59,69 ↓ 100 JPY
91,07 ↓ 10 CNY
64,47 ↓ USD
54,71 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+21° ветер 5 м/c
EN
15 сентября
Воскресенье

Интервью

Михаил Терский: Мы не развиваемся, потому что мешает страх

Почему из Приморья уезжают лучшие кадры? Каковы перспективы экономического роста? Что ждет край в будущем?

Игнат Ратовский
Известный экономист выступил на интернет-конференции РИА PrimaMedia. Директор Тихоокеанского центра стратегических разработок, доктор экономических наук Михаил Терский весьма скептически относится к политическим заявкам видных россиян. Он говорит о простой (не)целесообразности экономических решений правительства.

Чуда не случилось


Михаил Васильевич, Грызлов заявил, что девальвации рубля не будет. Когда-то мы это уже слышали, вам не кажется? Неужели рубль все-таки рухнет?

- Курс рубля - это инструмент макроэкономического регулирования. В условиях кризиса его выгодно держать низким в районе 38-40 руб за доллар. Это связано с высокой зависимостью государственного бюджета от экспорта, прежде всего сырьевых товаров. Чем ниже рубль, тем выше доходы экспортеров. Но приходится думать о потребителях импортных товаров, их уровень потребления при низком курсе рубля снижается. Если осенью экономику России накроет вторая волна кризиса, связанная с неплатежами по кредитам, стоимость рубля будет падать. До какого уровня - все будет зависеть от устойчивости банковской системы.
 
- Когда начинался кризис, эксперты утверждали, что Россия выйдет из него с совершенно видоизмененной экономикой. Вы можете схематично обрисовать: что будет с экономикой Приморского края, когда закончится весь этот ужас с безденежьем и безработицей простых людей и беззастенчивым разворовыванием некоторыми бизнесменами государственных средств?
- История мировых кризисов насчитывает более 200 лет. И до тех пор пока будет рыночная экономика, они будут возникать периодически. Проблема в том, что в последние десятилетия скорость накопления системных рисков резко возросла. Правительство и бизнес не успевают реагировать на новые риски. Никто не берется предсказать, с какими проблемами мир столкнется через несколько лет. И когда кончится кризис и начнется подъем, никто из серьезных экономистов сегодня не скажет.
В целом кризис помогает экономике избавиться от неэффективных бизнесов и неэффективных моделей государственного регулирования экономики. Он действует как лекарство от "загула". Утром проснулся: ни денег, ни квартиры, ни друзей, ни жены - все надо начинать сначала. В этих условиях одни начинают искать "вражескую руку", другие вспоминают о заначках, третьи начинают все строить заново. Россия сейчас ведет себя, как первые двое. Виноваты все, кроме чиновников. Они поступили мудро и сделали заначку, которая сегодня является одним из главных факторов инфляции. Тратим заначку, но ничего не производим. У Александра Сергеевича Пушкина такая ситуация описана в новелле "Пир во время чумы".
Что ждет Приморье? Вопрос трудный. Нам здорово повезло, что во время экономического роста правительство приняло решение инвестировать в инфраструктуру края. При этом необходимо отметить, что все бюджетные обязательства, несмотря на налоговые трудности, пока выполняются. Но кризис пройдет бульдозером по многим бизнесам: коммерческое строительство, судо-, приборо-, машиностроение вряд ли сохранятся в прежнем виде.
Приморье - это уникальная территория. Мы одними из первых научились грамотно торговать со странами АТР. И сделали это без всякой поддержки правительства. Сейчас же многое разрушено, и прежде всего - импортный бизнес. Все придется начинать сначала. Значит, придут новые люди, более эффективные, более осторожные. В этом - главное спасение для края.
 
- Уважаемый Михаил Васильевич! Неужели вам не видно, что Приморье и Владивосток умирают? Молодые, умные и инициативные уезжают работать за границу. Кто не знает языка, тот выбирает Москву и Питер. У нас же остаются лентяи и "равшаны". С такими кадрами о подъеме экономики нечего и мечтать. Наши власти, отравленные громадным денежным потоком, забыли о будущем. А ведь через 2-3 года здесь воцарится разруха. Что лично вы думаете? Только ответьте, пожалуйста, честно, без лжепатриотизма.

- Самые процветающие территории в мире - это территории с высоким уровнем мобильности трудоспособного населения. Пожизненный найм и пожизненная оседлость - факторы, негативно влияющие на темпы экономического роста. Если уровень образования и квалификации позволяет уехать и найти более интересную работу, то надо уезжать. Так живет молодежь всех развитых стран. Рейтинги территорий нужно измерять не по количеству уехавших, а по количеству приехавших с дипломами ведущих вузов - МГУ, СПбГУ, Бауманки, Высшей школы экономики. А вот если они к нам не едут, значит, здесь для них перспектив нет. Значит, этот ресурс нам недоступен.
Но разруха краю не грозит. Нам повезло с соседями. Если сами не сможем, то смогут они. И в этом нет ничего плохого. Наши соседи трудолюбивы, организованны, образованны, терпеливы. Для них сто лет - это не время для волнений. Страшно, если Приморье вслед за Сахалином станет территорией мирового вахтового освоения. Вот этого очень бы не хотелось.
 
- Михаил Васильевич, наша семья в 90-е годы уехала из Приморского края в Израиль. Работаем кибуце (это такие коммунны, где некоторые эмигранты живут и работают. - Прим. ред.), растим картошку. Зарабатываем маленькие по израильским меркам деньги - что-то около 3 тысяч долларов на семью из трех человек. У нас своя квартира, но, правда, по ипотеке. Сильно скучаем по родному краю. Недавно узнали про программу переселения соотечественников. Приморье предлагает своим соотечественникам за заработную плату в 3 тыс. рублей работать в свинарниках Красноармейского района. Обещают бесплатное жилье, но, правда, без удобств. Скажите, стоит ли нам возвращаться?
- Израиль со всего мира собирает соотечественников. И делает это очень успешно. Россия пытается повторить этот опыт. Но результат какой-то невзрачный. Если ностальгия по родной земле не дает спать - приезжайте. Но, думаю, свинарей в крае своих хватает. А вот менеджеров, знающих современные сельскохозяйственные технологии, у нас дефицит. Страсть к переселениям - это особая черта еврейского народа. Они накопили такой опыт адаптации, что, думаю, работа за 3 тысячи рублей в свинарнике им не грозит. Я приехал в Приморье 30 лет назад из Ленинграда. И ни одного дня не жалею об этом. Приморье - это особая территория. Здесь живут те, кто надеется только на свои силы. И они ничего и никого не боятся.
 
- Существует ли в стратегии развития Приморья глава, посвященная удержанию лучших специалистов? Я директор крупной компании. За последние годы - только отток. Причем уезжают действительно лучшие. Я сужу не по своей компании, а в целом по рынку. Да и за 5 лет динамика такова, что хорошего менеджера найти становится просто невозможно. Дело даже не в деньгах - специалистов просто больше нет! Я вижу, что Приморье теряет "думающую" и "инициативную" составляющую рынка труда. И это ничем не компенсируется. Даже заявлений властей по данному вопросу я не слышал ни разу. И многие родители мечтают, чтобы их дети работали где угодно, только не в Приморье. Делается ли что-нибудь в этом направлении?

- Топ-менеджеры - это развитие. Нет топ-менеджеров в регионе - нет у него будущего. К сожалению, в Приморье отсутствует система подготовки топов. Все попытки ее создать закончились неудачей. Нет преподавателей необходимой квалификации. Нет программ. Мало того, за последние 10 лет эта проблема ни разу серьезно не обсуждалась ни властью, ни бизнесом. Удержать "думающих" может только бизнес. Власть может лишь создавать условия для проживания, которые могут понравиться либо не понравиться топ-менеджерам.
Борьба за топ-менеджеров идет по всему миру. На их рекрутирование тратятся огромные деньги. Их зарплата составляет десятки, сотни тысяч и миллионы долларов. Во время кризисов их уговаривают отказаться от назначенных вознаграждений. Но редко у кого получается. Топы - это редкий товар, его нужно уметь не только вырастить. Надо собрать команду, для которой требуется супер-тренер. Даже у Дика Адваката не все удалось с "Зенитом". А чтобы это получилось на уровне средней, функционирующей на очень ограниченном региональном рынке компании - это уже из области чуда. Ищите "топиков" и берегите их как зеницу ока.

Кафетерий или загадка?

- Каким видится будущее Приморского края? Я, например, для себя не могу понять: что же хотят сделать из нашего края - туристический регион, центр нефтегазопереработки, научный центр, центр рыбодобычи и рыбопереработки, судостроительный центр или всё сразу? Такая "всеядность", согласитесь, может закончиться тем, что ничего толком не доведут до ума.
 
- Будущее Приморья - самая загадочная глава в жизни края. Ответить на этот вопрос можно, только если вы понимаете, какие ценности нужно создавать в крае. И чтобы они воспринимались как ценность и другими территориями России, а не только жителями Приморья.
Мы находимся рядом с великими мировыми экономиками. Мы не боимся их. Мы умеем с ними работать. Без всякой помощи государства создали торговые бизнесы, которые правительство восприняло как угрозу. Нас уважают и для серьезного разговора присылают ОМОН из Москвы.
Создавать в крае центры переработки сырья нужно, и все это хорошо понимают. Проблемы начинаются не в строительстве нефте-, газо-, лесоперерабатывающих заводов. Проблемы - в рынках сбыта продукции. Торговать на рынках АТР - не умеем. Специалистов, знающих культуру, особенности азиатского бизнеса, - нет. Прежде чем планировать какое-то производство, нужно договориться: кто и по какой цене это будет покупать.
Коммерческая часть большинства инвестиционных проектов проработана очень плохо. Мы находимся в иллюзии, что спрос на наши ресурсы безграничен. Это глубокая ошибка. Пример - добыча вольфрама. Редкий ресурс, но никому не нужный.
Край обладает высоким потенциалом рекреационных ресурсов. В советское время была реализована крупномасштабная программа строительства санаториев и туристических центров. Но за последние 15-20 лет ничего путного не построили. А то, что и возвели, больше напоминает места для отдыха с загулом. Край мог бы стать туристическим центром, если бы не погода, комары, клещи, дороги, сервисное хамство. Природные условия - это потенциал, который так и может остаться потенциалом, и то для любителей экстрима.
Поверю в способность властей и бизнеса превратить Приморье в туристический национальный центр только после того, как удастся создать рыбный рынок. Без него и рыбных ресторанов туристического будущего у края нет. Надеюсь дождаться строительства морского бассейна, может быть, на Русском острове. Без морских водных центров туристического будущего у Приморья нет.
Опыт строительства в советское время индустриальных производств закончился неудачей. Сейчас на их площадях развивается торговля. Принимая решения о строительстве в крае сложных технологических производств, нужно прежде всего пройтись с экскурсией по цехам знаменитых заводов "Дальприбор", "Варяг", "Дальзавод" и др. Их производственная инфраструктура никому не нужна. Имея рядом Китай, размещать сборочные производства в Приморье - экономическая глупость. Сборочные и производственные заводы нужно строить в Китае, так делает весь мир.
А нефтеперерабатывающие заводы строят там, где потребители. Размещая такие предприятия на своей территории, берем все торговые риски на себя: придет очередной кризис, упадет спрос и придется вводить особые режимы управления, как в Светлогорье. Плохо считаем риски, плохо понимаем, как развивается мировая экономика.

Полезная амнистия


- В Южной Корее в прошлом году, в рамках программы борьбы с кризисом, была объявлена амнистия по экономическим преступлениям всем бизнесменам. И мы все видим, как более или менее плавно эта страна проходит кризис. Не считаете ли вы нужным принять этот опыт в России, в которой кого еще не посадили, тот уже сбежал?

- Во время кризисов большинство стран, а не только Республика Корея, вводят особые режимы управления налогами. Бизнесу прощают ряд налогов, прежде всего самые безнадежные. Резко снижают налоговый пресс на малый бизнес - главное, оставить его в правовом поле, не дать ему уйти в тень. Потом будет очень трудно его оттуда вытаскивать.
Бизнес - самый сложный вид деятельности, в котором есть большой риск потерять свое имущество, имущество семьи, благополучие детей... И дается он не каждому: в мире прослойка бизнесменов составляет менее одного процента. Берегите этих людей - для территории они подарок от бога.
 
- В последнее время наряду с борьбой с мировым экономическим кризисом у всех на устах тема борьбы с так называемой контрабандой товаров народного потребления. Власти все жестче заворачивают гайки на границе: это все видят по тем унижениям, которые наши туристы испытывают при возвращении на родину через сухопутные переходы. Не кажется ли вам, что нужно просто упростить и унифицировать порядок взымания таможенных платежей, чтобы всех подряд не клеймить контрабандистами?
- Более 15 лет правительство обсуждает режимы приграничной торговли. Во всем мире люди, живущие у границы, имеют определенные торговые преференции. У нас же решили этот вид экономического сотрудничества вывести под корень.
Закрывая импорт автомобилей из Японии, думали, что тем самым поможем своим автомобильным заводам. Сегодня заводы стоят, а автомобильным импортерам предлагают переучиваться на дорожных строителей. Те "почему-то" сопротивляются.
А борьба с импортом посредством обысков туристов - это уже шаг отчаяния. Ведь результат-то получился ожидаемый: приграничный туристический бизнес сократился в пять раз. Как следствие - упали бюджетные доходы приграничных территорий, выросла нагрузка на бюджеты всех уровней. При этом таможенники понимают: меньше туристов, меньше торговли, значит, пришло время сокращать штаты. Это значит рост безработицы.
Эффективность борьбы с контрабандой нужно повышать, но перетряхивание сумок - самый неэффективный метод. Думаю, его цель - ликвидировать приграничную торговлю как явление.
 
Просите меньше
- Как вы считаете, смогут ли банки нарастить объем кредитования реального сектора после снижения процентных ставок, происшедших после требования премьер-министра Владимира Путина?
- Банки можно пугнуть и заставить выдать кое-кому дешевые кредиты под 14-15% годовых. Но только для отчетности. Давать сейчас любые займы нет никакого смысла. На валютном и фондовом рынках заработки в несколько раз выше, чем на кредитом.
Более 80% финансовых ресурсов сосредоточено в Москве. А получить кредит в регионе могут лишь единицы. Все остальные - мимо кассы, на черный рынок. Давать новые займы в условиях роста кредитной задолженности предприятий - экономическое безумие. Среди банкиров безумных немного. Центральный банк старается вовремя отобрать у них лицензии. И правильно делает.
Проблема нашей банковской системы в том, что она не готова и не умеет работать с длинными кредитами. Банковская система - самое слабое звено нашей экономики. А прорывает всегда там, где слабее всего. Если банковская система переживет волну кредитных невозвратов, значит, и кризис переживем. Не выдержит - будет очень тяжело. А если сегодня вы верите в длинные и дешевые кредиты... Значит, у вас осталось детская вера в сказки, которые рассказывала добрая няня. Правда, сказки иногда сбываются. Например, для Ассоль, которая нашла себе принца "с алыми парусами"....
 
- Вы верите в российский автомобиль, собранный на территории "Дальзавода" 29 декабря 2009 года? То что его соберут - верю, то что по телевизору покажут - тоже. А вот сможет ли такой автопром стать основой владивостокской экономики?

- Для отчетности можно собрать все что угодно - хоть автомобиль, хоть ядерный реактор. Экономического смысла строить автомобильные заводы в Приморье нет и никогда не появится. Рядом - Китай. В ста километрах от Владивостока - Чань-Чунь, где создается мировой автомобильный центр. К 2015 году объем выпуска может составить более 10 млн автомобилей ведущих мировых брендов. Более 70% планируется направить на экспорт. В том числе в Европу, то есть это будут авто с левым рулем. Никто не выдержит конкуренции рядом с таким центром. А собирать конструкторы, так это можно продолжать делать в любом гараже. Приморские умельцы владеют этими технологиями в совершенстве.
Конечно, если есть несколько лишних, никому не нужных десятков миллионов долларов, то тогда их можно потратить и на строительство автомобильного завода в Приморье.
 
- На судоремонтных и судостроительных оборонных предприятиях Приморья то и дело проходят акции протеста из-за невыплаты зарплаты. Судоходные компании предпочитают заказывать свои суда за границей - в Южной Корее, в Китае. Государство пытается создать "ОСК" и её дальневосточный субхолдинг, однако пока ситуация остаётся неутешительной. Ваш прогноз: что будет в обозримом будущем с судоремонтом и судостроением на Дальнем Востоке? Как можно спасти профильные предприятия, реально ли это вообще в складывающихся условиях?

- Борьбу на рынке коммерческого судостроения Россия проиграла. Думаю, на ближайшие 50 лет. Никаких конкурентных преимуществ - сроки, стоимость, сервис - по сравнению с корейскими, китайскими, японскими судостроителями у нас нет. Китай - мировой центр коммерческого судостроения. И это на ближайшие 50-80 лет. Нужно думать о кооперации, находить свою специализацию в системе китайского и корейского коммерческого судостроения. "ОСК" - это хорошо, но в основном для военного судостроения. Оно у нас конкурентоспособно. Наверно, на нем и нужно специализироваться. Если умеете считать деньги, то гражданские и рыболовецкие суда нужно строить там, где дешевле и быстрее. Значит в Азии. Решение строить дешевле не является экономической угрозой для России. Это просто разумно и правильно. Весь мир так поступает. И нигде правительство не ставит запреты и не запугивает, что лишит квот на вылов рыбы.
 
Войти в АТР "по-настоящему"

 
Уважаемый Михаил Васильевич, как вы оцениваете перспективы сотрудничества с Китаем и перспективы ПТЭКа в том числе? Что, по вашему мнению, необходимо срочно менять в российско-китайских отношениях?

- ПТЭК - самый уникальный проект приграничного сотрудничества. Создать экономическую зону совместной юрисдикции на российско-китайской границе - это прорыв в будущее. Проект не развивается. Мешает страх. А вдруг, если, что-то... Боимся экспериментировать. Боимся соседей. В датском королевстве спокойно, когда все спят и ничего не делают. Во всем мире создаются трансграничные экономические зоны. В Казахстане на границе с Китаем под трансграничную зону выделены сотни гектаров. Никакой угрозы территориям. Жалко усилий, денег, потраченных на этот проект. Наверное, инициаторы слишком опередили время.
Но, думаю, проект будет реализован. Он выводит российско-китайские отношения на абсолютно новый уровень экономических отношений.
 
- Собираюсь продавать квартиру. Как вы считаете, стоит это делать сейчас? Будут ли в дальнейшем падать цены на недвижимость в Приморье?
- Недвижимость - это капитал, которым вы владеете. Как им управлять - это вопрос к вам. Что будет происходить с ценами на недвижимость? Все зависит от качества капитала. Хороший капитал будет расти в цене. Плохой - падать. Жилье в хрущевках - это плохой капитал. Квартиры в так называемых элитных домах - переплаченный капитал. В цене будет расти недвижимость эконом-класса, в районах с хорошей транспортной и социальной составляющей. Жилье, где нет мест для личных автомобилей - это жилье, расположенное в неконкурентной среде. Вряд ли оно будет расти в цене. Лучше всего перебираться в индивидуальный дом. В них - будущее. А многоэтажные квартирные дома - это уже прошлое. Они для тех, у кого нет ни денег, ни сил, ни времени содержать индивидуальный дом. Принимая решение избавиться от капитала, думайте, зачем вы это делаете: зачем вам наличные деньги, на что собираетесь их потратить.
 
- Несколько лет назад, работая с Тихоокеанским центром стратегических разработок, вы по заказу администрации Приморского края готовили стратегическую программу развития края. И ее, вроде бы, даже приняли. Что-нибудь удалось выполнить из планируемого?
- Стратегия развития Приморского края, в разработке которой я принимал участие, рассчитана до 2010 года. Обещаю в следующем году проанализировать подробно, что удалось, а что не получилось. И почему. Могу заранее ответить по одной проблеме. Авторы стратегии считали, что в 2009-2010 гг. главным приоритетом экономического развития края будет переход на инновационную модель развития. Не получается. Инновации для приморского бизнеса - пока экзотика. Успешных примеров - единицы. Богатым никто не стал. Думаю, что к инновационным программам край обратится после 2012 года. Главным содержанием инновационного развития края будет сервисная экономика. Несмотря на свою внешнюю простоту - она одна из самых инновационноемких. Финансовые, консалтинговые, инжиниринговые, логистические услуги очень дороги и сложны. А те же услуги, да еще и востребованные на рынках АТР - "золотое руно". Вопрос: как его добыть?
 
- Почему деньги, закачиваемые в Приморье из федерального бюджета, никак не сказываются на состоянии его экономики?
 

- Деньги любят умных и спокойных. Мало денег - плохо. Много - еще хуже, потому что начинается рост цен (инфляция). Инфляция - это диарея для экономики. Пока не вылечишь, другие лекарства применять нельзя. Федеральные деньги - вещь сложная. Они пока очень плохо работают, у них очень низкая эффективность.
Режимы конкурсного распределения федеральных ресурсов тоже пока работают плохо. У федеральных денег есть одна особенность: если их получил, нужно освоить. Результативность бюджетных средств - задача третьего и десятого уровней ответственности. На региональном уровне показатели результативности расходования бюджетных средств пока так законодательно и не утверждены. Что является показателем результативности работы школы, больницы, вуза, различных ФГУ, для жителей края остается тайной. Попытайтесь вспомнить: кто из директоров школ, главврачей больниц, начальников районных отделений милиции отчитался перед жителями о результативности расходования бюджетных средств? На моей практике - никто. Может, с вами эти чудеса происходили? В этом и кроется ответ на ваш вопрос. Тратим, но перед налогоплательщиками не отчитываемся.
 
- Изменилось ли ваше отношение к "теневому" сектору приморской экономики? Ведь не так давно вы утверждали, что его ("теневой сектор") ни в коем случае трогать нельзя, ибо "он препятствует эффективному изъятию региональных ресурсов в пользу федерального центра".

- Начиная свой бизнес, нужно четко понимать, что среди ваших экономических партнеров всегда будет присутствовать государство. Оно всегда претендует на долю вашего дохода. Во всем мире бизнес стремится оптимизировать долю доходов государства. Есть сотни законных методов и еще больше незаконных. Нужно уметь пользоваться законными методами. Лучше это делать со специалистами.
Одной из особенностей российского бизнеса является то, что он начинает налоговые оптимизации с изучения и экспериментирования с теневыми схемами. Основу большинства из них составляет работа с наличными деньгами. К теневым схемам, как профессор кафедры государственных и компаративных финансов, отношусь отрицательно. Лучше быть бедным, но свободным, чем бедным (после налоговых проверок), но в тюрьме. Есть другая сторона "теневых схем" - это распределение налогов между территориями и Москвой. Сегодня большая часть налогов централизуется в столице. И потом перераспределяется по территориям. Механизм бюджетных перераспределений работает плохо. Я за то, чтобы регионам больше оставлять налогов. Развитые схемы наличного денежного обращения помогают оставлять на территории больше денег. Думаю, что польза от этого есть, прежде всего потребителям. На китайском рынке вы платите наличкой без чеков и получаете дешевый товар, у которого нет никаких гарантий. Идете в магазин, покупаете тот же товар, но с чеком, а значит, по более высокой цене, в которую заложены налоги. И это ваш выбор. По оценкам экспертов, от 20 до 30% доходов граждан не попадают в сферу налогового контроля. Но это проблемы эффективности фискальных служб.

Поделиться:

Наверх