59,69 ↓ 100 JPY
91,07 ↓ 10 CNY
64,47 ↓ USD
54,71 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+10° ветер 2 м/c
EN
16 сентября
Понедельник

Общество

Гарри Поттер потерял свое обаяние ради потребительских запросов

"Принц-полукровка" — это, безусловно, качественное зрелище для широкой аудитории, но почему все так серьезно в хогвартских декорациях?

Евгений Северин

год - 2009
страна - США, Великобритания
слоган - "Секрет темных сил раскрыт"
режиссер - Дэвид Йэтс
сценарий - Стивен Кловз, Дж.К. Роулинг
продюсер - Дэвид Баррон, Дэвид Хейман, Тим Льюис,...
оператор - Бруно Дельбоннель
композитор - Николас Хупер
жанр - фэнтези, мелодрама, приключения, детектив
бюджет - $200 000 000
сборы в США - $167 946 763
сборы в мире - $403 946 763
сборы в России - $8 958 803

сюжет

Теперь не только мир волшебников, но и мир маглов ощущает на себе все возрастающую силу Волан-де-Морта, а Хогвартс уже никак не назовешь надежным убежищем, каким он был раньше. Гарри подозревает, что в самом замке затаилась некая опасность, но Дамблдор больше сосредоточен на том, чтобы подготовить его к финальной схватке, которая, как он знает, уже не за горами. Вместе они пытаются разгадать секрет бессмертия Волан-де-Морта, а для этого Дамблдор приглашает на должность преподавателя по зельеварению своего старинного друга и коллегу — профессора Горация Слизнорта, который обожает устраивать вечеринки для избранных и гордится своими обширными связями в высших кругах. Но этот бонвиван и не подозревает, что как раз от него Дамблдор надеется заполучить самую важную информацию о крестражах.

Летом прошлого года лэджеровский призрак постмодерна, элегантно держа лезвие ножа во рту провинившегося мафиози, задал ему, а de facto и всему современному кинематографу, вопрос, ответ на который нужно было дать еще года четыре назад: "Why so serious?". Действительно, почему все такие серьезные? Каждый режиссер оправдывается по-своему. Пока одни ввиду своей некомпетентности таким образом пытаются перевести собственные ленты в разряд высокоинтеллектуальных, другие якобы отвечают зрительским запросам, т. е. не тянут зрителя за собой, как в старые времена, снимая кино во имя искусства, а преданно лижут потребительскую задницу. И вот режиссер шестого фильма о Гарри Поттере, Дэвид Йетс, относится, на мой взгляд, именно ко второму типу. Он стыдливо прячется за титанический труд Джоан Роулинг, мол, у меня все так, как в книжке: суровость на серьезности да пафосом погоняет. Но на самом деле Дэвид прекрасно осознает, что только следует пожеланиям негодующей толпы. Почему? Сейчас попробуем разобраться.
Да, количество трупов с каждой последующей частью увеличивалось прямо пропорционально ее порядковому номеру, но разве это показатель того, что книги Роулинг становились серьезнее? Нет. Благодаря правильной расстановке авторских акцентов, во всех частях цикла искренние улыбки и детская непосредственность стояли выше кровавых побоищ на волшебных палочках и нарочито пафосных монологов. Именно поэтому сага о похождениях юного волшебника, так вовремя появившаяся в период угасания постмодернизма в массовой культуре, до сих пор остается настольной книгой поколения закрывающих скобочек, несмотря на его врожденную антипатию к чтению как таковому.
Но реалии современного мира диктуют свои условия: никаких улыбок, никакой непосредственности, теперь балом правят максимально серьезные лица и бескомпромиссный анахронизм. К шестой экранизации сага о Гарри Поттере окончательно превратилась в длинный телесериал, который смотреть так же интересно, как наблюдать за хитросплетениями сюжета в любом дерьме с федеральных каналов. В этом заслуга Дэвида Йетса, который раньше работал на телевидении и снимал исключительно мыльные оперы среднего пошиба. Учитывая все зрительские пожелания (даешь поскорее новый фильм о Поттере!), лучше кандидата на роль человека в режиссерском кресле днем с огнем не сыщешь.
"Принц-полукровка" - это, безусловно, качественное, достаточно ровное зрелище для широкой аудитории. Не напрягает, не вызывает особого отвращения, старается быть как можно ближе к оригиналу и как любой уважающий себя современный блокбастер, выветривается из головы сразу же после выхода из кинотеатра. Все бы ничего, но пресловутая серьезность в совокупности с прагматичным подходом губит проект на корню. Нет, не подумайте: первые (особенно коламбусовкие опусы) - это тоже был еще тот фэнтезийно-сказочный трэш, насквозь халтурный, вторичный и шаблонный. Но вот тут стоит оговориться: эти фильмы, как и большинство лент постмодерна, обладали каким-то непередаваемым обаянием, удивительной атмосферой и такой детской наивностью, что им можно было простить все. Исключительный пример самой настоящей магии кино. Но у вылизанной до глянцевого лоска шестой части (как, впрочем, и пятой) ее, понятное дело, нет.
А раз нет, то, следовательно, закрыть глаза на типичные ошибки любой части цикла, будь то дикий монтаж или ужасная игра главных персонажей, в этот раз не хочется. Тот же Рэдклифф, мало того что вот-вот обзаведется пивным животиком и вторым подбородком, так еще и перегибает палку с театральностью. Гринт (которому в этой части пришлось целоваться с жутковатой Лавандой Браун) и Уотсон только и делают, что гримасничают, пытаясь показать хоть какие-то эмоции. А Том Фелтон, играющий главного гопника Хогвартса, подозрительно похож на миллионера Корейку из последней гадостной экранизации "Золотого теленка", причем не только внешне.
На самом деле все можно простить, забыть, списать на первоисточник, но последние двадцать минут фильма - это уже бесцеремонное издевательство над зрительским мозгом. Нашествие Голлумов в тайнике Волан-де-Морта и итоговая стычка Дамблдора с разъяренной гопотой смотрится настолько уныло, что начинаешь ждать в финальных титрах хоть какие-то режиссерские извинения. Вот тут уже вспоминается второй "Шрэк", где финальный отжиг в исполнении Эдди Мерфи и Антонио Бандераса выглядел как замечательная компенсация за провисающую последнюю треть мультфильма. И если бы Рэдклифф и Гринт вместо традиционных обжиманий и признаний в чистой и искренней дружбе зажгли на главных похоронах саги (которые почему-то не показали) под рикимартиновское Livin La Vida Locа, то все придирки бы испарились как по мановению волшебной палочкой. Ну а если еще учесть и то, что один из героев - самый настоящий осел, страдающий топографическим кретинизмом, а второй - импозантный рыжий кот, то даже такой сюрреалистичный заключительный аккорд, находящийся за гранью вашего ассоциативного мышления, с легкостью перечеркивающий все те издевательства, что пришлось зрителю вытерпеть в конце, был бы к месту. Жаль, что самоирония нынче не в моде...

Поделиться:

Наверх