66,33 ↓ USD
75,39 ↓ EUR
97,71 ↓ 10 CNY
24 января
Четверг

Общество

Первые книготорговцы Владивостока подбирали литературу для школ на свое усмотрение

Кому краевой центр обязан нынешним книжным изобилием

Юлия Сергеева

Этот снимок сделан в одном из ателье нашего города между 1910-1920 годами. Фотографию своих родственников принес в редакцию "Н" наш читатель радиотехник Вадим Леонардович Степаневский.
Слева направо на ней запечатлены жители Владивостока - Леонид Алексеевич Найкин (работал сапожником в районе мыса Чуркин, шил модельную мужскую обувь для торгового дома Кунста и Альбертса), Александра Алексеевна Найкина (девичья фамилия) - тетя мамы Вадима Леонардовича, родная сестра его деда, и ее муж.
- Все мои родственники были верующие, - рассказывает пенсионер. - Если я не ошибаюсь, младшая сестра деда и ее муж были певчими. Поэтому в Советское время их отправили на перевоспитание в поселение. Историю своей семьи я знаю не очень хорошо. Дело в том, что мама рассказывала очень мало - она боялась своих "корней", поэтому и уничтожила все наши архивы - фотографии, письма, документы. Уцелел только этот снимок.
Но я знаю, что Александра Найкина - тетя моей мамы - вместе с мужем управляла книжным магазином, который располагался на Светланской (если я правильно понимаю, сейчас там магазин "Книжный червь"). Но супруг скончался от сердечного приступа в трамвае, хозяйкой магазина осталась она одна. Но ненадолго. В 1931 году во время "чистки рядов" ее выслали из Владивостока, и след моей родственницы затерялся...
Однако у меня душа болит за то: информации о книжном магазине на Светланской, да и вообще о первых книжных магазинах города, очень мало. Я, например, знаю только то, что когда-то в магазине моих предков стояли пианино и старинная мебель, это был некий книжно-нотный салон. И все наши приморские и приезжие поэты и музыканты, скорее всего, выступали там.
Следы Александры Найкиной действительно затерялись. Никаких сведений об этой женщине нам найти не удалось. Однако, благодаря помощи краеведов, читатели "Н" могут узнать, кому еще жители Владивостока обязаны нынешним книжным изобилием.
- В начале позапрошлого века книжные магазины во Владивостоке располагались на ул. Светланской. В доме Даттана (угол Светланской и Суйфунской), а также в доме наследников Старцева размещались магазины "Товарищества Янковский и Трусов". В доме Вальдена (Светланская, 59) находился книжный магазин лесоторговой фирмы Синкевичей. Но ведущую роль в книжной торговле города и области играла фирма братьев Пьянковых, - рассказывает краевед Юрий Филатов. - Дело начал Иннокентий Пьянков, которому глава фирмы Михаил поручил книготорговлю, которую нужно было превратить в прибыльное дело. В городе и уездах росло число школ, и в каждой создавалась школьная библиотека. Министерство народного просвещения выделяло на это солидные суммы. Хуже с деньгами было в приходских школах.
Но на покупку книг местное купечество их давало охотно. Доставку книг в школьные библиотеки и взял на себя Иннокентий Пьянков. До строительства железной дороги все товары доставлялись морем через Владивосток, а по завершению строительства рельсового пути груз пошел через Никольск-Уссурийский. Потому заказы на книги не только для Владивостока, но и для всей южной части Приморской области формировались во владивостокской конторе товарищества.
А в Никольске было открыто отделение "Книжной торговли братьев Пьянковых", которое и распределяло книжные посылки по адресам. Всем этим во Владивостоке тоже занимался средний Пьянков, которому после смерти брата пришлось возглавить Торговый дом. По заказу Владимира Павлиновича выстроил здание № 41 по улице Светланской известный владивостокский архитектор Мешков.
Рядом с почтамтом, сошедшим прямо с русского лубка, дом Пьянкова с его строгими пропорциями и декором выглядел изящной француженкой рядом с нижегородской купчихой. Как только появилась возможность подсоединиться к электростанции Даттана, в его комнатах загорелись электрические лампочки. Сын Владимир, возглавивший контору в Никольске, сумел расширить книготорговлю.
 
Теперь в каждой школе у учителя на книжной полке рядом с синодальным изданием Библии стоял энциклопедический словарь издательства Павленкова. Договора на поставку книг Торговому дому "М. П. Пьянков и бр." во Владивостоке Владимир Владимирович заключил не только с московскими, но и с петербуржскими издателями.
Тысячами стал поступать в уезды Приморья общеизвестный в России Сельский календарь московского издателя Сытина и Календарь погоды петербуржца Демчинского. Миллионеры Пьянковы помнили: их дед учился на медные деньги, и потому на делах просвещения к большой прибыли не стремились.
Назначенный на должность окружного инспектора народных училищ Приамурского края Василий Петрович Маргаритов разрешил Пьянковым подбирать литературу для школ на собственное усмотрение. Управление Приамурского генерал-губернатора только подписывало разрешение на оплату счетов за приобретенные городскими и сельскими школами книги. И на полках школьных библиотек появились Вальтер Скотт и Фенимор Купер, выпущенные издательством Вульфа, популярные серии детских книг - "Золотая библиотека", "Зеленая библиотека", "Розовая библиотека".
Благодаря Пьянковым даже в четырехклассных училищах появилось больше сотни томов "Дешевой библиотеки", изданной Сувориным. В нее входили произведения Жуковского, Пушкина, Лермонтова, Некрасова и многих других классиков русской и зарубежной литературы.
Не забывали Пьянковы и о взрослом населении города. В библиотеку Народного дома имени Пушкина и библиотеки Матросской слободки и Первой Речки через их заказы пришли собрание сочинений Антона Чехова издания Маркса и Льва Толстого.
Особым вниманием владельцев дома № 41 на Светланской пользовались библиотеки женских гимназий и Восточного института. На их книжных полках стояли не только книги серии "Всемирная библиотека" издательства "Просвещение", но и знаменитая "Библиотека великих писателей", выпущенная "Обществом Брокгауз и Ефрон".
Через Торговый дом Пьянковых пополнялись библиотеки Общества изучения Амурского края и Морского собрания. Книжные магазины Янковского и Щербатова тоже получали книги через Пьянкова. И Владивостокское отделение Чуринской торговой компании, что пристроило свой двухэтажный дом вплотную к Пьянковскому, для своих универсальных магазинов, разбросанных по всей Маньчжурии, книги закупало тоже у соседа.
По рекомендации начальника временного крепостного жандармского управления подполковника Заварицкого была проведена проверка школьных библиотек, куда Пьянковы поставляли книги. Она выявила большое количество изданий, Министерством народного просвещения не рекомендованных. Обнаружили Писарева, Белинского, Бокля. Губернатор пригласил Пьянкова на беседу, но ею все и закончилось. Да и у подполковника было слишком много более важных дел, чем книги Бокля и Писарева в библиотеке мужской гимназии. Потому Пьянковы не только не свернули книжную торговлю, но и сдали свой дом, что находился рядом со складами фирмы на Светланской, 4 книготорговому товариществу "Культура".
Охватившая страну война заставила книготорговцев Владивостока искать место под одной крышей. Ею стал дом Пьянковых. В него переехал со Светланской книжный магазин братьев Синкевичей, с Китайской - книжный магазин Торгового дома "Григорий Щербаков с сыном и компания". В 1923 году здание занимает книжный магазин Товарищества "Книжное дело", в 1930 г. - магазин КОГИЗа (книжно-журнального объединенного государственного издательства), а с 1931 года собственником магазина становится издательство ОГИЗ, и он получает официальное название "Дом книги".


Наверх