66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
19 января
Суббота

Интервью

Джазовая музыка идет к слушателю адресно

Сергей Манукян: Джаз бросить невозможно, он, наоборот, может сделать это с вами

Егор Лем

На прошлой неделе во Владивостоке царил джаз. В рамках VI фестиваля в краевую столицу приезжал знаменитый музыкант Сергей Манукян. Несмотря на то, что джазмен готовился к вступлению, Сергей согласился ответить на несколько вопросов корреспондента "Ежедневных Новостей Владивостока".

- Джаз – музыка эмоций. А какая она для вас?

- Эмоция?

- Ну, например современная попса больше манипулирование чувствами, нежели искреннее общение со зрителем.

- На мой взгляд, вообще все, что касается музыки, имеет эмоциональное восприятие. Поэтому и попса – это эмоция. Другое дело, поп-музыкант выступает как идол, который что-то там делает на сцене, а музыка на второстепенных ролях. Есть личность, на нее приходят посмотреть, и чтобы не случилось, все будет хорошо. К примеру, разденется догола - такому "певцу" все можно. Он попросту являет себя, а потом уже зрителю преподносят музыку, фонтаны, свет, клетку, дым коромыслом – все зависит от полета фантазии.

В джазовой, классической музыке так нельзя, здесь все серьезнее. Недостаточно просто выйти перед зрителем, важна музыкальная отдача.

- Все же джаз больше на эмоциональном фоне освобождает слушателя, поп-музыка, наоборот, закабаляет, устанавливает рамки.

- Сравнивать, я думаю, нереально. Мы как бы тут пытаемся возвысить одно над другим. Человеку, пришедшему послушать поп-музыку, джаз воспринимать уже тяжело по разным причинам. Ему не хочется размышлять, а лишь получить нечто уже готовое, сделанное. Он как потребитель пришел посмотреть за своим кумиром на сцене. Ведь он делает такое, что обычному человеку никогда не повторить.

- Сергей, вы уже не первый раз во Владивостоке. Чем вас манит город у моря? Может быть, благодарная публика?

- Мне нравится сам Дальний Восток. Прежде всего, люди. Они немного по-другому думают, живут.

- А какие-нибудь особенности дальневосточной публики можете отметить?

- Вообще, джазовые концерты очень специфические. И где бы ты не играл, эту музыку везде воспринимают одинаково. Джазовый народ особенный, будь то в Нью-Йорке или во Владивостоке. В основном, люди ходят адресно. Этим концерты джазовой и классической музыки и отличаются – народ знает, куда он идет и что примерно ожидает получить.

Другое дело, концерты в небольших городах. Если вы следите за джазом, то, наверное, отметили, что фестивали не проводят в мегаполисах, дабы не превратить это яркое событие в рядовое и мимолетное. В большом городе многое теряется. Поэтому, в Нью-Йорке проводить фестиваль бесполезно, а в Ньюпорте вполне можно.

- Сергей, а вы можете спонтанно включиться в выступление других джазменов? Сымпровизировать?

- Конечно. Хотя у любой импровизации должны быть ограничения. Это такой процесс, когда ты делаешь то, что тебе в голову взбредет. Можно вообще выйти на сцену и достать гармонь. И назвать номер – "Одинокая гармонь".

- Джаз многогранен, можно и гармонь развернуть, если подходит к случаю.

- Да, фольклор и народная музыка давно используются джазменами. Сейчас есть одна очень интересная исполнительница Тина Кузнецова. Сама она из Казани, но живет в Москве. Вот она берет русские народные песни и очень оригинально их обрабатывает в джаз. По качеству это лучшее, что я либо когда-то слышал из такого. Причем у нее очень сильный голос, а инструментально обработка выполняется в стиле RnB или фанк-музыки. Причем все очень культурно и одно другому не мешает. Причем Тина так исполняет музыку, что даже люди, мало разбирающиеся в музыке, понимают, что это хорошо. Еще назову Алену Кузнецову. Она часто выступает вместе с Тиной.

Вообще, в Москве проходит джазовый фестиваль "Атмосфера" и там выступает очень много людей, потрясающе исполняющих русскую народную музыку. Есть такой балалаечник, Алексей Овсиповский. Так вот он играет на балалайке, как на фортепиано. Причем абсолютно все. Даже джаз.

- Сергей, а с кем бы вы хотели выступить на одной сцене? За всю историю джаза.

- Таких людей немало. И со многими я играл. Например, когда мне было 17 лет, мне очень нравилась группа "Earth, Wind and Fire". А в 1988 году мы делали совместный американо-советский альбом, и группе понравилась моя песня и они начали ее играть. Выступал я и с "Yellow Jackets", Джорджем Бенсоном, Диззи Гиллеспи.

- Несмотря на то, что джазу уже столько лет, но он так плохо приживается в России. Почему, не знаете?

- Русские очень настороженно относятся к африканской музыке. Ритмическая культура не совпадает. Вот для чего придуманы все африканские танцы? Для того чтобы было некое сексуальное действо. Чтобы человек испытал удовольствие благодаря этим ритмам. Ведь они совпадают со всеми ритмами человеческого тела. К примеру, игрой на барабанах африканцы могут и убить.

Европа начала слушать джаз благодаря англичанам. Те переняли его от американцев. Вообще, музыка африканских рабов для американцев была экзотикой. Как для русских музыка цыган в конце XIX - начале XX веков. Они выступали в консерваториях и после классической музыки зачастую шли цыганские концерты. Цыгане были неотъемлемой частью русской культуры и выступали наряду с Чайковским, Глазуновым.

Потом уже консерватории стали пафосными, и на сцену выбрались чтецы, которые музыку читают и больше ничего с ней делать не умеют. Какие уж тут цыгане?

Это я к чему веду. Я проследил историю развития джаза. Его через Америку и Англию восприняла Европа, а в Россию это как-то особо не проникло. Джаз появился в 20-е года прошлого века, его немного поиграли, а потом раз и объявили музыкой толстых и богатых. Мол, сидят капиталисты и развлекаются музыкой угнетаемых ими рабов, умирающих с голоду на плантации. Плохо, так нельзя! И стало неприлично играть джазовую музыку.

Потом в 1948 году Жданов объявил – джаз – это космополитизм, отношения с США плохие, его надо убрать. Джаз переименовали в эстраду и играли то же самое. Хотя, по большому счету, джаз – музыка не наша.

- А как вы выкручивались в молодости, обходили цензуру?

- Помню, как-то пришли мы в одну организацию, честно признались, у нас джазовый концерт. На что услышали, ни в коем случае. Мы не растерялись, сказав, что в репертуаре у нас произведения Колтрейна. На что получили ответ – а он кто? Естественно, мы заявили, что его угнетают и очень сильно. Вот он весь день работает, а вечером играет. И все, никаких препонов нам больше не чинили.

- Сергей, а на музыкальные эксперименты соглашаетесь? Та же попсовая Агилера, например, неплохо поет джаз.

- Вы немного недооцениваете американцев. Агилера, родившаяся в американской культуре, может быть хоть триста раз попсовой, но она все равно знает, что где-то есть джаз, который выше всего этого. И когда люди из джаза приходят аранжировать попсовую музыку, они уверены, что надо делать свою работу обстоятельно. Чтобы даже популярная музыка была на некотором уровне. Это не как у нас, люди пришли со двора, артистов подобрали и пошли играть. И их слушают, потому что у нас народ милосердный. А там так не принято, американцы сразу поймут, что их начинают дурить. И не купят билетов, а у нас наоборот.

Приведу такой случай. Есть в Москве клуб Б-2. Там играют как попсовые так и джазовые музыканты. Я как-то возвращался с концерта со своим синтезатором и встретил толпу мальчишек лет по 18. Все пьяные. И один спросил – неужели и я играю эту … простите там дальше нецензурное слово. Я ответил нет, а зачем ты пришел сюда, если ты так называешь эту музыку. На что услышал – а мне по кайфу. Вот вам и отношение.

- Та же самая Долина признавалась, что всю жизнь мечтала исполнять джаз. И теперь может сделать это, так как заработала на него попсой.

- Так как Лариса бросила джаз, делать нельзя. Он может бросить посерьезнее. Я Лорочку знаю давно. Она в одно время сама сказала, не хочу петь джаз, он не приносит дохода. Ну ладно, вопрос доходов это личное дело каждого. Но любую музыку оставлять нельзя. Вот поэтому, то, что сейчас делает Долина пропитано тем, чем она раньше занималась, и это уже не джаз. Есть сейчас певицы, которые занимаются этим серьезнее. А Лариса увлекается в охотку, потому что она талантливый человек. Но повторюсь, джазовый дух у нее ушел. Потому что наша музыка адресная. И заниматься ей надо адресно, а не так, сегодня пою это, а завтра то.

Конечно, есть уникумы. К примеру, мой знакомый пианист может играть Рахманинова, а на следующий день музыку в стиле бибоп. Но в один вечер этого не получается, потому что необходимо перестроиться, найти нужную, как вы сказали в начале разговора, эмоцию.

- То есть, по сути, невозможно играть с теми, кто не занимается джазом целенаправленно?

- Выйдя просто так к публике и что-то там сыграть, не получится. Нужно разбираться в этой музыке, знать ее историю. Прежде всего, уметь играть джаз. Есть музыканты, которые любят себя называть авангардистами. Но, поверьте, нельзя разом отринуть мелодию, гармонию и звук, объявив тем самым революцию. Ведь люди, пришедшие на концерт, чего-то ждут. Музыку, а не просто набор звуков.

Музыкант играет, а зритель участвует. Иначе концерта не получится. Так не бывает, чтобы, чтобы слушатель просто сидел. Иначе, зачем он пришел на концерт? Правильно, чтобы участвовать. И если я ему оставляю хоть толику участия, он не уйдет и не будет просто сидеть и спать.


Наверх