66,55 ↑ USD
75,55 ↑ EUR
97,72 ↓ 10 CNY
23 января
Среда

В мире

Глобальное потепление грозит России катастрофой?

Таящие болота Сибири превратят не только Россию, весь мир в экологическую пустошь

Глобальное потепление может сделать Россию субтропическим раем. Но скорее превратит ее в безжизненную пустыню с разрушенной инфраструктурой, пишет "Русский Newsweek"

Многие, особенно экономисты, уверены, что от глобального потепления Россия только выиграет: улучшатся качество и продолжительность жизни, повысится урожайность, сократятся энергозатраты в зимний период, легче станет добывать нефть на шельфе, а по Севморпути стройной вереницей пойдут сухогрузы с китайскими товарами для Европы

Географы, геологи и почвоведы видят все в менее радужном свете: их сценарии варьируют от осторожных - "ничего страшного пока не предвидится" - до катастрофических. Последние в основном связаны с таянием вечной мерзлоты, которая покрывает две трети территории страны, и как раз те территории, за счет ресурсов которых страна выживает. Если Россия потеряет инфраструктуру севера, она из категории климатических счастливчиков попадет в группу наиболее пострадавших - вместе с государством Тувалу, которое просто исчезнет под водами Тихого океана.

По наблюдениям профессора кафедры геокриологии МГУ Льва Хрусталева температура растет от 0,02°С в год на Крайнем Севере до 0,07°С в Якутске. Если экстраполировать эти данные на будущее, то Якутск попадает в зону, где средняя температура через сто лет повысится более чем на 7°С.

Якутск стоит на 300-метровом слое мерзлоты, то есть на грунте, жилы и поры которого заполнены льдом. Все местные здания построены исходя из этого факта. Мерзлота - крепкий и надежный фундамент, пока не начнет таять. У воды есть известное физическое свойство: замерзая, она расширяется в объеме. Поэтому и лопается шампанское в морозильнике. И наоборот: когда тают ледяные жилки в грунте, он проседает, и все, что на нем стоит, разрушается.

По мнению коллеги Хрусталева доцента Станислава Пармузина предположительно в 2025 года температура грунта в районе Якутска станет положительной, и мерзлота начнет таять. "Но развалится все пораньше, - полагает доцент. - Когда температура грунта близка к нулю, повышение на один градус снижает несущую способность в два-три раза".

Несущая способность - это прочность грунта. Ее учитывают при строительстве здания. Когда она снижается, здание начинает рушиться. "Это караул, потеря всей инфраструктуры", - говорит Хрусталев. На мерзлоте находится почти вся российская экономика, которая приносит стране прибыль, а не убытки. Нефтегазовая отрасль, добыча никеля, алмазов и меди. Если начнут рушиться полярные города, нефтепроводы и дороги, Россия останется с парой металлургических заводов и АвтоВАЗом.

Процент деформаций зданий на севере уже очень большой и все время растет, констатирует Хрусталев. В какой степени это связано с развалом хозяйства в 1990-е, а в какой - с глобальным потеплением, сказать сложно. Но ученый уверен: глобальный кризис, связанный с изменением климата, начнется не с затопления городов на берегах морей. "Первым ударом станет потеря инфраструктуры на севере. Это - передовая линия фронта", - заявляет Хрусталев.

Есть другая проблема, о которой робко говорят российские ученые и гораздо громче - иностранные. Замерзшие сибирские болота содержат метан - газ, вызывающий несравнимо больший парниковый эффект, чем CO2, за сокращение выбросов которого борются в Копенгагене. Если метан при таянии мерзлоты будет выпускаться в атмосферу, маховик глобального потепления раскрутится так, что планета станет пригодной только для тараканов и бактерий. Главный научный советник британского правительства Джон Беддингтон говорил в интервью Newsweek, что этот вопрос вызывает едва ли не самое большое беспокойство в мире. "Среди ученых распространен термин “точка невозврата” - момент, когда изменение климата начнет воспроизводить само себя", - объясняет он. Массированный выброс метана именно к этому и приведет.

Пока этого не случилось, главной катастрофой ученые считают отсутствие данных, на основании которых можно строить достоверные прогнозы. Даже та крайне несовершенная система мониторинга природных процессов, которая существовала в советское время, практически уничтожена. Ученые, которые занимаются этими проблемами, работают за мизерную зарплату, сидя в утлых кабинетах едва сводящих концы с концами институтов. Их исследования локальны и разрозненны. Для государства принимать решения, основываясь на таком объеме информации, это все равно, что вслепую идти туда, где с большой долей вероятности находится пропасть.


Наверх