66,36 ↑ USD
75,55 ↓ EUR
97,74 ↓ 10 CNY
22 января
Вторник

Общество

Как поссорились литератор с режиссером

"Похороните меня за плинтусом": Поколение маркетологов в кино

Егор Лем

год: 2009

страна: Россия

режиссер: Сергей Снежкин

сценарий: Павел Санаев и Сергей Снежкин

продюсер: Михаил Литвак и Леонид Литвак

оператор: Владислав Гурчин

композитор: Святослав Курашов

жанр: драма

сборы в мире: $843 741

сборы в России: $1 009 538

сюжет

Фильм о 8-летнем мальчике Саше Савельеве. Он живет у бабушки, потому что та не доверяет воспитание ребенка своей дочери, у которой новый муж и которая, по мнению бабушки, беспутная. Бабуля, настоящий тиран, и мать рвут ребенка на части.

Режиссер – профессия крайне неоднородная. Кадры поступают из разных областей. Советский кинематограф зачастую переплавлял физиков в лириков. Нынешняя действительность переиначила последних в маркетологов, дискредитировав само понятие "режиссер". Ибо, как известно, где появляются большие деньги, искусство имеет минимальные шансы на выживание.

Сергей Снежкин на заре 90-х снявший блистательного "Невозвращенца", затем надолго пропал из поля зрения критиков, изредка выпуская на экраны "мыльную" продукцию для показа в прайм-тайм на выходных. Его последняя лента "Похороните меня за плинтусом", попавшая в конкурс юбилейного Кинотавра, вызвала небывалый ажиотаж среди простого зрителя. Дополнительным козырем стал тот факт, что фильм являлся экранизацией популярной среди населения одноименной книги Павла Санаева, в свое время номинировавшейся на престижную литературную премию "Букер". Санаев, ныне со скоростью света клепающий "гламурноневменяемо-клюквенные" боевики, в книге, по сути, расписал свое нелегкое детство в актерской семье. Разумеется, пройти мимо столь лакомого кусочка продюсеры не могли себе позволить. С точки зрения маркетинга все было рассчитано предельно грамотно – читавшие книгу непременно пойдут в кинотеатры, а те, кто книгу не читал, сходят, а потом сравнят с первоисточником. Но в итоге у Снежкина вышло такое, что у Чехова описывалось примерно так – некрасивой женщине можно сделать комплимент за ее необычайно выразительные глаза.

Серая картинка, небрежно подобранные декорации – с помощью этих нехитрых приемов съемочная группа обозначает время действия – начало-середина 80-х. Отчаянно тянет одеяло на себя Светлана Крючкова в роли монструозной бабушки, порой переигрывая до полной невменяемости. Раздражает, похоже, поставивший себе задачу перекричать на площадке именитую партнершу, Саша Дробитько (также часто уходящий в эмоциональное пике). И невыразительными серыми пятнами на их фоне почти теряются Александр Петренко, Мария Шукшина и Константин Воробьев. Снежкин, сделавший ставку на конфликт матери и дочери, крупно просчитался. Во-первых, он изначально раздал двум хорошим актрисам совершенно разные по глубине роли, не позаботившись их уравновесить. А во-вторых, временами режиссер совсем забывал об актерах, заставляя последних играть согласно интуиции, что не всегда хорошо отражалось на качестве работы. В итоге получился замечательный разноголосый хор невпопад. Впрочем, такая забывчивость Снежкина обусловлена тем фактом, что помимо полного метра режиссер одно время подвизался на съемке сериалов. А в подобных проектах такими мелочами, как актерская игра, не принято особо заморачиваться. Кстати, тем же страдает и картина Николая Досталя – "Петя по дороге в царствие небесное", победившая на ММКФ (у него та же история – хороший фильм в начале 90-х, а потом узкая сериальная тропа).

Ключевую фразу, раскрывающую всю нехитрую мораль санаевской прозы, сценарист вставляет, почему-то, в середину картины, отчего диссонанс между книгой и фильмом усиливается. Постоянные крики грозной бабушки, перемежающиеся матерными вставками и угрозами убить внука вообще выглядят оторванными от общего книжного контекста. То, что Санаев неплохо обыгрывал в своей прозе, на экран переносится жалкими обрывками. Поэтому понять негодования писателя вполне можно.

Впрочем, здесь найдется оправдание и для режиссера. Идеальную для сериала книгу ему пришлось втиснуть в узкий формат полнометражного фильма. Поэтому приходилось нещадно резать, вырывать целые куски, безжалостно кромсать. Немного спасает создателей картины монолог Крючковой, случившийся ближе к концу фильма. Кажется, что на эти несколько минут, вся съемочная площадка внимательно следит за преобразившейся актрисой. Она, словно и не было долгого забвения, среди выстиранных детских распашонок и грязной кухни, занимаясь обыденными вещами, показывает всем собравшимся настоящий класс советской актерской школы. В этот момент хочется простить Снежкину всего сценарные и режиссерские ляпы, а Санаева поблагодарить за созданный книжный образ.

На этом все хорошее заканчивается. Увиденный глазами ребенка конфликт властной матери и ее слабохарактерной дочери, рвущих мальчика буквально на части, на экране появляется вскользь, как бы невзначай. Вместо этого предстает убогое сериальное клише – обо всех понемногу со стороны. После такого начинаешь понимать Сэлинджера, долгое время отказывавшегося продать права на свой роман "Над пропастью во ржи".

Снежкин и здесь снимает с оглядкой на свои предыдущие работы. Последняя сцена, в идеале должная послужить апофеозом, заканчивается пшиком. Помпезные похороны бабушки, оборачиваются казусом. Поскольку коронная фраза "Похороните меня за плинтусом" давно уже использована, мальчик заученно и явно не к месту произносит небольшой спитч о том, в каких томах Горького покойница прятала свои деньги. А поскольку на экране идет 1983 год (это разглядят особо внимательные зрители), то возникает невольная ассоциация с похоронами Брежнева, когда гроб с телом генсека под взорами толпы и включенными микрофонами громко уронили в могилу. Учитывая тот факт, что именно Снежкин и снимал эпохалку "Брежнев", то ассоциации становятся более устойчивыми. Если режиссер и хоронит советское кино, то очень неубедительно, поскольку где-то при себе обязательно держит его чучело, набитое соломой.

Впрочем, времени всегда положено расставлять все на свои места. Случись экранизация книги в конце прошлого века, когда Санаев еще не пришел окончательно в режиссуру, критиковать картину Снежкина было вроде бы верным решением. Но, взирая на последующие труды первого, экранизация второго смотрится сейчас вполне уместно. Две бабочки-однодневки, ставшие впоследствии маркетологами, удачно нашли друг друга. А пенять на ровное зеркало как-то не с руки теперь обоим.


Наверх