая проблема в советские годы?

— Конечно, тогда, как и сейчас, наверное, не было людей, которые могли бы сразу, без подготовки работать "на уровне", да и учреждений, где бы всему учили, не было. Кадровый вопрос решался с сугубо человеческих позиций. Был руководитель, который грамотно ставил задачи, объяснял, как их выполнять, мог при необходимости подставить плечо. Так управленцы постепенно ума-разума набирались.
 
— Любопытно, как снег тогда убирали? Последние снегопады — настоящее стихийное бедствие. Народ власть клянет...
— Мне трудно ответить — как справлялись с уборкой снега. Просто никогда таких проблем не возникало. Как только случалась чрезвычайная ситуация, райкомы и райисполкомы без указаний сверху подтягивали все силы, все возможности, все организации и предприятия по своим территориям, которые чистили улицы, вывозили снег. Руководители районов лично контролировали уборку, проверяли все, по городу ездили. Для меня же главный вопрос — чтобы руководитель знал свое дело, знал, как действовать в той или иной ситуации. И я им в этом помогал.
— Возраст для мэра важен?
— Очень важен.
— Вам сколько было, когда вы возглавили город?

— Сорок с небольшим. Это самый работоспособный возраст. Но когда меня назначили председателем горисполкома, я уже знал городское хозяйство как свои пять пальцев. И главное, в чем заключалась моя работа, — сделать так, чтобы без сбоев работало все хозяйство: от водоснабжения и энергетики до транспорта и благоустройства. Главной своей миссией я считал сделать так, чтобы люди лучше жили. Это касалось и повседневных вопросов, и масштабных планов. Прежде чем реализовывать проект, всегда досконально изучал ситуацию, взвешивал все за и против. Ничего мимо моего глаза в городе не проходило. Все, что делалось, я должен был знать.
— Это удавалось? Город-то немаленький.

— Это трудно. Но я знал. Все, что делалось, — все было под моим контролем. И тем, кто работал в моем подчинении, было известно об этих моих требованиях, что я в каждую дырку лез. Они старались мне помочь, были проблемы — не скрывали. Мы ведь плыли, как говорится, в одной лодке.
Вообще, руководство — это адский труд. Я не знал ни семьи, ни отдыха, не имел личной жизни. Я знал город.
— Сложно было тогда руководителю города работать с вышестоящим начальством — с краем, Москвой?
— Вышестоящие руководители знали мою слабость: я никогда не спрашивал их, что нужно делать. Я просто делал. Финансирование тоже было в моих руках. Мы предлагали какой-нибудь проект, давали ему обоснование и получали необходимые средства. Выбивать, доказывать не нужно было: наверху видели, что средства шли не куда-то в мой карман, а тратились на инфраструктуру города.
— Как городу удалось реализовать проект "Большой Владивосток"? Чья это была идея? Москвы?

— Это все было нашей местной инициативой. И не только моей, но и людей, которые работали вместе со мной: Василий Чернышов, Виктор Ломакин, Николай Мальков, Дмитрий Гагаров... И проект этот мы реализовывали собственными силами. Чтобы поднять такие масштабы строительства, укрепляли собственную строительную базу, дополнительные силы задействовали, стройотряды, руководил которыми Виталий Кирсанов. Я считаю, что и сейчас надо такую практику возрождать — на стройках саммита АТЭС. Неправильно, когда иностранцы на объектах работают.
— Каким объектом из проекта "Большой Владивосток" больше всего гордитесь?
— В те годы многое появилось. Застройка Корейской слободы, Мингородка, Второй Речки, водовод тянули, троллейбусные линии. Цирк появился, новое здание Театра имени Горького... Но я горжусь не конкретным объектом, а тем, что город в те годы реально развивался. Причем я всегда понимал, что должно быть развитие для людей. И главный вопрос — социальный.
Сейчас руководители многое теряют от того, что сами не вникают в суть вопроса, делают все поверхностно.
Мой совет: перед тем как принимать решение — разберись сам. Никого не спрашивай, побывай на объектах, поговори с людьми — как они считают лучше сделать. А уже потом принимай решение.
— Те, кто работал в вашем подчинении, отмечали особый стиль вашего руководства. Вы никогда не кричали. Как же без этого?
— Многие из тех, кто руководит сейчас, думают так: мол, крикнул, нажал на подчиненного — все будет выполнено. Да ничего подобного! Ничего не будет сделано. Я действительно не повышал голос на людей. У меня принцип совсем другой был. Старался привлечь людей на свою сторону, объяснял им: это не просто моя прихоть, это НУЖНО. А никто ведь не знает, как мне приходилось работать с теми, кто упирался в этих делах. Но постепенно они переходили на мою сторону... Я собственным примером показывал, как нужно делать. И никогда не делал того, что негативно сказалось бы на городе. Считаю, власть должна быть безукоризненна, чтобы и люди к ней относились соответственно.
— Какими заботами живете сейчас?
— Не хватает меня на телевизор, на чтение книг. Много вопросов, которыми приходится заниматься, домашние дела, "хвосты" разные подтягиваю.
— Что бы вы хотели пожелать приморцам накануне Нового года?
— Прежде всего желаю всем крепкого здоровья, достатка, семейного тепла! Пусть сбудутся все проекты, которые намечаете. А Приморскому краю, Владивостоку — развития. Во благо всех жителей!
Комментарий

Яков Кан, председатель Владивостокского городского Совета ветеранов:
— Огромная заслуга Константина Федоровича Кравченко в том, что он создал ветеранское движение в крае. Он сумел объединить всех, представителей разных поколений. Создал саму систему ветеранского движения, организовал, сплотил. Это его огромная заслуга. Ветераны его сильно уважают.


Наверх