Ежедневные Новости
Владивостока
66,44 ↓ USD
75,63 ↓ EUR
98,09 ↓ 10 CNY
18 января
Пятница

Общество

В Приморье появятся профессиональные примирители

Разрешать споры между персоналом и руководством будут специально обученные трудовые арбитры

Лариса Гелина

Трудовой арбитражный суд - институт в России достаточно новый, да и работает он пока только в столице. Однако московские специалисты активно делятся опытом в остальных регионах нашей страны. Недавно мастерству трудового арбитража они обучали и приморцев.

О новом для края проекте и его необходимости в решении масштабных трудовых споров, на которые этот кризисный год, увы, был так богат, рассказала кор. "Н" новоиспеченный трудовой арбитр, руководитель департамента информационно-аналитической работы Федерации профсоюзов Приморского края Маргарита Усова.

- Маргарита Ильинична, для Приморья понятие "трудовой арбитраж" в новинку. Расскажите, что это такое?

- К сожалению, рано или поздно каждый наемный работник сталкивается с проблемами на работе. Любой может привести свои примеры нарушений, касающиеся как оплаты труда, так и ущемления других трудовых прав. Причем часто эти вопросы законом не регулируются, ведь, например, о зарплате и прочих условиях труда мы обычно договариваемся с работодателем индивидуально. Исключения составляют, пожалуй, лишь бюджетники.

Конечно, существует юридическое понятие коллективного трудового спора, но жизнь показывает, что есть множество конфликтов, которые не отвечают его канонам, хотя непосредственно и касаются труда. Последний год "подарил" нашему краю изобилие, как первых, так и вторых. Это и нашумевшее на всю страну Светлогорье, и Ярославская горнорудная компания, конфликты на заводах "Аскольд" и "Прогресс" и другие.

Классический коллективный трудовой спор решается в три этапа. Обязательным является создание примирительной комиссии на предприятии, в которую входит равное количество представителей работников и работодателей. Если им договориться не удается, наступает черед посредника. Его кандидатура должна полностью устраивать обе стороны, роль же посредника - не самому решить проблему, а понять, что может привести к этому, помочь найти сторонам точки соприкосновения. Урегулирование ситуации с помощью посредника необязательно и возможно только с согласия всех участников конфликта.

Завершает работу посредника подписание соглашения, в котором прописываются обязательства сторон и сроки их выполнения. Если и это не помогает, остается только трудовой арбитраж. Этот институт является последней инстанцией, но действует сегодня только в Москве. Решение Трудового арбитражного суда обязательно для исполнения, и принимает его сам арбитр. Чтобы разобраться в ситуации он наделен правом запрашивать у сторон любые документы, получать консультацию специалистов и доступ к необходимой для работы информации. Обратиться в Трудовой арбитражный суд стороны могут сами, но возможен и принудительный арбитраж: в случае если конфликт дестабилизирует обстановку в регионе и власти хотят его прекратить.

Опыт Московского трудового арбитражного суда показывает, что коллективные споры здесь рассматривают, как правило, в том случае, когда работодатель - сам наемный рабочий и не может принимать невыгодные для своего руководства решения в пользу профсоюза и коллектива.

Вообще, как это ни парадоксально, цель Трудового арбитражного суда - решить проблему, не доводя дело до официального разбирательства. Дело в том, что все стороны конфликта до конца хотят влиять на ситуацию, а арбитраж их такой возможности лишает.

Трудовой арбитраж - это один из демократических институтов, стабилизирующий орган для экономики региона. Соответственно, в его развитии заинтересованы прежде всего власти, которым выгодно, чтобы проблемы были решены без экстремальных мер и доведения людей до отчаяния.

- Какими качествами, профессиональными и человеческими, должен обладать трудовой арбитр?

- Он должен быть хорошо образован и подкован юридически, владеть психотехниками, быть человеком достойным во всех отношениях - высокоморальным и справедливым, вызывать доверие обеих сторон.

- А трудовой арбитр может быть посредником?

- На всю Москву сегодня работают 50 арбитров, и часто по заказу предприятий они исполняют роли посредников, нередко для решения конфликта этого бывает достаточно. Института профессиональных посредников в России пока не существует, в отличие, например, от США. Там он давно и успешно работает, а у нас только создается. Московский трудовой арбитражный суд объехал семь регионов, где теперь идет соответствующая работа. Приморский край тоже оказался в числе пионеров. Все понимают, что это сложный проект и на его реализацию понадобится время, но заняться им надо в любом случае, если мы строим гражданское общество.

Разумеется, Федерация профсоюзов Приморского края заинтересована в развитии института трудового арбитража в Приморье. Сейчас мы готовим свои предложения в Законодательное собрание и администрацию Приморского края.
- Как вы получили возможность обучаться трудовому арбитражу и кто вас учил?

- Это стало возможным благодаря федеральному проекту "Содействие защите коллективных трудовых прав путем развития региональных систем урегулирования коллективных трудовых споров". К нам, во Владивосток, приезжала делегация учреждения "Трудовой арбитражный суд города Москвы". Учеба проходила в форме деловой игры. Мы брали реальные ситуации: в частности, я приводила в пример историю "Русского Вольфрама" в Светлогорье - один из наиболее успешных, но очень трудных проектов Федерации профсоюзов Приморского края. Для решения проблемы тогда были применены все максимально возможные ресурсы и технологии.

- А привлечение СМИ также входит в обязанности трудового арбитра?

- Иногда маленькая заметка в газете действительно может разрешить многолетний спор, такие прецеденты уже были. Существует схема разрешения конфликта, в которую входит привлечение к решению и профильных экспертов, и посредников, и СМИ. Хотя в обязанности арбитра работа с прессой не входит, его дело - не освещать проблему, а разобраться в ней и принять верное решение.

А вот на этапе работы комиссии по урегулированию трудовых споров стороны могут использовать и прессу, и акции протеста, митинги и забастовки. Например, я участвовала в разрешении конфликта на одном крупном предприятии, руководство которого около года не хотело выплачивать людям честно заработанную премию, хотя обязано было это сделать согласно коллективному договору. Часть средств работодатель выплатил, и профсоюз бился за оставшиеся. Цена вопроса была всего 300 тыс. рублей, но целый год руководство экономило и не хотело добавить по 800-1000 рублей премии работникам, занятых на самых низкооплачиваемых работах.

Руководство трактовало коллективный договор в удобной для себя форме, а профсоюз бился за справедливость. Была создана примирительная комиссия, которая этот спор пыталась урегулировать. Все происходило в обстановке, мягко говоря, нетерпимости - по кабинету летали предметы канцелярии и чуть ли не стулья... Вообще подобные вопросы всегда обсуждаются очень эмоционально и сложно, ведь стороны зачастую, не побоюсь этого слова, ненавидят друг друга и не желают идти на компромиссы. Именно поэтому иногда не представляется возможным разрешить проблему своими силами.

- То есть прецеденты участия посредников в разрешении конфликтов в Приморье были?

- Да, но не официально. Например в решении конфликта в Ярославской горнорудной компании (Хорольский район). Там все было очень сложно: жестко проходили переговоры по коллективному договору. В роли третейского судьи выступил председатель крайкома горно-металлургического профсоюза - с его приездом вопросы стали решаться цивилизованно. А вот на заводе "Прогресс" роль посредника выполнила рабочая группа партии "Единая Россия", которую возглавляет председатель Федерации профсоюзов Приморского края Виктор Пинский. Совещание проходило в Арсеньеве с участием мэра города, советника губернатора, а также нескольких председателей крайкомов профсоюзов. Но рабочая группа - все же неофициальный орган, и если в данном случае партия смогла решить вопрос, то в другой ситуации ее вмешательство может оказаться безрезультатным.

Я как-то присутствовала на трудовом споре как частное лицо. Но даже это помогало "разрулить" ситуацию: присутствие постороннего заставляло людей вести себя прилично. Ведь достаточно часто в вопросах денег, конфликтах финансовых интересов, нерегулируемых законодательством, люди крайне щепетильны, особенно те, кто по своей должности их раздает. Эти бои самые "кровавые". Но поскольку, как говаривал еще Карл Маркс, битвы между трудом и капиталом вечны, от подобных споров нам никуда не деться. Поэтому сейчас грамотная схема их решения как никогда актуальна.

- Кто формирует списки трудовых арбитров?

- Списки формируют организаторы института. В нашем случае администрация края обращалась к желающим, мы предлагали кандидатов от профсоюзов. Список арбитров обновляется ежегодно, поскольку работа достаточно нервная. Кто будет арбитром, решают обоюдно: это могут быть представители как профсоюза, так и работодателя. Но чтобы человек всех устроил, нужен утвержденный список нейтральных для сторон объективных арбитров, отобранных государством.
Нам еще предстоит решить много организационных вопросов: оплаты труда арбитров, проблемы совмещения основной деятельности с арбитражной, схему получения информации и запроса документации, консультации, доступ к финансовым документам на предприятии и т. д. Моментов, которые должны быть оговорены и запротоколированы, очень много. По идее должна быть создана рабочая группа, которая этим займется вплотную.

Сейчас власти всех регионов выразили явное желание стабилизировать обстановку вокруг трудовых споров. Все понимают - чем скрупулезнее выполняются обязательства перед персоналом, тем спокойнее в стране. Слава богу, того, что творилось в 90-е годы, когда людям по полгода не платили зарплату, уже нет, но есть отдельные вспышки, как в Светлогорье, где мы полтора года бились над решением проблемы. Но впредь подобных крайностей больше допускать нельзя!


Наверх