58,52 ↓ 100 JPY
90,33 ↓ 10 CNY
63,58 ↓ USD
53,34 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-4° ветер 4 м/c
EN
11 декабря
Среда

Политика

Дмитрий Медведев: Взятки и так были высокими

Президент считает: разговоры о том, что коррупционеры решили в последний раз насосаться крови – это преувеличение


Игнат Ратовский

В последнем своем интервью "Итоговой программы НТВ" российский президент изложил свои взгляды на то, каким образом необходимо бороться с коррупцией. Ведущему Кириллу Позднякову не удалось убедить главу РФ в том, что борьба с коррупцией вызывает существенный рост откатов и взяток.

- Одно из главных российских зол – это коррупция. На этой неделе Вы подписали закон "Об антикоррупционной экспертизе нормативных актов". Хотелось бы просто узнать: ну хорошо, тот или иной закон, в нём найдена какая-то коррупционная составляющая – что дальше-то будет, что мы будем с этим делать?

- Вы действительно сказали, что одним из ослабляющих нас факторов является коррупция, и Вы абсолютно правы. До тех пор пока о России будут думать как о государстве, где запредельно высокий уровень коррупции, к нам будут и относиться соответствующим образом. Значит, задача властей – победить коррупцию, как бы это сегодня, может быть, нереально ни звучало. Это наша задача, пусть даже на десятилетия вперёд, тем более что опыт ряда крупных стран показывает, что это возможно.
Теперь в отношении тех мер, которые предпринимаются. Мы уже целый набор этих мер приняли и не будем останавливаться.

- То есть будет что-то новое?

- Вы упомянули только, что принятый закон - это очередной шаг в создании правовой конструкции борьбы с коррупцией – закон об антикоррупционной экспертизе. Действительно, если в ходе проверки законопроекта или его последующего мониторинга, когда этот законопроект уже превратился в закон, будет установлено, что этот закон создаёт возможности для того, чтобы деньги тянуть, чтобы взятки брать, чтобы откаты получать, этот закон должен быть изменён. Но для этого нужно понять, что там плохо. И поэтому вводится антикоррупционная экспертиза. Ею будут заниматься Минюст и органы управления регионов.
На мой взгляд, такого рода проблемы могут быть двоякого порядка. Во-первых, когда сознательно в законопроект закладывается норма, которая впоследствии будет приводить к коррупционным результатам.

- Трактоваться так или иначе.

- Даже дело не в этом, а просто сознательно такая закладка делается – можно будет при помощи этой нормы принимать какие-то незаконные решения. Здесь реакция должна быть однозначной: эта норма должна просто из законопроекта быть изъята. А с конкретными людьми, которые эту норму поместили, можно ещё и какие-то разговоры провести, если будет, конечно, установлено, кто это написал.
Может быть другая ситуация. Сама по себе норма нечёткая и даёт возможность её коррупционного применения. Тогда она как минимум должна быть откорректирована. И вот за этим должны следить органы управления как федеральные – Минюст и некоторые другие, так и органы управления регионов. Это как раз то, к чему мы стремились.
Идея антикоррупционной экспертизы возникла где-то год назад, но мы готовили этот законопроект, наконец он принят, я его подписал, он начинает действовать. Закрывает ли он все вопросы? Конечно, нет. Но это очередной шаг в области создания соответствующих нормативных актов, посвященных противодействию коррупции, и не последний шаг. Мы должны будем и дальше совершенствовать законодательство. Но сейчас самое главное, на мой взгляд, во всяком случае, уже не просто совершенствование законодательства. У нас есть национальный план, у нас есть пакет антикоррупционных законов, мы приняли подзаконные акты, я подписал недавно измененную версию правил поведения госслужащих, то есть в этом смысле всё выстроено. Сейчас главное – этим научиться пользоваться, не бояться применять эти документы, сделать так, чтобы эти документы работали, чтобы те, кто их применяет, не боялись, что им завтра за это надают по шапке. Это самое сложное.

- Вы знаете, такое распространенное мнение в последнее время, что, когда началась активная фаза борьбы с коррупцией, уровни откатов, взяток выросли в разы.

- Вы знаете, я думаю, что это вранье, потому что они и так были очень высокими, и считать, что коррупционеры решили в последний раз насосаться крови, – это преувеличение. Мы пока не вышли на такой уровень преодоления этой проблемы. Скорее всего, это просто ощущение, что что-то пришло в движение, и поэтому или денег больше требуют, или еще что-то, но это уже сам по себе неплохой сигнал. Это означает, что все-таки мы движемся в правильном направлении – даже принимая во внимание то, что результаты пока совсем-совсем скромные.


Наверх
Яндекс.Метрика