66,36 ↑ USD
75,55 ↓ EUR
97,74 ↓ 10 CNY
23 января
Среда

Общество

Слуги народа мешают расследованию уголовных дел?

Следственный комитет недоволен поведением депутатов Госдумы. К счастью, в обращениях депутатов Приморского края вмешательства в тайну следствия он не усмотрел

Татьяна Глаголева
Председатель следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин написал скандальное письмо председателю Госдумы РФ Борису Грызлову, в котором фактически обвинил депутатов в многочисленных попытках необоснованного вмешательства в ход расследования уголовных дел посредством депутатских запросов и обращений, часто продиктованных личной заинтересованностью народных избранников. Письмо вызвало у депутатов резкую негативную реакцию и уже стало причиной серьезного осложнения и без того непростых отношений главного следователя страны и законодателей, сообщает издание "Коммерсантъ".
Копии послания были распространены в зале пленарных заседаний Госдумы. В нем, обращаясь к Борису Грызлову, господин Бастрыкин выказал свою озабоченность тем фактом, что в последнее время "отмечается тенденция к увеличению количества поступающих в следственный комитет запросов и обращений депутатов". По данным председателя Следственного комитета, только за первое полугодие этого года депутаты в адрес его ведомства направлили 401 запрос, что на 10% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Бастрыкин отметил, что эти запросы и обращения в большинстве случаев необоснованные. По его мнению, "использование депутатами данной формы парламентского контроля не всегда соответствует ее целям и задачам", зачастую законодатели таким способом "стремятся реализовать неприсущие им полномочия участников уголовного судопроизводства".
В письме Александр Бастрыкин приводит несколько примеров неправомерного, по его мнению, вмешательства депутатов в ход расследования уголовных дел. Так, он фактически обвинил депутата фракции "Единая Россия" Адама Амиралиева в попытке оказать своим запросом давление на следствие с целью освобождения из-под стражи "активного участника бандформирования". По версии председателя следственного комитета, депутат мотивировал свою просьбу освободить этого человека личным знакомством с его семьей.
Член фракции КПРФ Вадим Соловьев был обвинен господином Бастрыкиным в попытке вмешаться в расследование уголовного дела в отношении человека, "обвиняемого в насильственных действиях сексуального характера и незаконном распространении порнографических изображений несовершеннолетних". Председатель СК утверждает, что "удовлетворение обращения депутата означало бы освобождение указанного лица от уголовной ответственности".
В письме особо указывается, что "имеют место факты использования депутатского статуса в личных целях". Так, депутат от фракции "Единая Россия" Евгений Богомольный якобы "обращался в интересах отца своего помощника". А его товарищ по фракции Юрий Медведев пытался повлиять на следствие по уголовному делу своего сына, подозревавшегося в соучастии в убийстве. Справедливости ради надо отметить, что расследование этого дела было прекращено за полной непричастностью сына депутата к преступлению.
Упрекнул Александр Бастрыкин депутатов и в "проведении политических кампаний в интересах отдельных лиц". В качестве примера он указал в письме на расследование уголовного дела в отношении бывшего замминистра финансов Сергея Сторчака. По его данным, за время расследования в адрес следствия от депутатов поступило 16 однотипных ходатайств об освобождении господина Сторчака из-под стражи.
Письмо вызвало в зале пленарных заседаний Госдумы острую реакцию. Заместитель председателя Госдумы, член фракции "Единая Россия" Борис Резник назвал его содержание недопустимым и оскорбительным. По его мнению, "подобные послания не что иное, как попытка стреножить депутатов", отстаивающих законные права и интересы своих избирателей. Депутат от фракции "Единая Россия" Александр Хинштейн назвал письмо "хамским по форме", но предложил проверить указанные в нем факты. Наиболее бурно отреагировали на письмо Александра Бастрыкина депутаты, упоминавшиеся в нем. Так, депутат Назаров предложил Александру Бастрыкину "заниматься расследованием коррупции в собственных рядах", чему председатель СК якобы уделяет недостаточное внимание.
По результатам дискуссии депутаты приняли протокольное поручение, в котором указали, что послание господина Бастрыкина - это "попытка ограничить конституционные права граждан", но факты, изложенные в нем, требуют проверки комиссией по вопросам о депутатской этики.
Письмо господина Бастрыкина очевидно осложнило и без того непростые его отношения с законодателями. Депутат Юрий Медведев заявил, что считает поведение Александра Бастрыкина "недопустимым". "Он превысил свои полномочия,- считает господин Медведев, - право депутатов обращаться с запросом гарантируется законодательством, и не дело председателя следственного комитета оценивать их по критериям обоснованности либо необоснованности". В свою очередь, адвокат Сергея Сторчака Марина Никольская посоветовала руководству СК следить за качеством расследования уголовных дел, а не считать количество депутатских запросов по ним.
Руководитель отдела по приему граждан и по документационному обеспечению СУ СКП РФ по Приморскому краю Ольга Левченко сообщила "ЕН", что депутаты направляют в следственный комитет не запросы, а обращения, что предусмотрено законом. "Депутаты Думы города Владивостока, Законодательного собрания Приморского края, а также Государственной думы активно работают со следователями, - отметила Ольга Левченко. - В частности, довольно таки часто обращения приходят от депутата Владимира Беспалова, одними из последних пришли обращения от депутатов Галуста Ахояна и Николая Марковцева".
О том, какие именно письма присылают законотворцы, комитет не сообщает, известно лишь, что обычно это просьбы уведомить их о каком-либо деле. Обращение Галуста Ахояна был вне компетенции следственного органа и поэтому было перенаправлено в прокуратуру Приморского края.
Сотрудники Следственного комитета СКП РФ по ПК утверждают, что довольно часто сотрудничают с депутатами. Только за 2009 год в отдел краевого СУ СКП РФ поступило порядка 10-12 депутатских обращений. И следственный комитет не видит в них какого-либо вмешательства в тайну следствия.


Наверх