59,14 ↓ 100 JPY
90,05 ↓ 10 CNY
63,85 ↓ USD
53,72 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+22° ветер 5 м/c
EN
21 сентября
Суббота

Общество

Приморский журналист получил литературную премию за свою книгу о Владивостоке

Василий Авченко о себе, своем творчестве, работе и окружающем его пространстве

Егор Лем

Василия Авченко знают все, кто работает в медиа-бизнесе или как минимум читает местную прессу. Василий - яркая личность в приморской журналистике. Совсем недавно наш коллега получил престижную литературную премию Ильи Кормильцева за свою книгу "Правый руль". Кор. "Н" встретился с Василием, который, несмотря на свою занятость, смог выкроить немного личного времени и ответить на несколько вопросов.

Справка "Н":
Родился в 1980 году в Иркутской области, вырос и живет во Владивостоке. Выпускник журфака ДВГУ (2002). Работал с 1997 года в различных приморских СМИ, последние несколько лет - редактором отдела политики газеты "Владивосток". После смены газетного руководства оттуда уволился, так как новый курс начальства оказался для Василия неприемлемым по политическим причинам. Сейчас - журналист "Новой газеты" во Владивостоке. Внештатно сотрудничает с федеральными СМИ. Русский, беспартийный.

- Как вы пришли в журналистику, когда поняли, что это ваше призвание?

- "Пришел", "призвание" - слишком громкие слова. Поступил на факультет журналистики, потому что после школы решительно не понимал, куда можно пойти еще; окончил ДВГУ, работаю по специальности, моя работа мне нравится. Правда, если некоторым моим коллегам больше по душе работа с людьми, то мне - работа с текстом.

- Что вам особо запомнилось из журналистской практики - люди, события или, может, какие незаметные, на первый взгляд, случаи?

- В двух словах сказать сложно. Естественно, сильнее всего запоминаются командировки - особенно далекие, например в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе. Или вот года три назад была поездка в Северную Корею - было незабываемо, меня очень интересует эта уникальная страна. А в основном, конечно, рутина. Хотя и в рутине есть свои "изюминки". Даже скучные, казалось бы, совещания или пресс-конференции различных чиновников могут быть интересны, если применять к ним, предположим, социологический или даже антропологический подход. Многие мои коллеги при первой возможности уходят в пиар, мотивируя это тем, что там больше денег. Мне же заниматься пиаром почему-то не очень интересно, хотя, например, мой университетский диплом был посвящен именно политическим манипуляциям в период избирательных кампаний.

- Знаю, вы были в Чечне. Что увидели там, что вынесли для себя из командировки?

- В Чечне был дважды - в 2002 и 2005 годах. Оба раза ездил туда как журналист, с приморскими милиционерами. Первая командировка - это была пересменка отряда в Грозном: приехали со "свежим" отрядом, уехали с теми, кто уже отслужил в Чечне полгода. Помню промороженный грузовой Ил-76 без удобств, бронепоезд "Козьма Минин", неожиданно теплую кавказскую зиму, сушеную хурму на моздокском рынке, УАЗы с бойницами и замечательных наших ребят из сводного отряда УВД Приморского края. Вторая поездка была еще интереснее - с двумя старшими офицерами краевого УВД мы объездили все наши милицейские отряды, на тот момент несшие службу в Чеченской республике. Были в Шали у СОБРа, в Мескер-Юрте у ОМОНа, ну и в Грозном, само собой. Тогда он напоминал фронтовой Сталинград из хроники ВОВ. По ночам постоянно раздавалась какая-то непонятная стрельба. Сейчас, наверное, многое изменилось. Хотя сегодня интереснее было бы поехать уже не в Чечню, а в Ингушетию или Дагестан - судя по сообщениям оттуда, напряжение сместилось именно в эти республики.

- Сейчас вы участвуете в новом проекте. Расскажите, как зародилась газета и каково это - начинать дело в кризис?

- Мы с коллегами начали выпускать во Владивостоке "Новую газету". Это издание очень широко известно в Москве, а здесь, в Приморье, газета до сих пор не выпускалась и не распространялась. Тем не менее и здесь всем известны имена таких журналистов "Новой", как Анна Политковская или Юрий Щекочихин. В этом издании - остром, смелом, честном - работают многие ведущие российские публицисты, и показательно, что свое первое (и пока что единственное) интервью печатному СМИ президент Дмитрий Медведев дал именно редактору "Новой" Дмитрию Муратову. Кстати, среди постоянных авторов "Новой газеты" - целый ряд замечательных писателей - от Дмитрия Быкова до Захара Прилепина, ведущие экономисты и т. д.

Что касается кризиса - его можно рассматривать как угрозу, а можно - как возможность. Мы выбрали второе. Во владивостокской "Новой" сегодня работают столь известные приморские журналисты, как Ольга Журман, Андрей Островский, Алексей Распутный, поэтому постараемся "держать марку".

- Каковы приоритеты у вашего издания? Есть ли тематика и для какой аудитории будет предназначаться? Очень уж не хватает во Владивостоке серьезных аналитических изданий.

- Вы правы, вот мы и постараемся заполнить этот пробел. Аудитория и тематика? Самое главное: "Новая" - это газета для неравнодушных, мыслящих, умных людей. Для тех, кто критически (не обязательно сугубо негативно, но именно критически) оценивает все, что происходит вокруг - в городе, в стране, в мире. Кто интересуется и политикой, и культурой, и многими другими вещами. Кто не хочет быть зашоренным.

- Василий, вы совсем недавно стали лауреатом премии Ильи Кормильцева в номинации "Контркультурная публицистика" за свою книгу "Правый руль". Во-первых, примите поздравления. И сразу такой вопрос: признание в среде профессионалов как-то поспособствует изданию вашей книги? Почему вы вообще решили написать книгу? О чем она? Если она издается, когда можно ожидать выход и какой тираж планируется выпустить?

- Спасибо за поздравление, для меня все это очень приятно и лестно, без дураков. Я много лет в качестве журналиста занимался темой правого руля и вообще автомобильного Приморья. В какой-то момент мне стало очевидно, что это интереснейший, глубочайший пласт человеческой деятельности, в котором намешано и культуры, и политики, и экономики, и философии, и всего подряд. Я решил, что правый руль - нечто большее, чем заметки в газетах о "наездах" Москвы на Приморье или акции протеста на площади, в которых я, кстати, постоянно принимал участие не только как журналист, но и как гражданин. Это поистине огромная тема. Это и автомобили сами по себе как феномен человеческой производительной деятельности. Это и современный Дальний Восток - экзотическая, необычная периферия, в чем-то тянущаяся к Москве (мы все же единый народ и единое государство, и слава богу), а в чем-то Москве противостоящая. Наиболее четкой линией этого противостояния стал правый руль. Он обозначил пропасть непонимания, постоянно возникающую в отношениях между центром и регионами. Я сначала думал, что нужно по этому поводу написать культурологическую диссертацию, но потом сама собой написалась эта книга - вернее, пока еще не книга, а рукопись. Хотя какая рукопись, если пишешь на компьютере?

Файл. Жанр этого файла сам для себя я определил как "лирическая летопись". Отправил текст в московское издательство Ad Marginem, которое мне очень нравится за смелость и вкус (в этом издательстве выходили книги многих моих любимых авторов: Лимонова, Прилепина, Садулаева, Елизарова и других). В Москве прочитали и решили издать книгу. Честно говоря, я не очень на это рассчитывал - все-таки для столичных издателей я никто и звать меня никак, у меня не было никаких рекомендаций, ничего. Но вот в конце октября книга должна выйти. В издательстве предложили определить ее жанр как "документальный роман", и это оказалось очень точно, в десятку. А на днях мне стало известно, что книга "Правый руль. Документальный роман" получила премию имени Ильи Кормильцева 2009 года в числе пяти лауреатов. Для меня это не просто приятно. Дело в том, что имя Ильи Кормильцева очень много значит для меня лично. Я очень люблю его как поэта и уважаю как издателя - в последние годы жизни он руководил радикальным издательством "УльтраКультура".

Но на самом деле радоваться еще рано - давайте дождемся выхода книги. И посмотрим, будет ли какая-то реакция. Сверхзадача - чтобы ее прочитали там, к западу от Урала. Здесь ее можно вообще не читать: приморцы и так прекрасно знают, что такое правый руль, на Дальнем Востоке это практически сакральное понятие, оно уже вошло в кровь. Мне хотелось бы, чтобы это поняли там. Хотя бы просто поняли.

- Что думаете о нынешней обстановке в городе Владивостоке? О местной власти?

- Я могу, конечно, сказать, что власти работают неэффективно, что дороги у нас плохие и т. д. Хвалить власть - вообще моветон. Но я обычно смотрю на эти вопросы с несколько другой точки зрения: мне не нравится вся система нынешнего государственного устройства России. Вся система в сборе, а не отдельные ее элементы или чиновники. Отдельно взятый мэр, или губернатор, или министр в этой системе практически ничего не решает - он слишком ограничен рамками своих полномочий. Он может обладать прекрасными или ужасными человеческими и профессиональными качествами, и, соответственно, могут быть те или иные последствия.

Я убежден в том, что нужно менять всю систему, коренным образом перераспределять материальные и нематериальные ресурсы страны, менять схему управления, перерождать саму социологическую структуру общества, только тогда что-то может измениться. А менять одного мэра на другого - это имеет значение для самих этих людей, для их окружения, для каких-то частных вопросов (ну, к примеру, один мэр решит построить колумбарий, а другой - океанариум), но с точки зрения общезначимых факторов принципиальной разницы нет. Система-то остается той же. А в ней, в этой Системе, в качестве краеугольных камней (именно основ, а не отклонений) заложена вопиющая несправедливость в распределении имущественных и неимущественных благ, тотальная коррумпированность, повсеместная клановость и т. д.

- Детские сады стали головной болью многих семей. Очереди люди дожидаются, когда нужно уже детей в школу отдавать. Что можете сказать по этому поводу, не только как журналист, но и как отец?

- Сказать по этому поводу можно много, и в основном это будут непечатные выражения. Всем известно, что детские сады во Владивостоке в 90-е годы ушли налево - теперь в них живут разные государственные и частные структуры. И когда рождаемость после "лихих 90-х" вроде бы потихонечку начала восстанавливаться, мы столкнулись с диким дефицитом детсадов. Надо строить новые, надо возвращать старые - всё это очевидно. Нынешний мэр (или кто-то из его "клонов" с той же фамилией?) перед выборами 2008 года обещал построить 50 детских садов. Наверное, уже пора построить хотя бы 10? Кстати, определенный прогресс есть. Насколько я знаю, сейчас мэрия судится и возвращает муниципалитету незаконно отчужденные детсады. Это можно только приветствовать. Моему сыну сейчас год и три месяца. Если честно, я сильно сомневаюсь, что мы сможем устроить его в садик. В очередь, конечно, встали сразу, но это ничего никому не гарантирует. К армии, может, наша очередь и подойдет. Если к тому времени у России вообще останется армия.

- Еще один наболевший вопрос - владивостокские дороги.

- Дороги не фонтан. Каждый год их ремонтируют, и каждый год их потом смывает. Если честно, не знаю, в чем тут причина и как с этим бороться. "Может, в консерватории что-то исправить?" Зато мне нравятся владивостокские водители своей вежливостью. У нас некоторые считают, что во Владивостоке грубые водители, но эти люди, видимо, не бывали в других больших российских городах.

- Ну и напоследок - каковы планы на будущее? Продолжите писать книги, поднимая публицистику на качественно новый уровень, или серьезная журналистика этому помеха?

- На самом деле ничего ничему не помеха. Я убежден: все ссылки на то, что "времени нет, а то бы я..." (читал, писал, занимался спортом - нужное подчеркнуть) - не более чем дешевые отмазки. Человек находит время на то, чем он действительно хочет заниматься. Если не находит - значит, не сильно хочет. Разумеется, у меня есть много планов, я же все-таки графоман (это не оскорбление, просто бывают графоманы бездарные, а бывают вполне адекватные, к которым, естественно, хочется причислять и себя). Так что поживем - увидим.


Наверх