66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
20 января
Воскресенье

Общество

Приморский мед или суррогат?

Девяносто процентов ценнейшего продукта пчеловодства, откачанного в крае, не проходят по ГОСТам

Ирина Черных
Практически каждый из нас старается запастись на зиму медом, чтобы и детей от простуды лечить, да и самому не болеть. Но, оказывается, в девяноста случаев из ста нам продают просто некую сладкую субстанцию, по своим характеристикам равноценную обычному сахару. Только платим мы за этот подсластитель в несколько раз дороже.
От такого лакомства как бы не обкакаться...
По словам специалистов, суррогатный мед не только не поможет при заболеваниях, но в некоторых случаях даже нанесет вред здоровью. Как рассказал "Н" заместитель руководителя органа по сертификации продукции, услуг и систем менеджмента качества Приморского центра сертификации Александр Фейгин, подобное может случиться, если употреблять в пищу нектар, который уже забродил, а также если пасечник лечил пчел антибиотиками (к слову, это запрещено во всем мире).
- Раньше считалось, что Приморье производит чуть ли не 40-50% всего российского меда. В прошлом году наши пчеловоды накачали, по официальной статистике, 3,5 тысячи тонн. Но, думаю, на самом деле эта цифра гораздо больше. Правда, и тогда, а тем более сегодня, этот продукт, к сожалению, медом назвать нельзя, - констатирует эксперт Фейгин. – Ведь мед – это то, что пчела собрала, переработала, высушила и запечатала в соты. А у нас многие пасечники качают с сот незапечатанных, чтобы продукции было больше. Вот и получается, что вместо качественного товара нам продают элементарный нектар.
По мнению экспертов, все это происходит из-за низкой культуры пчеловодства. Нигде в мире так, как у нас, мед не производят. Да что в мире! На Алтае или в Башкирии и количество пчелосемей увеличивается, а качество меда только улучшается. У нас же все наоборот: с каждым годом пчел становится меньше, а качество продукта - все хуже. И это при том, что потенциальных возможностей в Приморье намного больше, чем в других регионах.
К слову, мед нельзя нагревать больше 40 градусов. Все витамины и полезные вещества при нагревании разрушаются, и начинает выделяться яд оксиметилфурфурол (ОМФ) - продукт частичного распада фруктозы при нагревании ее в кислой среде или при долгом хранении. Его большие дозы вызывают у человека судороги и параличи.
Гордиться, а не краснеть

Откуда качественному меду взяться, если такой отрасли, как пчеловодство, в крае попросту не существует, с сожалением констатирует представитель Национального союза пчеловодов в Приморье Вячеслав Дайнеко. Даже несмотря на то что природные условия Приморья как нельзя лучше подходят для производства большого количества меда, а в некоторых образовательных учреждениях готовят профессиональных пасечников. Правда, по мнению специалистов, уровень их образования оставляет желать лучшего: программы обучения не менялись с советских времен.
- Чтобы узнать, что такое настоящий мед, нужно побывать на специализированной ярмарке в Москве, к участию в которой допускают только качественный пчелиный продукт, - продолжает представитель пчеловодческого союза. – Если бы наш потребитель знал, что такое качественный мед, то вряд ли покупал бы то, что продается у нас на рынках и вдоль дорог. Но стоит только потребителю распробовать настоящий продукт пчеловодства и почувствовать, как говорится, разницу, то не у дел останутся сотни местных пчеловодов и их семьи.
Нектар не только не приносит пользы здоровью, но и может быть опасным. Если, например, пчелу кормили антибиотиками, то сладкое лакомство может спровоцировать ряд опасных заболеваний.
Вячеслав Дайнеко утверждает, что вернуть былую славу Приморью как медовому краю возможно с помощью целенаправленной программы, которую их союз уже третий год разрабатывает совместно с краевой администрацией. В ней будет учтено все - от образования и культуры самих пчеловодов до переработки продукта и строительства производственных цехов.
Но для начала все-таки нужно признать наличие самой отрасли "пчеловодство" в сельском хозяйстве. Кстати, тайцы (в Таиланде пчеловодство на высоком уровне, а мед благодаря климату качают круглый год) готовы вкладывать в ее развитие свои финансы. Но привлекать сторонние средства, по убеждению Вячеслава Дайнеко, можно будет только тогда, когда программа будет полностью готова. Сейчас стратегия развития будущей отрасли еще на стадии написания. Но патриоты своего дела надежду не теряют и надеются, что уже лет через пять совместные действия дадут конкретные результаты. Здесь медлить нельзя: если приморцы разочаруются в местном продукте, то вернуть ему репутацию удастся ох как не скоро.


Наверх