57,15 ↓ 100 JPY
95,42 ↓ 10 CNY
63,96 ↓ USD
56,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 5 м/c
EN
20 апреля
Суббота

Общество

Во Владивостоке в галерее PORTMAY открывается выставка "Трилистник сентября"

В экспозиции - живопись и графика приморской художницы Валентины Арзамазовой

Ирина Черных
В галерее PORTMAY 27 августа в 17.00 открывается персональная выставка Валентины Арзамазовой "Трилистник сентября". В ней - живописные и графические произведения автора, созданные в разные годы. В начале нового века ее персональные выставки следуют одна за другой, представляя художника, вошедшего в зрелую пору своего дарования.

Как рассказал арт-директор галереи PORTMAY Александр Лобычев, путь к столь весомым творческим результатам был долгим. Валентина Арзамазова пришла к творчеству просто из жизни, которая никак не была связана с искусством, и впервые серьезно занялась техникой рисования и живописи в 1988 году на дизайнерских курсах Виктора Шлихта, талантливого и чуткого наставника многих художников Приморья. Затем она обрела единомышленников в Народной художественной студии при ДК железнодорожников во Владивостоке, славной своими традициями.
Но уже в первых работах проявились отличительные приметы ее очень личной живописной манеры, только развившейся и укрепившейся с годами. Это сильный экспрессивный мазок, который уверенно лепит не только форму кувшина, дома, дерева, облака, но даже воды и ветра, это пластичный текучий цвет, обретающий полноту звучания уже в самом движении кисти по холсту или бумаге, и отсюда – праздничная декоративность и поразительная вещественность, осязаемость ее пейзажей и натюрмортов. Как раз тот случай, кода рука так и тянется, чтобы прикоснуться к живописной поверхности картины. Пожалуй, можно даже сравнить ее работы с изделиями гончара, только вместо глины художница использует масло и гуашь.
В искусстве Валентины Арзамазовой жизнь природы, бытие каждого отдельного растения, предмета, явления предстают во всей своей самостоятельности и самоценности. Вот синее дерево, вот крепкая октябрьская тыква, вот открытая дверь деревенского домика, вот лепестки трилистника, то есть клевера, растения привычного, памятного всем еще с детства, но таинственного, символизирующего единение тела, души и духа, наделенного в народных поверьях магической силой, - они реальней художника и зрителя, они герои картины, они в центре мира.

Выставка "Трилистник сентября" в галерее PORTMAY на сегодняшний день для автора самая представительная и обширная. В ней нет торопливости, натиска, рассчитанных эффектов, а есть неуклонное и естественное движение к расцвету. Уже в самой ранней работе на выставке "Красные облака" 1994 года, словно в почке, заложена вся взрывная мощь ее колорита – приморская осень полыхает на холсте, озаряя оранжевым, красным и желтым все видимое пространство. И что удивительно - такое неистовое буйство открытого цвета вызывает не напряжение, не тревогу, а упоение этим осенним огнем, что перекидывается и на другие картины автора.
Причем это раскаленное сияние цвета не меркнет даже в зимних холстах Арзамазовой, написанных совсем в ином колорите – холодном, полном темно-лиловых и фиолетовых тонов. Так, например, лаконичный пейзаж с одинокой избушкой и деревом, что называется "В конце ноября", излучает сумрачное настроение заснеженного вечера, но и он сверкает, подобно ледяному узору на деревенском окне. Таким же ночным, рождественским морозным светом притягивают ее натюрморты "Зимний вечер" и "Натюрморт с подсвечником", причем свет в них настолько ощутим, что, кажется, его можно собрать с холста и слепить, как снежок, в большую рождественскую звезду. В этих работах мерцают тайна, волшебство.
И об этом свойстве картин Валентины Арзамазовой нужно сказать особо, хотя и трудно это сделать, поскольку приходится касаться понятий, лежащих вне конкретной изобразительной сферы. В ее творчестве в гармоническое взаимодействие вошли два художественных начала – профессиональное владение приемами композиции и живописной техники и ясный, по-детски открытый взгляд на мир. Говоря иными словами, в ее произведениях наряду с живописным мастерством обитает дух и эстетическое обаяние сказки, примитива, народного, или, как принято говорить среди специалистов, наивного искусства.
Помимо живописных полотен, на этой выставке впервые в творческой биографии автора целый зал посвящен графике, гуашам, в основном совсем свежим, написанным в этом году. И в них присущее Арзамазовой своеобразие ее манеры обернулось новой стороной, поскольку кроющая, плотная гуашь на этих листах вдруг приобрела изысканность и прозрачность, заструилась тончайшими оттенками белого, охристого, бирюзового и зеленого, сохраняя при этом бархатную фактуру поверхности, где каждое пятно свободно – живет и дышит.
Ее гуашевые пейзажи – это половодье цвета, сверкающего и пахнущего деревенской окраиной, лиловой метелью, луговым разнотравьем, палой листвой и рыбацкими сетями, которыми обносят прибрежные огороды. При всей пленэрной конкретности места и точности деталей ее графические листы вызывают в памяти образы чего-то утраченного и полузабытого, детских каникул в раю, что ли.

Поделиться:

Наверх